20 минут Украина https://www.20khvylyn.com Новости и события в Украине и мире. ru https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_23098.html Sat, 13 Apr 2019 15:14:03 +0300

О кандидате Зеленском: Это уже не смешно

Я не знаю, что происходило с кандидатом Зеленским в детстве, но что-то там нехорошее явно происходило. Потому что не может человек, выросший в здоровой обстановке, быть столь озлобленным, нервным и срывающимся по любому поводу.

Вы знаете, это уже не смешно. Вообще.

Мы здесь не врачи. Но я знаю, что есть специалисты, которые умеют анализировать состояние человека, исходя из видеоконтента. Конечно, видео, где Зеленский не играл бы роль, а был самим собой, не так уж и много. Но они есть. И, думаю, этих материалов достаточно, чтобы спрогнозировать риски публичного и непубличного поведения наиболее рейтингового кандидата.

Я сама просмотрела всего лишь несколько видео из тех редких встреч, куда выпускали Зеленского для общения с живыми людьми. Вот мои выводы по поводу коммуникации кандидата Зеленского:

  1. Зеленский не умеет слушать. Ему явно скучно. Так бывает, когда человек не в теме, когда он не понимает предмета разговора, или когда его заставляют заниматься совершенно неинтересным и несвойственным ему делом.
     
  2. Зеленский не умеет сосредотачиваться на предмете разговора. Он перескакивает. Теряет нить. Не умеет вычленять главное.
     
  3. Зеленский не умеет управлять эмоциями. Если вы возьмёте любое видео, где он — это он, а не Голобородько, то увидите полный комплект: вращение глазами, глубокие вздохи, гримасничанье, кривляние, постоянная потребность сменить позу. Это, безусловно, хорошо для артиста, но неприемлемо для политика, ибо выглядит странно.
     
  4. Зеленский не умеет держать вербальный удар. Если ситуация, в которой он оказывается, ему дискомфортна, он всячески это демонстрирует. Отсюда «базар», а не диалог, желание «задавить» оппонента набором бессвязных конструкций, стилистическая бессмысленница, ёрничанье, пререкание, перебивание, грубость.
     
  5. Зеленский не владеет элементарными навыками публичной коммуникации, не знает её принципов и подходов.
     
  6. Зеленский пока не продемонстрировал ни одной темы, на которую он может говорить. Мы слышим набор абсолютно популистских обещаний, манипулирование болевыми темами, озвучивание общеизвестных проблем.
     
  7. Зеленский состоит из набора банальных шуток - его так учили, он так учился. Поэтому вместо ответов, часто можно услышать потуги шутить и перевод всё в несерьёзность.
     
  8. Зеленский не отвечает на вопросы, а старается передать пас спрашивающему. Так происходило неоднократно:
    — Что вы думаете по поводу первоочередных задач?
    Ответ:
    — А вы что думаете по этому поводу?
    — Кто войдёт в вашу команду?
    Ответ:
    — Вот вы, образованные люди, я вас позову. А вы кого бы взяли?
     
  9. Зеленский реально не понимает, о чём его спрашивают, особенно, когда вопрос касается экономической или внешнеполитической сферы. Там у него абсолютное провисание. И просто «занятиями с консультантами узких сфер» этого не восполнить. Уже мемом стал его ответ в одной узкой группе на вопрос: — Как вы относитесь к феминизму и можете ли вы назвать себя феминистом? Зеленский тогда ответил: «Вы меня спрашиваете, феминист ли я?! Конечно же — НЕТ! Но я прекрасно отношусь к женщинам».
     
  10. Зеленский не знает ни одного языка толком — ни украинского, ни русского, ни английского. Особенно затруднена его коммуникация на украинском — он не может закончить ни одну мысль на государственном языке.

И, напоследок, что-то ему надо делать с интонациями — у нас, в Одессе, в 90-е, именно так разговаривали блатные.

 

Зоя Казанжи — журналист, писатель, общественный деятель, член украинского ПЕН-клуба 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_23055.html Thu, 04 Apr 2019 12:56:33 +0300

Зеленский проиграет, потому что он не политик

Желание Зеленского превратить украинскую политику в шоу будет стоить ему и тем, кто его ведет, огромных усилий и не даст результата.

Политика – не шоу. В ней нет дублей

Зеленский проиграет, потому что он не политик. Его естественная среда – шоу.

В политике ему не комфортно. Поэтому он превращает ее в шоу. Такой стала и кампания – яркая и бессодержательная. Таким он видит свое правление страной в случае победы.

Но политика – не шоу. В ней нет дублей и возможностей переписать неудачное решение. В ней нет суфлера с готовыми ответами. Ее актеры не придерживаются прописанного сценария.

«Скоро на экранах страны, в 3-D формате, 4K качества: «Зеленский укрепляет гривну или Доллар снова по восемь». До конца года в прокате новое, яркое, феерическое...".

Он играет, мы смотрим, реальность подождет – это его видение того, как управлять страной и нами.

Кому-то этого достаточно. Но не всем.

Мне нет, потому что я гражданин, а не зритель. Нас миллионы, граждане сильнее.

Желание Зеленского превратить украинскую политику в шоу будет стоить ему и тем, кто его ведет, огромных усилий и не даст результата.

Еще больше может быть цена за этот спектакль для государства, отстаивающего независимость в войне.

Перевод политики в формат ТВ-шоу – это российская технология. В Украине она, как и все другие российские, терпит крах. Потому, что их авторы искренне верят: «Мы – один народ».

 

Владимир Вятрович – председатель Украинского института национальной памяти 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_23043.html Tue, 02 Apr 2019 18:23:55 +0300

Опасно пророссийский украинский президент из телесериала

Владимир Зеленский может стать новым лидером страны, причем не на экране, а в реальной жизни. Но если его телесериал может послужить ориентиром, украинцам следует опасаться этого человека.

После состоявшегося в эти выходные первого тура президентских выборов в Украине победителями стали популярный актер Владимир Зеленский и нынешний руководитель страны Петр Порошенко. Но следующим лидером Украины будет либо Порошенко, либо альтер-эго Зеленского Василий Голобородько.

Голобородько — это неподкупный телепрезидент, которого Зеленский играет в популярном телесериале «Слуга народа». Недавно состоялась премьера его третьего сезона. Голобородько — простой школьный учитель. Один ученик снял на видео его гневные тирады против коррупции, и они широко разошлись в интернете. В итоге Голобородько оказался в президентском кресле. В реальной жизни Зеленский свел свою предвыборную кампанию к минимуму. За него работал Голобородько, и поэтому об истинных взглядах этого человека можно только догадываться, глядя на экран и всерьез воспринимая его персонажа.

Подобно Зеленскому, который не интересовался государственной деятельностью, пока не решил стать президентом, Голобородько мало что знает о политике, экономике и международных делах. В сериале он откладывает в сторону пламенную инаугурационную речь, написанную его кураторами, и заявляет, что не будет давать никаких обещаний, потому что «это будет нечестно, а я знаю недостаточно». Но он заверяет общество, что будет «действовать так, чтобы не было стыдно смотреть детям в глаза». На протяжении следующих серий Голобородько вступает в смешные столкновения с неподатливой бюрократией, раболепными и скользкими советниками и коррупционерами всех мастей.

Если воспринимать это шоу как «сценарий реформ» (так написал один канадский сторонник Зеленского), то его покровителям и сторонникам самое время бить тревогу. В лучшем случае они могут рассчитывать на одни неудачи в течение двух лет. А в худшем возможен распад страны и арест их лидера. В конце второго сезона Голобородько благодаря своим усилиям наживает множество врагов и проигрывает сфальсифицированные выборы. В третьем сезоне обезумевшие украинские националисты устраивают переворот под лозунгом «Свобода, фамилия, страна» и арестовывают Голобородько.

Один заговорщик требует, чтобы заключенные назвали свои фамилии (а следовательно, свою национальность). Он говорит, что «Украина не для всех», очевидно подразумевая, что даже в украинских тюрьмах будут сидеть только патриоты.

К последнему эпизоду третьего сезона страна раскалывается на 30 мини-государств. На крайнем западе появляется Королевство Галиция, на востоке — СССР (Союз Свободных Самостоятельных Республик). В центре страны даже появилось еврейское государство со столицей в Умани, которая является родиной хасидизма. К счастью для Украины, Голобородько возвращается на свой пост, будучи переизбранным в президенты, назначает новый кабинет из реформаторов и добивается таких успехов, что отколовшиеся карликовые государства просятся обратно. Экономика расцветает, в страну возвращаются прямые иностранные инвестиции, возникает множество стартапов, домой едут мигранты, и Украина даже начинает собственную космическую программу.

Увы, два квазигосударства, Галиция и СССР, отказываются вернуться в состав Украины, потому что их элита утверждает, что сосуществовать в единой стране они не смогут. Но ситуацию спасает народ. На шахте в Львовской области возникает пожар, угрожая жизни запертых в ее стволе шахтеров. Руководство СССР помочь отказывается, но группа русскоязычных спасателей из Донбасса спешно едет во Львов и выручает своих товарищей-украинцев. Оба региона возвращаются в состав Украины, и страна снова становится единой.

Но Голобородько на этом не останавливается. Он едет в Брюссель на встречу западных стран, которые упрекают Украину за то, что она бросила вызов их экономическому и политическому превосходству. Голобородько гордо покидает зал заседаний. Вернувшись в Украину, он говорит своим выпускникам, что завидует им, так как они будут жить в новой стране. Но есть одна колоссальная проблема, которая будет преследовать и их, и их детей: это украинский долг на 163 миллиарда долларов. Голобородько призывает украинцев вернуть этот долг, чтобы «нас никогда не считали людьми второго сорта». В последней сцене эпизода (а может, и всего сериала, что зависит от политической фортуны Зеленского) показан Майдан, где проходили революции 2004 и 2014 годов. Там лежат кучи золота. А люди просто проходят мимо. Сериал заканчивается прозрачным призывом голосовать за Зеленского на президентских выборах.

Но в «Слуге народа» некоторые вещи показаны неправильно.

Большинство героев почти все время говорят по-русски. В действительности в Украине на публике по-украински говорят так же часто, как и по-русски. Подавляющее большинство украинцев, которые выступают за украинский язык и культуру, вряд ли являются радикальными путчистами. Коррупция в стране широко распространена, но это далеко не тот монстр, каким ее представляет Голобородько и западные журналисты. А Запад не намерен упрекать Украину; напротив, он был бы рад, если бы эта страна начала бурно развиваться экономически и политически. Такие неточности можно простить, назвав их гиперболой предвыборной кампании.

Но непростительно отсутствие в этом сериале России и российского президента Владимира Путина. В альтернативной телевизионной реальности Крым и Донбасс не оккупированы. Войны нет. Нет смертей. Нет ни единого упоминания о российских попытках подавить украинскую независимость с 1991 года. Столь любопытные упущения говорят о следующем. Либо Зеленский, являющийся продюсером сериала, понятия не имеет, как преодолеть эту очень реальную угрозу существованию Украины, либо, что гораздо хуже, он считает, что никакой угрозы нет. Таким образом, в лучшем случае президент Зеленский будет допускать серьезные ошибки в своих отношениях с Путиным. А в худшем он может пойти на уступки, которые лишат Украину суверенитета.

В отсутствии в фильме путинской России есть еще один сигнал. Украинскую войну в Донбассе (она стала прообразом гражданских конфликтов в телесериале) невозможно понять, не оценив должным образом путинское вторжение в Крым и аннексию полуострова, российскую поддержку сепаратистов на юго-востоке Украины, размещение нескольких тысяч российских военнослужащих, танков и артиллерийских орудий вдоль границы с Украиной, а также блокаду украинских портов на Азовском море.

Игнорируя эти факты, авторы сериала принимают интерпретацию Путина, которую он начал излагать уже давно, а во время революции Евромайдана усовершенствовал. Согласно утверждениям Путина, Россия была вынуждена оккупировать Крым и совершить вторжение на юго-восток Украины, дабы спасти страну от якобы фашистской хунты, которая свергла пророссийского президента Виктора Януковича, поставила под угрозу жизни тысяч русскоязычных украинцев и составила план по вступлению в империалистический альянс НАТО, которым руководят США. В телесериале по сути дела утверждается, что винить в проблемах страны надо не русских, а украинцев, точнее, украинских патриотов, которые думают, что могут рассчитывать на Запад.

Все пять лет пребывания у власти Порошенко последовательно отвергал эту путинскую линию, стремясь сделать из Украины жизнеспособную нацию и государство. Он в значительной мере добился успеха. У Украины сегодня есть сильная армия, которая остановила наступление русских и их донбасских сторонников. Страна все активнее интегрируется в западные институты и расширяет связи с внешним миром. Администрация Порошенко осуществила целую серию позитивных политических, экономических, социальных и культурных реформ, и Украина по сути дела вышла из российской сферы влияния.

Но если посмотреть «Слугу народа», возникает впечатление, что Зеленский может свернуть эти достижения и фактически вернуть Украину обратно в так называемый русский мир. Важное достоинство Зеленского (если отождествлять его с Голобородько) — это одновременно его важный недостаток. До следующего тура выборов у него есть несколько недель, и за это время он должен как-то заявить о себе. Но здесь есть проблема, ибо невозможно скрыть тот факт, что у Зеленского отсутствует политический опыт. Сторонники Зеленского надеются, что его советники, особенно позиционирующие себя в качестве реформаторов, компенсируют это незнание. Но это вряд ли. Зеленский может стать совершенно самостоятельным — либо попасть в полную зависимость от своих олигархических спонсоров. Действуя самостоятельно, он провалит реформы. Став марионеткой влиятельных олигархов, он преуспеет как антиреформатор. Каков бы ни был исход, слабый президент — это именно то, что нужно коррумпированной украинской элите и Путину.

Порошенко всем известен. Известны его достоинства и недостатки. Многие украинцы правильно считают, что он твердой рукой отвел Украину от края пропасти в 2014-2015 годах. Многие правильно полагают, что он не сумел вырвать когти олигархам, что он поднял цены, отвечая требованиям МВФ и нанеся болезненный удар бедствующему населению. Если Порошенко останется еще на пять лет, это будут годы умеренных реформ, постепенного укрепления институтов власти и стабильности, а также дальнейшей интеграции с Западом. Но Порошенко может также удивить украинцев. Он может задуматься о своем историческом наследии и прийти к выводу, что должен сделать нечто решительное и радикальное, скажем, по-настоящему подавить коррупцию.

Украинцы стоят перед очень важным выбором. В 2004 году они проголосовали против Януковича. Созданное правительство провалило реформы, но сохранило жизнь Украине. В 2010 году украинцы проголосовали за Януковича. Его правительство проигнорировало реформы, проводило политику в поддержку Путина, создало угрозу существованию Украины и вызвало революцию Евромайдана. В 2014 году украинцы проголосовали за Порошенко, который сумел создать настолько свободную Украину, что она серьезно задумала выбрать вымышленного президента.

Теперь вопрос стоит так: украинцы отдадут предпочтение фантазии или решат, что сегодняшняя действительность достаточно хороша?

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_23018.html Fri, 29 Mar 2019 13:00:46 +0200

Анализ предвыборных раскладов и задачи гражданского общества

Футуродевелопер Андрей Длигач разбирает стратегии основных участников предвыборной гонки, проводит анализ переключений, описывает поведение групп избирателей и строит модели развития Украины после выборов в программе Дмитрия Лубкина Визионеры

За несколько дней до выборов мы так и не можем с уверенностью назвать предполагаемого победителя. Черные лебеди в нашей стране не работают, потому, что непрерывно взлетая, они сбивают друг друга, и мы привыкли уже жить в состоянии неопределенности.

Украина уникальна именно тем, что базовые сценарии у нас не реализуются.

Мы можем только рисовать сценарное пространство, и дальше строить вероятности. И это объяснимо — если ты не управляешь ситуацией, ты не можешь ее прогнозировать, прогноз это управленческая опция.

Поэтому попробуем рассмотреть вероятности. Есть два ключевых вопроса, которые определяют наши ценности.

  • Первым из них мы считаем безопасность, личный комфорт, благополучие.
  • Другая альтернатива этого же сегмента это развитие, прогресс, новации, креатив.

К сожалению, одновременно это не происходит, либо человек занимает позицию стабильности, либо разрывает шаблон и движется дальше. Казалось бы, принимать решения нужно, исходя из модели развития. Однако наша социология так не выглядит, 88% людей находятся в модели сохранения.

Второе измерение, которое мы вводим, это выбор между тем, кто должен принимать решение о качестве твоей жизни: кто-то другой, это патерналистская модель, или же «я и кто-то», то есть модель со-деянья. Если представить данные категории в виде пересечения осей, то образовавшийся правый верхний квадрат это сегмент «развитие — со-деяние», левый верхний это «стабильность- со-деяние», правый нижний «развитие — патернализм» и левый нижний «стабильность — патернализм».

В верхнем правом квадранте будет находиться мир модерна, это западноевропейское развитие, капитализм, успех. Модели Швеции, Финляндии относятся уже к верхнему левому квадрату. В левом нижнем квадрате находится в том числе и условный русский мир.

Анализируя программы наших кандидатов, а особенно то, как они сами понимают свои программы, ведь не секрет, что пишут эти программы другие люди, мы получаем следующую картину: мультифокусная программа Зеленского (З) находится в верхнем левом квадрате с движением вправо, так как частично в программе декларируется развитие. При этом есть апелляция к русскому миру.

Позиция Гриценко (Г) находится в нижнем правом квадрате. Тимошенко (Т), Порошенко (П), Ляшко (Л), Вилкул (В), Бойко (Б) — все они в нижнем левом квадрате. Причем до нового года Тимошенко пыталась играть на модерновой территории, но ее позиция, тем не менее, закреплена паттерном «стабильность-патернализм».

У Порошенко, находящегося также в этой позиции, есть движение в правый нижний квадрат, к развитию, за счет патриотического электората. Однако выигрышной стратегией для него была бы мультифокусность, ибо, если ты идешь на поле развития, то на этом поле нужно играть. На текущий момент мы имеем следующие позиции кандидатов: у Зеленского по оценкам разных компаний, от 25 до 32% среди тех, кто определился, у Порошенко 17%, у Тимошенко также разброс, от 12 до 19%, и это не случайный разброс, у Гриценко порядка 7-9%, у Бойко 10%. Рейтинги остальных несущественны.

И, казалось бы, по этим данным мы уже могли бы определить лидера. Однако стоит взять во внимание еще одно исследование, достаточно масштабное, выборка составила 15 тысяч респондентов, где были проанализированы разные аспекты переключения. Переключения показывают, если ты по каким-либо причинам не можешь за своего основного кандидата, то ты отдаешь свой голос другому кандидату. То есть по сути это список выбора избирателя.

Может случиться так, что симпатии избирателя отданы одной партии, они соответствуют его взглядам, но, понимая реалии, симпатии откладываются на далекую перспективу, а человек, приходя в избирательную кабинку, голосует за более реального кандидата, и этот кандидат добирает таким образом еще 2-3%. Так в свое время коммунисты победили Зелёных, так потерял свои голоса Удар, именно так недобирает обычно Гриценко.

И, если рассматривать перетекание, то картина выглядит следующим образом: от Зеленского перетекают в нескольких направлениях. Во-первых, на Тимошенко, это специфическая часть аудитории Зеленского, протестная, характеризующаяся понятием «нужно дать шанс другим». Во-вторых, в сторону пророссийских Вилкула и Мураева, и перетекание там достаточно существенное, порядка 10%. Интересно также, что в правом нижнем квадрате в этот момент рядом с Гриценко появляется Смешко, забирающий часть избирателей Зеленского. Возможно, его для этого и вводили. Интересное движение у Тимошенко.

Частично они перетекают вправо к Гриценко. Также, оставаясь в своем же квадрате, перетекание происходит отчасти к Порошенко, и к Ляшко. От Гриценко избиратель также переключается на Смешко, оставаясь в своем квадрате. Патриотический электорат Порошенко переключается вправо на Гриценко. Электорат Бойко готов переключаться на Вилкула.

Это основные переключения, больше их нет. Отсюда получается, что электорат Порошенко уже малодвижим, он сформировался ядром, поскольку Гриценко не набирает проходной рейтинг, оттока не происходит. Электорат Зеленского, несмотря на стабилизацию его рейтинга, все еще достаточно подвижен. Но можно заметить, что от него нет перетока к Порошенко. То есть Зеленский и Порошенко поляризовали аудиторию, это две разных модели мышления.

Электорат Порошенко выбирает исключительно патерналистскую модель, и считает, что вначале нужно обеспечить стабильность, которая позволит впоследствии идти к развитию. Электорат Зеленского считает эту стабильность мнимой, и предлагает ломать систему, а не стабилизировать старую недействующую модель, сначала вносить изменения, а затем уже их стабилизировать. И эти две логики очень ярко разделились в электорате

Для того, чтобы проследить дальнейшее движение, важно еще рассмотреть факторы возрастного деления и профессиональной компетентности. Если возрастную шкалу представить от 18+ в нижней точке и 80+ в верхней, и разбить на четыре части, то верхнюю, четвертую четверть занимает аудитория Тимошенко, третью — аудитория Порошенко, две нижних — аудитория Зеленского. То есть Зеленский доминирует во всех возрастных группах, кроме самой старшей, но даже там он рассматривается как один из двух или трех лидирующих игроков.

Причем, он лидирует сейчас по всем регионам, кроме Львовской области, где занимает второе место. Его аудитория находится в разных плоскостях, но на более старших возрастах он проигрывает Тимошенко и Порошенко. Однако голосующая аудитория выглядит иным образом. Если пересчитать реально голосующих, не тех, кто декларирует готовность, а тех, кто действительно придет на избирательные участки, мы видим, что позиция Зеленского не столь незыблема.

В то же время команда Зеленского отработала действительно хорошую маркетинговую стратегию, они показали другие стандарты ведения политической коммуникации. Зеленский не воюет против своих соперников, он вообще на другой территории, и это правильное решение его технологов. Расширение рамок, приведение своей аудитории на выборы будет для команды Зеленского будет главной задачей. Именно это обеспечит ему если не победу в первом туре, что вряд ли, то уверенный выход во второй тур. Что же касается позиции Порошенко, она кажется наиболее сильной по сравнению с Тимошенко и Бойко в связи с тем, что Порошенко хорошо активируется через государственную службу, через большой бизнес, предсказуемость для которого существенно важнее, чем риски.

Часть олигархов, разумеется, ставит на всех, но большинство крупного бизнеса ставит именно на Порошенко. А вот растущий, средний бизнес в большей мере ставит на Зеленского. Тут важно еще отметить, что, если на аудиториях студентов, домохозяек, наемных работников сильнейшую позицию занимает Зеленский, то основная коммуникация разворачивается вокруг двух аудиторий. Первая аудитория это пенсионеры, вторая — специалисты и самозанятые предприниматели. У второй аудитории ситуация достаточно прозрачна, здесь выбор между Порошенко и Зеленским, следующие, кто приближаются это Тимошенко и Гриценко, который именно здесь имеет свою наисильнейшую позицию.

И анализ его программы подтверждает, что требования СУП, например, именно у Гриценко отражены в большей мере. У Зеленского в меньшей степени, у Порошенко слегка, у Тимошенко их практически нет. Кроме того, именно у Гриценко отражена и отмена пошлин на импортируемые б/у автомобили, и поддержка закона о гражданском оружии. При этом Гриценко пытается набрать баллы на той аудитории, которая ограничена, но даже на ней в большей степени работают не правильные тезисы, а паттерны «безопасность» или «достало».

Соответственно, в этом сегменте основная схватка разворачивается между Порошенко и Зеленским, симпатики находятся на одном уровне, разница в размере статпогрешности. В первой категории, категории пенсионеров, самые сильные позиции у Бойко, рейтинг в этой аудитории у него 13,3%. Но характерно, что пенсионеры не выбрали себе единого кандидата, здесь есть и Порошенко, и Тимошенко, и Зеленский и остальные игроки, и это как раз говорит о взрослении нации. Соответственно, внутри этой группы идет серьезнейшая борьба. Следует напомнить, что это самое ответственное, голосующее звено в Украине.

Проанализировав все эти данные, можем делать некоторые выводы. Тимошенко практически исчерпала свои аргументы, но начала играть на аккумулировании голосующих за Гриценко. Заявление о том, что после выборов необходимо объединяться, это сигнал избирателям Гриценко ставить на того, кто имеет шанс выиграть. И это может принести Тимошенко недостающие 2-3%, которые будут играть серьезную роль в противостоянии с Порошенко. Тем не менее, последние рейтинги и отсутствие ярких, интересных новаций, практически спадающая энергия, может привести к уходу части ее избирателей к Порошенко. Он, в свою очередь, нельзя сказать, что набирает, но на страхах, на активности, на тезисе «думай» может существенно поколебать ее позиции.

Характерно, что Тимошенко уже сейчас демонстрирует не столько притязания на этот пост, сколько работу на парламентские выборы. Возможно, это стратегия, которую принято называть стратегией Коломойского, возможно, это стратегия Авакова. Тем не менее, очевидно, что Тимошенко готова играть и в формат победы на парламентских выборах и дальнейшее премьерство. Она явно не выстраивает конфронтацию по линии Зеленского, по линии Гриценко. То есть таким образом готовит территорию для будущей коалиции. Это вполне грамотная стратегия

Тимошенко в проигрышной ситуации по отношению к паттерну «безопасность». И исторически в кризисные минуты есть тяга к крепкому хозяйственнику и существующему главнокомандующему. Некоторый отток патриотического электората также неизбежен после недавнего заявления Бойко о ее поддержке, которое уже окрестили поцелуем Иуды. Тимошенко в военной форме не видят, и в этом тоже одна из ее ошибок. Следовало не улучшать тот образ, который был, не пытаться его модернизировать, а показать разную Тимошенко. Впрочем, на парламентскую кампанию она, вероятно, таким образом и поступит.

Учитывая, что Ляшко оттягивает часть популистского электората, учитывая слишком много инструментов, задействованных, похоже, никем иным, как командой действующего президента в виде технических кандидатов типа Каплина, Юрия Тимошенко, мы, по всей вероятности, во втором туре увидим Зеленского и Порошенко. Особым цинизмом выглядит, когда осуждают озвучивание Зеленским Рейгана, но не осуждают появление Юрия Тимошенко, особенно на фоне того, что из бюллетеней убраны номера, учитывая,что игра последних процентов происходит именно в сегменте пожилых людей, пенсионеров, которые просто могут не разглядеть правильные инициалы.

У Порошенко, несомненно, больше инструментов влияния именно в последние дни на перелом ситуации в свою пользу. И, поскольку, по всей вероятности, во второй тур выходят Порошенко и Зеленский, можно проанализировать вероятности второго тура. Сценарий, связанный с победой Порошенко, развязывает ему руки. Поскольку это последний срок, он получает больше аргументов для бронзовения. С другой стороны, мы получаем сохранение на всех фронтах: развитие отношений с нашими международными партнерами, они встречают эту ситуацию позитивно.

Позитивом является развитие армии, финансовой макроэкономической стабильности, хотя здесь нужно заметить, что мир, и мы в том числе, вступили и уже живем в экономическом кризисе. Стагнации пока нет, она начнется в 2020 году, и на Украине это скажется, так как у нас крайне низкий уровень прямых иностранных инвестиций и он до сих пор падает, падает промышленное производство, ВВП растет и в этом году будет позитивным, однако этот рост значительно ниже, чем рост мирового ВВП, у нас проблемы с экспортом.

В негативе — сохранение олигархического уклада, сохранение подконтрольных судов, продолжение вмешательства правоохранительных органов в бизнес. Кроме того, возникает вопрос, не может ли Порошенко подготовить себе преемника, который отбудет каденцию, после чего Порошенко вернется снова на два срока. Однако в это маловероятно, так как очень высок антирейтинг Порошенко. Фактически он уступает только Ляшко, лидеру антирейтинга. Но при этом мы понимаем, что Ляшко это технический кандидат, то есть среди реальных кандидатов лидером антирейтинга является именно Порошенко. И он смог создать ситуацию, при которой мы никому не верим, мы разделены, и связи рушатся.

Что касается другого сценария, в случае победы Зеленского, то в первую очередь здесь начинает идти вразнос олигархический уклад. Если в первой модели сохранялся олигархический баланс, и даже Коломойский, несмотря на определенные потери, сохранял влияние, то в данном случае одни получают преференции, другие нет, система начнет рушиться. Плюс это или минус, непонятно. Парламент может быть сформирован не патерналистскими популистскими силами, а популистами, но другими, модерновыми. Это открывает возможности для Гриценко, для многих новых сил, но в том случае, если Зеленский не сделает грубых ошибок. Здесь ему придется говорить, принимать решения. И, соответственно, для экономики у нас может начаться период очередных надежд, движения, другого взгляда инвесторов.

С другой стороны, остаются армия и стабильность. Если наша армия прошла точку невозврата, и ее уже нельзя разрушить, то вопрос стабильности вызывает большие сомнения. Есть шанс, что будет разморожена судебная реформа.

В любом случае, в этом сценарии больше неопределенности, здравые аргументы уступают надеждам.

Риски основаны на тезисах, озвученных Зеленским по поводу переговоров с Россией. Что ставит вопрос о стабильности.

При всех позитивах, которые декларируются в программах, четкой уверенности, что это понимаемая командой стратегия, а не коммуникационные тезисы, нет.

Но и тот, и другой сценарий содержит шанс для гражданского общества. И главная задача — перестать мыслить в моделях выборов, куда нас все время загоняют, перестать мыслить в фамилиях, а начинать мыслить в сценариях и стратегиях и не давать никому разрушать формируемое единство.

 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_22967.html Sun, 24 Mar 2019 18:11:42 +0200

Зачем Луценко вбивает клин между Киевом и Вашингтоном

Скандал с обвинениями в адрес посла США в Украине показал: как бы не стремилась власть в Киеве в Европу, родом она из СССР, где во всем была виновата Америка.

Под занавес первого президентского срока Петра Порошенко его ближайший соратник, генпрокурор Юрий Луценко заявил о попытке вмешательства в работу генпрокуратуры посла США в Украине Мари Йованович. В интервью американскому изданию The Hill Луценко рассказал, что во время первой встречи с главой американской дипмиссии ему был передан список украинских политиков, которых Йованович просила не преследовать.

Госдеп и посольство США в Украине молниеносно отреагировали: заявление генпрокурора не соответствует действительности.

 

Враг №2 для Украины?

Все, о чем рассказал Луценко The Hill, судя по всему, могло происходить еще в 2016 году — сразу после назначения его генпрокурором. Где и как имела место эта встреча (если имела) — не известно. Кто оказался в списке Йованович, сам глава ГПУ не уточнил. А вот его пресс-секретарша намекнула: там были фамилии депутатов Верховной Рады. Почему они там оказались, в какой форме американский посол передала этот список и главное — есть ли этому документальное подтверждение, генпрокурор не говорит. При этом Луценко вспомнил, что госпожа посол препятствовала оказанию генпрокуратуре американской помощи объемом в четыре миллиона долларов.

Таким образом, выходит, что Юрий Луценко три года скрывал информацию, которую можно квалифицировать как вмешательство посла США во внутренние дела Украины и в работу генпрокуратуры. Почему? Одна из версий — команда Порошенко искала хорошую возможность, чтобы нейтрализовать Йованович, срок пребывания которой в Киеве, кстати, заканчивается через пять месяцев.

В период работы в Украине она защищала НАБУ, антикоррупционеров от общественности и довольно остро реагировала на все коррупционные скандалы, настаивая на отставке антикоррупционного прокурора Назара Холодницького. Словом, посол США создавала определенные неудобства для нынешнего руководства Украины.

Но во всей этой истории Луценко, похоже, не учел одного: обвинения в адрес Йованович власти США, чьи интересы посол представляет в Украине, восприняли как прозвучавшие в ее адрес. В Вашингтоне довольно резко отреагировали на публичные высказывания генпрокурора. А тот даже не смог прояснить свою позицию, еще больше усложнив ситуацию.

Понимает ли команда Порошенко, что, атаковав Мари Йованович, Киев сознательно идет на ухудшение отношений со страной, которая играет одну из ключевых ролей в конфликте Украины с Россией? Понимает ли Луценко, что свою прокурорскую браваду, он все же должен подкреплять документальными доказательствами? И так уже Украине на нынешнем этапе надо превращать США на врага, уподобляясь России?

 

Игра для Трампа

Объяснение всей этой истории может быть только одно: Петр Порошенко и его команда решили убить двух зайцев — дискредитировать давнего критика украинской власти Мари Йованович и подыграть американскому президенту Дональду Трампу. Летом 2016 года, в разгар президентских выборов в США, в Киеве были обнародованы фрагменты так называемой «амбарної книги» Партии регионов, которые свидетельствовали о том, что тогдашний глава избирательного штаба Трампа Пол Манафорт получал "черный нал" от соратников Виктора Януковича. Разразился скандал, в результате которого Манафорт ушел в отставку. История с «амбарною книгой» в Украине так ничем и не закончилась, а вот в США лоббиста-ветерана Манафорта за различные преступления приговорили к семи с половиной годам лишения свободы.

Неделю назад народный депутат Борислав Розенблат, которого обвиняют в коррупции, обнародовал аудиозапись своего разговора якобы с директором НАБУ Артемом Сытником. В ходе беседы собеседник депутата рассказывает о том, как пытался влиять на ход президентских выборов в пользу Хиллари Клинтон, в том числе с помощью той же «амбарної книги». Луценко на основании записи Розенблата уже начал расследование о вмешательстве украинской стороны в выборы президента США. Трампу, судя по его твиту, этот замысел понравился. Особенно на фоне того, что спецпрокурор Мюллер проводит свое расследование о вмешательстве России в американские выборы.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_22921.html Tue, 19 Mar 2019 12:05:16 +0200

Зе кандидат: С чем идет на выборы Владимир Зеленский

У новоиспеченного политика уверяют, что ведут кампанию собственными силами, не имеют связи с олигархом Игорем Коломойским и обещают ставить власти задачи на референдумах.

Уже несколько месяцев подряд украинский комик и руководитель студии «Квартал 95» Владимир Зеленский имеет первенство в президентских рейтингах и накануне первого тура всерьез рассматривается многими как один из наиболее вероятных претендентов на кресло главы государства. DW собрала самые главные факты, известные о кандидате.

 

Кто он?

41-летний шоумен из Кривого Рога еще студентом начал свой путь в «Клубе веселых и находчивых» (КВН), и уже вскоре юмор стал его профессией. С 1999 по 2003 год он и его команда начали выступать в Высшей лиге КВН в Москве и активно гастролировать по СНГ.

Позже Зеленский начинает активно сотрудничать с украинскими телеканалами, в том числе и над его самым известным проектом — шоу «Вечерний квартал», в котором политическая сатира занимала видное место.

В 2015 году зрители увидели сериал «Слуга народа», слоганом которого были слова «история следующего президента». А уже вскоре директор ООО «95 квартал» Иван Баканов возглавил партию с аналогичным названием.

Объявление о своем желании баллотироваться в президенты Зеленский также превратил в шоу, сообщив об этом в новогоднем эфире телеканала «1+1», в то время как на других каналах выступал действующий глава государства Петр Порошенко

В отличие от героя «Слуги народа» Василия Голобородько, Зеленский передвигается по городу не на велосипеде, а на внедорожнике Range Rover с охранниками. Его юмористический бизнес приносит ему неплохой доход — еще в 2012 году издание Forbes Украина оценивало оборот студии «Квартал 95» в более чем 10 миллионов долларов. А по 2017 год Зеленский задекларировал 7,3 миллиона гривен доходов. Правда, бизнес комика все равно оказался в центре скандала.

В январе 2019 года журналисты нашли в России фирмы, которые занимаются производством теле — и кинопродукции и принадлежащие Зеленскому и его коллегам. И хотя сначала комик опровергал факт ведения бизнеса в РФ, впоследствии он заявил о своем выходе из состава акционеров компании, которой принадлежали упомянутые в журналистском расследовании предприятия.

 

Кто с ним?

В своих публичных заявлениях Зеленский уверяет, что его главная миссия — это привести в украинскую политику новых и порядочных людей. Впрочем пока что ему приходится уверять всех в том, что он и его команда являются независимыми от украинского олигарха Игоря Коломойского. Ведь именно канал «1+1», которая принадлежит бизнесмену, активно сообщает о политических планах комика, с которым сотрудничает уже много лет. Именно на «1+1» транслировались первые два сезона «Слуги народа», а народный депутат от Блока Петра Порошенко Владимир Арьев обнародовал обвинения в том, что на счета участников студии «Квартала 95» было выведено 41 миллион долларов вкладчиков «Приватбанка».

В апреле прошлого года журналистам удалось зафиксировать появление Зеленского на праздновании юбилея Коломойского в Женеве, а также тот факт, что передвижение комика по Киеву происходят в сопровождении авто компании бизнес-группы «Приват». Впрочем, в разговоре с BBC Зеленский настаивал на том, что он не является «игрушкой Коломойского», а тот, в свою очередь, называет комика «символом смены поколений», уверяя, что «Украина нуждается не одного Зеленского, а миллионов зеленских».

Комик ранее заявлял, что формирует свою команду для высших государственных должностей, и пообещал озвучить фамилии во время предвыборной кампании, хотя до сих пор этого так и не сделал. Медийного известность приобрели встречи Зеленского с политиками, дипломатами и экспертами в январе и феврале этого года. Баканов, который сейчас возглавляет в придачу и предвыборный штаб Зеленского, отметил несколько дней назад, что такие участники этих встреч, как экс-министр финансов Александр Данилюк и народный депутат Сергей Лещенко, несмотря на желание присоединиться, пока не являются членами команды новоиспеченного политика, а остаются, скорее, его «сторонниками».

Впрочем советы экспертов иногда ставят Зеленского в неловкое положение. Так, в штабе кандидата были вынуждены извиняться за идею поднять зарплату учителям до 4 тысяч долларов, после того, как эксперты Зеленского уверяли, что для этого хватит 200 миллионов долларов в год. Однако, по словам действующей заместителя министра образования Иванны Коберник, даже очень приблизительные расчеты указывают, что в реальности для этого необходимо по меньшей мере два миллиарда долларов в месяц.

Относительно тех, кто работает на победу Зеленского, то есть политтехнологов и штабистов, картина также остается весьма туманной. Известно о его встрече с украинскими политтехнологами летом 2018 года, после которых было принято решение вести кампанию «собственными силами». Кроме Баканова, до сих входят в основном руководители и сценаристы студии «Квартал 95». Один из немногих политтехнологов «извне», известных своей работой на Зеленского, — сын бывшего заместителя секретаря СНБО Украины Александра Разумкова Дмитрий Разумков, которого критикуют за готовность комментировать политические события в стране российским и пророссийским СМИ.

 

Что он обещает?

Создать свою программу Зеленский еще в январе пообещал вместе с обычными украинскими гражданами, обратившись к ним в Facebook с просьбами написать ему пять главных проблем страны. Однозначно оценить, насколько эти коллективные усилия повлияли на конечный документ на сайте ЦИК, довольно трудно, но в итоге программа комика охватывает как масштабные вопросы политической реформы, так и обещания подобные создания аэропорта в каждом областном центре.

Так, Зеленский обещает принять закон о народовластии, чтобы «ставить задачи власти через референдум, снять неприкосновенность с президента, депутатов и судей, проводить выборы в Верховную и местные советы по открытым спискам. В экономике он обещает провести, ввести налог на выведенный капитал вместо налога на прибыль и дать бизнесу «нулевую декларацию» с возможностью легализовать сомнительные доходы с уплатой в бюджет 5 процентов.

Не следует забывать и про такие масштабные вопросы, как создание страховой медицины, накопительной пенсионной системы и даже сортировка мусора и отказ от пластика. А вот вопросы евроатлантической интеграции в программе Зеленского вспоминаются вскользь. НАТО он называет залогом безопасности, но добавляет, что движение к нему должно получить подтверждение через всеукраинский референдум.

Впрочем, больше всего политику вспоминают не его программные обещания, а те высказывания на политическую тематику, которые он сделал к «переквалификации». Так, его обращение к российскому президенту в 2014 году, когда Зеленский выразил готовность умолять Владимира Путина на коленях, политические оппоненты комика сейчас используют как свидетельство его готовности действовать в российских интересах.

И хотя сейчас комик гораздо осторожнее в своих высказываниях по Крыму и Донбассу, их трудно назвать воинственными. Так, прекращение боевых действий на Востоке Украины он называет первоочередной задачей, а осуществить это можно с помощью договоренностей, которые, по его мнению, является «не очень сложными». Аннексию Крыма Зеленский в декабре 2018 года назвал «захватом нашей земли», правда добавил, что «Крым можно только вспоминать».

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_22688.html Sun, 10 Feb 2019 13:42:36 +0200

Что реально сделала Ульяна Супрун

Все люди делятся на две категории: одни действуют исключительно на эмоциях и бездумно, а другие пытаются разобраться в происходящем. В вопросе медицинской реформы и особенно отстранения Ульяны Супрун от исполнения обязанностей министра это проявляется особенно ярко.

Наверное ни один общественный деятель не вызывает сейчас большей поляризации мнений чем пани Ульяна. Уровень ненависти, с которым многие неглупые с виду люди обвиняют ее в «геноциде украинцев» вызывает оторопь. Не меньшую оторопь вызывает и то, насколько мало люди вообще знают о проводимых реформах и, что еще печальнее, насколько мало они хотят о них знать. Такое впечатление, что у значительной части населения что-то заклинило в черепушке и они воспринимают саму Ульяну Супрун и все, что она делает, как безотносительное абсолютное зло.

Я не испытываю каких-то личных симпатий к пани Ульяне. Кое-что в ее действиях мне откровенно не нравится. Например, мне, как антиклерикалу и атеисту, не нравится ее благосклонное отношение к церкви и религии. Мне не импонирует ее манера говорить и акцент. Мне не нравятся некоторые моменты самой реформы. Тем не менее, я не веду себя как безмозглый хомячок, а анализирую ее реальные дела и планы, а не свои субъективные эмоции и кликушество политиков-горлопанов, которые в своей жизни последний раз говорили правду сидя на горшке в детском саду (и то не факт).

Напомню, что любой политик или управленец — это не червонец, чтобы всем нравиться. Этого и не требуется. Он должен быть эффективен и делать правильные вещи. Также напомню, что о мореходных качествах корабля не судят, пока он не спущен со стапеля. Реформа только началась, но, тем не менее, многое уже сделано. Вот давайте и посмотрим на то, что же реально было сделано Ульяной Супрун и ее командой.

 

Закон про «Про державні фінансові гарантії медичного обслуговування населення»

Я думаю никто уже не отрицает, что «бесплатная медицина» в советском понимании давно мертва. В «бесплатных» поликлиниках и больницах вы уже десятилетиями платите за услуги из своего кармана, хотя де-юре система продолжает оставаться «типа бесплатной». Такая гибридная система плодит коррупцию и злоупотребления просто по определению — иначе и быть не может. В частности никто и никогда не мог толком понять, что должно быть бесплатным, а что нет, поэтому любой главврач имел непаханое поле для гешефтов по получению денег с пациентов за то, что и так финансировалось государством. Для иллюстрации погуглите про скандал со стентами Тодурова, кто не в курсе.

Так вот, этот закон впервые ясно и четко прописывает, какие именно медицинские услуги предоставляются за счет госбюджета т. е. бесплатно для пациента. Кроме того там огромадная куча важных вещей, начиная от права выбора врача и заканчивая механизмами постепенного перехода к полноценной страховой медицине.

Этот закон — основа медреформы и он, черт возьми, хороший! За 20 лет никто до команды Супрун не удосужился такой закон разработать и протолкнуть.

 

Електронна система охорони здоров’я eHealth

Бумажные карточки, заполняемые врачами от руки нечитаемым почерком. Талончики к специалистам, добываемые посредством драки перед регистратурой в 8:00 утра. Сведения о прививках у ребенка, нацарапанные выцветающими чернилами на обороте картонной медкарты. Медсестры, занятые весь день писаниной. Мегатонны бумажного документооборота в больницах. Знакомо? Нормально это в 2019 году? Во всем мире здравоохранение — это область, где электронные сервисы внедряются чуть ли не впереди паровоза, а у нас до сих был анахронистический заповедник «добро пожаловать в 70-е!». Внедрение электронных сервисов — это скачок в современность. Система реально работает.

 

Создание «Національної служби здоров’я»

Это основополагающая структура, через которую будет происходить оплата всех медицинских услуг. Как вы понимаете, ничего бесплатного не существует. За любые услуги так или иначе кто-то платит. Это может быть госбюджет, страховая или сам пациент. До сих пор госбюджет финансировал больницы по принципу «койкомест», что вызывало адскую коррупцию и злоупотребления. Служба здоровья будет заказывать конкретные услуги у «поставщиков» (больниц, врачей, лабораторий), контролировать их качество и платить за них. С ходу сложно въехать, почему это так важно, поэтому маленький пример. Сейчас в больницах часто держат пациентов неделями просто чтобы «занять койку» т.к. оплачивается именно сама койка, а не лечение пациента. Будет наоборот — чем быстрее поставил человека на ноги, тем больше больных можешь пропустить через одну койку в месяц и тем больше заработаешь. Пациент получает качество, больница — стимул внедрять новейшие технологии и протоколы. Win-win.

 

Бесплатные стенты

При инфаркте часто приходится проводить стентирование — расширять коронарные сосуды специальным имплантом. Стент стоит дорого и до сих пор за них драли деньги с родственников даже в неотложных случаях, когда человек балансирует на грани смерти. Про бесчеловечные случаи, когда врачи спокойно ждали, пока родственники прибегут с деньгами, в то время когда больной умирал в реанимации, наслышаны, думаю, все. Про то как некий Тодуров драл деньги с людей за стенты, которые уже были оплачены из бюджета, думаю, тоже все слышали. Так вот, стенты для неотложной помощи сейчас официально бесплатны. Где-то тихо плачет один Тодуров…

Программы бесплатной химиотерапии для онкологических больных. Комментировать особо нечего. Никогда в истории Украины дорогущая терапия при раке не покрывалась из бюджета. Платил всегда больной. Ну или мучительно умирал, если платить было нечем. Сейчас при некоторых видах рака препараты уже стали бесплатны (приказы МОЗ №1516, №1519, №1520, №1522). Надеюсь, список будет расширяться и дальше.

 

100% обеспечение вакцинами для плановой вакцинации

В течении 7 лет (прописью: семи лет!) Украина не закупала достаточного количества вакцин для того, чтобы покрыть потребности плановой вакцинации. Виноваты в этом были «эффективные менеджеры» прошлого МОЗа, которые посадили на потоки нужных людей и радостно закупали вакцины по дико завышенным ценам. Естественно, бюджета не хватало — на аппетиты наших коррупционеров вообще никакого бюджета не хватит. Как только коррупционную прокладку убрали, волшебным образом стало хватать денег и вакцины появились во всех поликлиниках. Бесплатные. Сам уже пользовался.

 

Система реимбурсации за лекарства

Если по-простому, то это «бесплатные лекарства», которые обязаны предоставляться в больницах за счет госбюджета. Раньше добиться этого было нереально, хотя, по-идее, вообще все было бесплатное. А когда все «типа бесплатно», то на деле все оказывалось за счет пациента, а куда девались бюджетные деньги — науке было неведомо. Сейчас есть четкий список того, что гарантированно является бесплатным для пациента. Причем оно, внезапно, работает!

 

Реформа «первички»

Именно этот пункт вызывает наибольшее бурление говн. Оно и понятно — любой человек чаще всего сталкивается именно с первичкой и любые изменения в ней наиболее ощутимы. К сожалению, мало кто удосуживается задуматься о том, что нельзя в одночасье поменять легион некомпетентных врачей, вороватых функционеров и откровенных дураков, не понимающих на какие кнопки давить «в это вашем компутере». На местах все работает через жопу и будет так работать еще долго. Задача нормального министра — сделать так, чтобы оно постепенно стало работать лучше, а не в том, чтобы пообещать сделать хорошо уже завтра т.к. это физически невозможно.

Самое важное, что сделано в первичке — возможность выбора врача. Не факт, что хороший врач найдется, но вы хотя бы— имеете право его искать. Раньше не имели и этого.

Второе, что критически важно — врачи-частники уравняны в правах с государственными поликлиниками. Вы имеете право обслуживаться у частника за государственные деньги и многие уже так делают — оно уже работает. Бюджетные деньги уже реально ходят за вами, а не вы за ними. Да, частнику наверняка придется доплачивать, но хотя бы часть стоимости уже покрывается (а ведь система страхования еще даже не запущена). А важно это потому, что создает реальную конкуренцию. Все, надеюсь, в курсе, что сейчас частная стоматология и офтальмология на километры обогнали по качеству услуг государственные больницы, а по ценам сопоставимы с ними? Все из-за конкуренции. Конкуренция в области первички через пару лет способна сотворить чудеса если ей не мешать.

Мало кто знает, что кроме этих чисто организационных изменений в реформу «участковых» входит четкий список услуг, который обязаны предоставлять семейные врачи. Вы раньше могли добиться от поликлиники членораздельного ответа, что вы бесплатно в праве получить? Теперь можете и реально получаете.

Ну и не будем забывать о другой стороне баррикад — о врачах. Сейчас хороший востребованный семейный врач стал реально получать до 12-16 тысяч гривен. Врач с приличной легальной зарплатой априори лучше врача, живущего исключительно на добровольно-принудительные подношения больных. Хотя бы тем, что может полноценно лечить тех, кому действительно нечем ему платить.

 

Переход на международные протоколы

Этот пункт может быть не особенно понятен простому обывателю, но он один из ключевых. Он предусматривает внедрение самых прогрессивных, международно признанных и научно доказанных протоколов лечения вместо того устаревшего доморощенного говна, которое досталось нам от «самой лучшей» советской медицины. Человекопонятным языком написано тут.

 

Реформа выборов руководителей медучреждений

Чтобы долго не разглагольствовать, суть такая: феодальный совок заменяется на прозрачные конкурсы с привлечением общественности в конкурсные комиссии. Одиозным коррупционерам, привыкшим управлять своей феодальной вотчиной десятилетиями, сильно не понравилось. Какая пичалька!

 

Реформа медицинского образования

Еще один важнейший компонент, часто остающийся за кадром. Впервые за 25 лет в медуниверситеты перестали принимать необучаемых дебилов, введя пороговый проходной бал ЗНО. Ввели единый государственный квалификационный экзамен для студентов-медиков, включающий международный экзамен по основам медицины, медицинский английский и практический клинический экзамен. Т.е. впервые за 25 лет выпускник медуниверситета будет обязан иметь те же знания, что и его коллега из ЕС или США. Студентам-халявщикам резко не понравилось, но для пациентов как-то спокойнее, знаете-ли.

 

Коммуникация с человеческим лицом

МОЗ — первое министерство, которое за 25 лет начало разговаривать с людьми по-человечески. На сайте МОЗ именно при Супрун начали появляется четкие и понятные объяснения того, что, как и зачем делается. Даже ставшие мемом публикации про то, что можно мочить манту и есть мороженое при ангине на самом деле очень важны. Одна из функций МОЗ — развенчивать медицинские мифы у населения, но 25 лет никто нихрена в этом направлении не делал. Например, впервые в истории Украины МОЗ заявил, что согласно современной доказательной медицине гомеопатия — херня, а горчичники не помогают от воспаления легких. Раньше, видимо, не считали нужным — подумаешь, население верит во всякую галиматью.

 

Отказ от лицензирования «народных целителей»

Это мое любимое. Долгие годы МОЗ выдавал лицензии на медицинскую практику шарлатанам без медицинского образования и получал с них откаты. Теперь, наконец-то, перестал. Это не только победа здравого смысла, но и прекращение лютого коррупционного позорища, которым являлась вся процедура получения таких «лицензий». Подробно читайте тут.

 

Проведение научно-технических разработок МОЗ через НФД

Нормальной медицинской науки в Украине практически нет, но какая-то все же есть и деньги на нее выделяются. До последнего времени эти деньги распределялись в виде уютного междусобойчика и большей частью распиливались на имитацию бурной деятельности. Прошлый МОЗ все устраивало. Нынешний МОЗ решил, что конкурсы должны быть справедливыми и прозрачными (какой ужас!), да еще и проводиться с привлечением международных экспертов (геноцид!). Так что 70 млн бюджетных гривен впервые пойдут на развитие нормальных медицинских исследований.

 

А теперь давайте подумаем головой — что же такого страшного сделала пани Супрун и ее команда? Где, собственно, «геноцид»? В отстранении от корыта закупочной мафии, из-за которой в поликлиниках не было прививок? В прикрытии лавочки для целитей-шарлатанов и «народных знахарей»? В создании четкой и прозрачной процедуры закупок медицинских услуг за средства бюджета? В ужесточении требований к будущим врачам и запрете поступать в медвузы дебилам? В адском визге оторванных от бюджетной сиськи ректоров-коррупционеров? В курсе на современную страховую медицину?

Черт его знает, но я геноцида не вижу. Хотя нет, один железобетонный повод для геноцида таки есть — теперь скорая не выезжает на температуру 38. Какой ужас! Это точно перевешивает абсолютно все, что было сделано и еще планируется сделать. Срочно верните нам скорою и врача на дом при насморке! (сарказм, если что)

Хочу призвать всех моих читателей абстрагироваться от возможной личной неприязни к персоналии Супрун и от истошных воплей Ляшка и прочих скоморохов. Уделите полчаса на то, чтобы изучить матчасть и хотя бы минимально вникнуть в то, что уже сделано и что планируется сделать.

Я сам всегда пытался смотреть на деятельность политиков и чиновников максимально отстраненно и непредвзято и за 25 лет я не видел в действиях МОЗ ничего хорошего. Супрун — первый и единственный министр за четверть века, которая начала хоть что-то делать и хоть как-то наводить порядок в том адском трындеце, в который превратили медицину предыдущие «прохвесионалы».

Не все может быть гладко, кое-что может быть ошибочно, но если сейчас остановить то, что она начала, то в Украине уже никогда не будет нормальной медицины! На потоки опять усядутся все те же упыри, что сидели на них 25 лет, ректора-коррупционеры вернутся в свои феодальные вотчины, «народные целители» и прочая шушера опять начнет получать лицензии и почетные грамоты. А мы так и будем сидеть в километровых очередях к участковому и драться за бумажные талончики под регистратурой.

Если сейчас не отстоять то, что начало делаться, то хрен нам всем, а не электронные сервисы, хрен нам, а не страховая медицина, хрен нам, а не европейские протоколы и новейшие препараты. Так и останется вечный беспросветный совок, необучаемые двоечники в медуниверситетах, коррумпированные мрази вместо главврачей, обязательные «благотворительные взносы» для онкобольных, бесправие пациентов и хамство в больницах, адские условия труда и нищенские зарплаты для редких честных врачей и нагло ухмыляющиеся лоснящиеся морды в министерстве.

Лично для меня старт медицинской реформы — это сигнал того, что Украина наконец-то меняется и уходит прочь от галимого совка. Ее неприятие — это своего рода лакмусовая бумажка, четко маркирующая тех, кому не нужна прогрессивная и современная страна, а нужен беспросветный совок и скорая при похмелье с димедролом в попу. И дело тут не в Супрун, а в мировоззренческом разломе. По какую сторону от него мы окажемся — зависит от нас.


 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_22387.html Tue, 16 Oct 2018 19:12:13 +0300

Полусхизма

То, что вчера принято на Синоде Русской Православной Церкви в Минске — это ПОЛУСХИЗМА.

Схизма предполагает не только запрет на каноническое общение, но и анафематствование, то есть объявление другой Церкви еретической, безблагодатной, в учении которой содержатся еретические моменты, противоречащие Никео-Цареградскому Символу Веры.

Слава Богу, до этого вчера в Минске наш Синод не дошел. Вселенскую Патриархию он не анафематствовал. Но сделал очень большой шаг в этом направлении.

Я не буду рассматривать исторические аналогии. Но они есть. Особенно сходна с нынешней Схизма Московской самопровозглашенной автокефальной церкви, наступившая после 1458 года. Тогда появились бредовые, и осужденные Московским собором 1666-67 гг. учения о «Москве Третьем Риме» и о «Мономаховом венце». А воспротивившийся этому безумному решению преп. Пафнутий Боровский, был бит по приказу митрополита Ионы и закован в кандалы. Сто лет русская церковь была тогда в схизме, в отколе от Православного мира.

И вот, Синод 15 октября в Минске вновь пошел этим путем. Как и в XV-XVI века последствия Схизмы будут печальны не для мирового Православия, а для самой Русской Церкви. Опять же, я не буду говорить о духовном измерении. Оно есть и оно — главное. Схизма — всегда хула на Христа, на Его Плоть и Кровь, на Его призыв ко всем нам любить друг друга. Хула на Христа, по Его слову, может проститься. Но не без глубокого покаяния.

Но в чисто практическом плане ущерб для Русской Церкви видится очень большим:

1. Многие общины и монастыри Украины оставались в МП (сокращаю для краткости при полном уважении), поскольку альтернативой были раскольнические Церкви Киевского Патриархата и УАПЦ. Теперь в самопровозглашенной Схизме сам МП, а в Украине создается пока ставропигия Вселенского Патриарха, а потом — автокефальная Церковь. Чтобы не оставаться в Схизме, посещать Афон, Халки, Крит общины МП на Украине начнут переходить в Константинопольскую юрисдикцию. Очень быстро МП растеряет большую часть своих 12 600 приходов в Украине.

2. В Белоруссии также начнется процесс перехода общин в Константинопольскую юрисдикцию по той же причине. Особенно общин, где служба совершается на белорусском языке. Ведь акт 1686 года отменен на только для Украины, но для всего пространства тогдашней Киевской митрополии. Вчерашнее осуждение Президентом Лукашенко «раскола» звучит по меньшей мере двусмысленно. Такая «свобода выбора» поможет Лукашенко создать дистанцию от Москвы и в церковном вопросе.

3. В самой России смущение решением Минского Синода очень велико. Русские люди веками считали Афон высшей святыней, Небом на земле. Многие имеют и живой опыт жизни в скитах и монастырях Афона. Опыт, который потрясает своей подлинностью и не забывается. Многие лучшие русские монахи и священники подпитываются этим духом христианской жизни ежегодно. Запрет на молитву и евхаристическое общение в Святом Уделе Богородицы, от которого пошла вся монашеская жизнь древней Руси, крайне уронит доверие к тем, кто вчера принял решение отсечь Православную Русь от Афона и других святынь Вселенского Православия. А без доверия, любви и уважения народа Церковь — сообщество свободных граждан Небесного Иерусалима, — существовать не может.

Есть и иные печальные следствия, но и этого достаточно. Есть ли альтернатива, есть ли выход из нынешней ситуации менее разорительный для нашей Церкви? Конечно есть.

Это:

  1. Признать факт грядущей украинской автокефалии и поддержать его в принципе. Сопротивление здесь бесплодно и бесперспективно.
     
  2. Согласиться на уже многократно высказанные и светской властью, и церковными лидерами Украины предложения, что те приходы и монастыри, которые желают оставаться в МП могут беспрепятственно сохранять свою нынешнюю юрисдикцию.
     
  3. Еще лучше, предложить Украинской Церкви МП включиться в процесс подготовки к созданию автокефальной Украинской церкви.

И тогда в Украине будет мир и во всемирном Православии единство. Пока это можно сделать сравнительно легко, но с каждым днём раскол в Православном мире будет усиливаться и счастья от этого не будет никому. И многие из тех, кто могли бы спастись, не спасутся, увлеченные славой века сего, национальными амбициями, имперским бредом и банальной алчностью.

А МЫ ДАДИМ ХРИСТУ ОТЧЕТ ЗА КАЖДУЮ ПОТЕРЯВШУЮСЯ ПО НАШЕЙ ВИНЕ ОВЦУ, ЗА КАЖДУЮ СОБЛАЗНЕННУЮ ДУШУ. НЕ СТРАШНО?

 

Андей Зубов — советский и российский историк, востоковед, религиовед и политолог, доктор исторических наук. Общественный, церковный и политический деятель, публицист.

 

Читайте по теме:

 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_22315.html Tue, 02 Oct 2018 19:21:44 +0300

Женские голоса, которые никто не слышит

Когда-то давно я была на журналистской стажировке в Швеции. Шведский журналист не знал русского языка, он просто листал издание, которое я возглавляла на тот момент.

А потом спросил:

— А у тебя газета для мужчин?

Я удивилась. Откуда такие выводы? Мы проводили небольшие исследования и анкетирование, и знали, что наша аудитория гармонично делилась и на женскую, и на мужскую.

Швед объяснил:

— Такое складывается впечатление, когда смотришь на иллюстрации в твоей газете. Тут в основном про мужчин. Все первые страницы с фотографиями мужчин, одетых в деловые костюмы. А последние страницы иллюстрируют уже женщины. А на последних страницах, как правило, пишут неважные тексты – социальные, развлекательные…

Я была поражена, если честно. И тогда, с начала 2000-х годов, начала обращать на это внимание. Обратите внимание и вы. Поймете, что ничего за почти 20 лет не изменилось. Все деловое и важное – это мужчины, а страдания и красота – женщины.

Известно, что медиа достаточно серьезно влияет на формирование представлений, трендов, смыслов в социуме. Поэтому важно, о чем и как пишут средства массовой информации, и каким образом освещают и демонстрируют.

Так вот, медиа пишут о женщинах и мужчинах по-разному. Даже если они занимают равноценные должности. Журналисты, пишущие о мужчине на руководящей должности, вряд ли сообщат, что «этот блондин оказался еще и эффективным руководителем». Вряд ли будут поражаться тем, что «несмотря на трех детей, он еще и умудряется их воспитание совмещать с ответственной работой!». Но хорошим тоном считается именно таким образом писать о женщинах.

Если вы поставите себе цель и слегка погуглите интернет-издания, то непременно увидите кучу заголовков на новостных сайтах такого рода: «ТОП-10 самых красивых женщин-депутатов Верховной Рады»; «самые Модные женщины в городском совете»; «32-летняя блондинка стала председателем Харьковской ОГА»; «24-летняя заместительница главы МВД Деева признана секс-символом»; «Гламурная руководитель департамента пришла на концерт»; «“Троянскому коню” Савченко давно пора замуж» и так далее.

Я видела очень мало текстов, где бы у женщин спросили, как управлять страной, городом, банком. Зато я постоянно читаю, как у женщин выясняют кулинарные рецепты, секреты красоты, советы по воспитанию детей.

Вот данные гендерного мониторинга Института массовой информации двухлетней давности на основе материалов 10 национальных интернет-сайтов:

  • в роли экспертов женщины выступают лишь в 14% материалов, а мужчины – в 86%. Женщины комментируют, в основном, темы правозащиты, шоу-бизнеса, спорта, здоровья, международных новостей и освобождения пленных;
     
  • героинями текстов / новостей женщины были в 27%, а мужчины – в 73%;
     
  • женщины, как правило, являются героинями / действующими лицами «желтых новостей», новостей о международной политике (иностранки), спорте, культуре, здоровья, похудения, личной жизни;
     
  • только 8% от всех новостей, где упоминаются женщины, были посвящены украинским женщинам-политикам;
     
  • в украинском сегменте интернет-СМИ только 23% женщин пишут блоги, тогда, как мужчины – 77%.

Женщины, как правило, представлены в медиа лишь в трех ролях:

Первая – это мать. Она озабочена одним – семьей и детьми; она хранительница; она все умеет и выдерживает; она готова на все, лишь бы семье было хорошо.

Вторая – это хозяйка. Со всеми этими кулинарными рецептами и советами, как отстирать испачканную жвачкой костюм.

Третья — это подарок, женщина для вдохновения. Она должна выглядеть на все 100, даже если лежит на родильном кресле в операционной. Своеобразное украшение для мужчин, которое мотивирует, побуждает, стимулирует... И, главное, чтобы у нее никогда не болела голова.

Как видите, опций немного.

В то же время и в самих медиа женщины-журналистки не очень допущены к освещению серьезных тем. Их прерогатива — социалка, интервью, очерки, новости. Ну и телеведущие.

Журналисток очень мало в аналитической журналистике, в экономической, в международной. Там давно мужская вотчина. А журналисток – спортивных обозревательниц вообще единицы.

У нас мало женщин управляют большими медиа. Ими руководят тотально мужчины. Они — директора. Женщины в них, в лучшем случае, главные редактора. Но, в основном, журналистки, репортёры, руководительницы отделов.

Там, где надо управлять – мужчины. Там, где надо вкалывать – женщины.

Британская еженедельная газета The Observer была основана в 1791 году. А ровно через 100 лет после старта её возглавила женщина — глвным редактором стала 33-летняя Рейчел Бир. И поработала в должности 10 лет. Неслыханно в те времена. И именно Рейчел продемонстрировала, что женщины могут писать на серьезные темы и могут занимать серьезные должности.

«Женщина — карьеристка» — это словосочетание часто звучит пренебрежительно и воспринимается негативно. Карьера – это о влиянии на процессы. Женщина, у которой есть карьерные амбиции, имеет довольно ограниченный выбор. И на работе, и дома. Особенно, когда речь идет о мужчинах и партнеров.

В воображении украинских мужчин часто ограниченный набор опций – какая карьера, если есть дети?!

Украинские женщины, имея таланты, способности и желание, могут делать карьеру только в двух случаях – это когда супруг или партнер её полностью поддерживает, или когда она одинока.

Американцы не так давно обнародовали результаты исследования American Academy of Political and Social Science, которые свидетельствуют о том, что именно из-за мужчин каждая третья женщина бросила свою работу.

У нас женщины, которые имеют все основания, чтобы делать карьеру, находятся если не в худшем положении.

Я знаю несколько случаев, когда женщины ждали «свое время». И они его дождались. Выросли дети, решены основные бытовые вопросы, и женщины решились стать теми, кем они и мечтали всю жизнь. Но это, скорее, исключения из правил.

Кстати, около 60% женщин в тех же Соединенных Штатах инициируют развод после 50 лет именно для того, чтобы направить свои силы на работу и, часто, на карьеру.

 

... Тогда же, в Швеции, я познакомилась с мэром небольшого городка. Разговаривали, он рассказывал о трех детях-школьниках. Я не удержалась и спросила, кем работает его жена и работает ли вообще.

— А она депутат парламента, всю неделю находится в Стокгольме, — он улыбнулся в ответ.

— А дети? С кем дети? – я не могла сдержать удивления.

Теперь уже удивился мэр:

— Как с кем? Со мной! Я же здесь.

— Но ведь это тяжело! – не унималась я, жалея мэра небольшого городка.

Он же, находясь в другой системе координат, закивал головой:

— Конечно, ей довольно тяжело – она же политик. И у неё много важной работы. Я это понимаю, и мы с детьми всегда готовы помогать и поддерживать нашу маму.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_22275.html Thu, 27 Sep 2018 13:40:08 +0300

Президент Украины должен дать ответ обществу

Виктор Чумак и ряд народных депутатов обнародовали обращение к президенту Украины Петру Порошенко, в котором обвинили его в ряде уголовных правонарушений, в частности, в наличии бизнеса с государством агрессором — РФ и соучастии в коррупционных действиях в Украине.

Обвинения серьезные и они требуют прямого ответа и опровержений главы украинского государства.

На часть обвинений дал ответ руководитель пресс-службы Президента. Он сообщил, что «Липецкая кондитерская фабрика», которая принадлежит Порошенко закрыта и не работает. А также, что у Президента нет зернового и крахмального бизнеса в РФ.

Думаю эту информацию довольно легко проверить. Тем не менее, на остальные упреки народных депутатов ответов до сих пор нет.

Хочу напомнить о чем идет речь:

  1. Имеет ли Президент Украины незадекларированное имущество и средства в оффшорных зонах на сумму более 25 млн долл. США?
     
  2. Получает ли Президент Украины совместно с миллиардером Ахметовым на компанию ДТЭК (которой они фактически совместно владеют) от схемы поставки угля на ТЭС Украины по формуле «Роттердам+» примерно 20 млрд грн ежегодно?
     
  3. Существует ли у Президента Украины совместный бизнес с «Новошахтинським НПЗ» и заводом «КАМАЗ», которые находятся под украинскими санкциями и которые поставляют свою продукцию на оккупированную часть Донбасса?
     
  4. Имеет ли Президент Украины совместный бизнес с экс-министром экологии Злочевским, а именно: фирмы этого лица поставили газа на 10 млн долл. для компаний, принадлежащих Петру Порошенко?
     
  5. Имеют ли место факты о совместном с В.Медведчуком контроль Президента Украины над нефтепроводами «Самара-западная граница» и «Грозный-Армавир-Трудовая» протяженностью 1433 км, где как утверждают авторы обращения Президенту принадлежат 25% прибыли?
     
  6. Действительно ли заводу «Кузница на Рыбальском», который принадлежит Порошенко и Кононенко были предоставлены льготы на 100 млн грн по налогу на землю.
     
  7. Действительно ли завод «Кузница на Рыбальском» ремонтировал крейсер «Сагайдачный» на сумму 15 млн грн?
     
  8. Получались ли наличные средства в сумме 6 млн долл. от беглого нардепа Онищенко за его регистрацию в кандидаты в народные депутаты Украины в 2014 году?
     
  9. Имеют ли место многочисленные факты коррупционных сделок за размещение военных заказов чиновниками Оборонно-промышленного комплекса, которые назначались на должности Президентом Украины?

Это серьезные обвинения и просто так оставить их без ответа не получится. Если Президент Украины промолчит и не даст аргументированного ответа на эти обвинения, тогда обвинения перерастут в подозрение, а подозрение перерастет в уверенность, что так оно и есть на самом деле.

Ответ за Президентом Украины.

 

Тарас Стецкив, украинский политик, народный депутат Украины 1-4 и 6 созывов.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_22231.html Fri, 21 Sep 2018 16:56:49 +0300

Петр Порошенко: «Россия снова наступает в Украине — но Украина не бездействует»

Президент Украины Петр Порошенко рассказал The Washington Post, как он хочет, чтобы закончилась война.

Когда украинцы вышли на улицы в ходе революции Майдана в 2014 году, они свергли президента Виктора Януковича, и ему на смену избрали Петра Порошенко, чтобы тот начал осуществление реформ. Следующей весной Порошенко предстоит переизбираться, и опросы общественного мнения показывают, что украинцы в нем разочаровались, особенно из-за того, что он, как они считают, не сумел побороть коррупцию. В одном из своих редких интервью Порошенко рассказал о непрекращающейся российской агрессии, о том, что он хочет дополнительных международных санкций против Москвы, а также о продаже администрацией Трампа оружия его стране, в чем ей отказывала администрация Обамы. Ниже приводятся выдержки из беседы.

Лэлли Уэймут: По всей видимости, очередную агрессию Россия проводит в Азовском море недалеко от Крыма. Русские пытаются отрезать от Украины еще один кусок?

Петр Порошенко: Цель России — оккупировать Азовское море, как она поступила с Крымом. Это отвратительное нарушение норм международного права, и для нас это неприемлемо. Мы укрепляем там свою войсковую группировку и подаем против России иск в Международный арбитраж в Гааге. У нас предельно ясный правовой статус в Азовском море. Россия не имеет права атаковать и останавливать наши суда, перевозящие товары и пассажиров из двух важных украинских портов Мариуполь и Бердянск. Если Россия не остановится, у нас есть только один инструмент, и это санкции.

— Вам нужно больше санкций против России?

— Чтобы остановить потенциальную угрозу захвата русскими Азовского моря. Когда они останавливают на один день судно из Мариуполя с украинским железом и сталью, издержки составляют тысячи долларов.

— Получается, что они наносят ущерб вашей экономике?

— Безусловно. Вывозимые из Мариуполя продукты металлургии обеспечивают нам около 25 % экспортной выручки. Кроме того, русские постоянно нападают на украинских рыбаков в украинских водах. Они арестовывают их, останавливают и подвергают опасности. Это составная часть гибридной войны против Украины, которую Россия ведет с 2014 года. Это кибератаки и нападения военных, которые готовит и финансирует Россия.

Абсолютная неправда, что санкции неэффективны (так говорят некоторые люди). Санкции остановили рост российского ВВП, они остановили повышение жизненного уровня россиян, они девальвировали российскую валюту. Российское руководство платит очень высокую цену за санкции, и это может заставить его сесть за стол переговоров и прекратить свою агрессию.

— Но разве посол Курт Волкер, специальный представитель США по Украине, не проводил в прошлом году переговоры с российскими представителями о возможном отводе?

— Посол Волкер подготовит оптимальный компромисс по миротворческой операции. Роль миротворцев очень проста — дать Украине мир.

— Вы хотите, чтобы на востоке вашей страны были размещены миротворцы ООН?

— Совершенно верно. Мандат Совета Безопасности ООН должен распространяться на всю территорию, оккупированную Россией, включая неконтролируемую часть российско-украинской границы, чтобы остановить проникновение российских войск и танков.

— На востоке Украины за Россию воюют наемники, или там только российские войска?

— Там тысячи регулярных российских войск и тысячи наемников. В целом у них там более 40 тысяч человек.

— Вы довольны тем оружием, которое вам продала администрация Трампа?

— Я доволен поддержкой администрации и поставками летального оружия. Но не менее важна поддержка обеих партий в конгрессе. Украина дорогой ценой расплачивается за свою свободу и демократию. Это настоящая горячая война. Мои солдаты подвергаются интенсивным артиллерийским и снайперским обстрелам.

— Аналитики говорят, что экономика должна расти более высокими темпами. Как вы этого добьетесь?

— Постараюсь привести несколько цифр. Во втором квартале 2018 года мы продемонстрировали экономический рост в 3,6%. И это во время войны.

— Люди говорят, что рост должен быть восемь процентов.

— В 2014 и 2015 годах уровень инфляции составлял 45%. Сейчас он ниже восьми процентов. Опять же, это в военное время. Сейчас у нас стабильная валюта. В прошлом году мы запустили реформы образования и здравоохранения. Мы также начали пенсионную реформу, которая была крайне непопулярна, однако абсолютно необходима для страны. Мы подняли пенсионный возраст с 55 до 60, а затем до 63 лет. Чем больше человек работает, тем больше у него пенсия. Раньше было равенство социалистического типа, что недопустимо. Мы создали антикоррупционный суд. Мы начали приватизационную реформу, запустив прозрачный процесс приватизации. Хотел бы я увидеть человека, который скажет, что он за год сумел бы сделать больше.

Кроме того, я надеюсь, что через неделю наш парламент поддержит мою инициативу о внесении поправки в конституцию, где говорится, что цель внешней политики Украины — стать полноправным членом Европейского Союза и НАТО.

— Не просто ассоциированное членство?

— Не просто ассоциация, а полное членство. Это гарантия невозврата к России, невозврата к Российской империи, невозврата к статусу российской колонии. Мы хотим стать европейской нацией.

— Вы думаете, Владимир Путин снова хочет сделать Украину российской колонией?

— Абсолютно. Потому что без Украины Российская империя невозможна. Это ключевой элемент созданной Россией легенды. Тысячу лет назад Киев был центром славянской культуры. А сейчас, вы можете себе представить: подавляющее большинство украинцев выступает за европейскую интеграцию, а 54% украинцев сегодня за вступление в НАТО? Почему? Потому что НАТО продемонстрировала, что она является единственным эффективным инструментом безопасности в мире. Совет Безопасности ООН не работает, когда одна страна злоупотребляет своим правом вето, будь это сбитый авиалайнер Малайзийских авиалиний или незаконная аннексия Крыма. Поэтому Украина осталась один на один со второй по величине военной машиной в мире. У России нет красных линий в Украине, в Сирии или в Ливии. Кто знает, где она появится в следующий раз?

У нас есть еще одна тема — независимость украинской православной церкви от России.

— Я слышала, что вы стали архитектором сделки, касающейся православной церкви.

— Я горжусь этим. Мне ненавистна мысль о том, что Москва манипулирует украинской церковью.

— Москва ею манипулирует?

— Да, потому что официальным патриархом части нашей церкви является русский, московский патриарх Кирилл. Нам ненавистно такое положение вещей. Мы попросили вселенского патриарха Варфоломея I дать нам независимость. Скоро у нас будет независимая украинская церковь как часть независимой Украины. Это создаст духовную независимость от России.

— Россия попытается вмешаться в предстоящие президентские выборы, которые пройдут в марте?

— У нас есть улики, свидетельствующие о том, что она уже пытается вмешиваться в избирательный процесс.

— Ну, если они делали это в США, то наверняка постараются сделать это здесь.

— Совершенно верно. Я знаю это наверняка. А масштаб, объем, размах этого вмешательства намного шире.

— Вы считаете, что цель президента Путина в том, чтобы ослабить Украину?

— Подорвать стабильность и изменить ее курс. Они очень сильно заинтересовались борьбой против коррупции, приватизационной реформой, реформой в армии, реформой судебной системы. Они полностью против этих реформ. Они хотят их отмены и возврата к 2014 году, когда у нас была катастрофическая ситуация.

— Что вы думаете о предстоящих выборах?

— Я уверен, что все будет хорошо.

— Хорошо для вас?

— В том числе, для меня.

— Почему у вас такие низкие рейтинги по опросам общественного мнения?

— Я не анализирую опросы общественного мнения.

— Что вы говорите всем тем реформаторам, которые заявляют, что за коррупцию надо арестовывать более высокопоставленных руководителей?

— Задача президента не в том, чтобы арестовывать людей.

— Но вы наверняка слышите эти требования снова и снова.

— Я делаю все возможное, чтобы создать условия для независимых антикоррупционных институтов, дабы они арестовывали и сажали в тюрьму коррупционеров.

— Эксперты говорят, что вы создали антикоррупционый суд, потому что этого потребовал Международный валютный фонд. А еще они говорят, что ваш прокурор коррупционер, и поэтому никакие дела до суда не доходят.

— Я пошел на эту реформу не из-за МВФ. Я осуществил эту реформу ради своей страны. Сегодня 1,2 миллиона украинских госслужащих заполняют электронные (антикоррупционные) декларации. Мы проголосовали за законодательное создание антикоррупционной инфраструктуры, а директор Антикоррупционного бюро и антикоррупционный прокурор полностью независимы, в том числе, от президента. Они заводят дела на министров, депутатов парламента и губернаторов.

— Получается, что эти утверждения не соответствуют действительности?

— Мне бы хотелось, чтобы судебных постановлений было больше, чтобы все коррупционеры оказались в тюрьме независимо от занимаемого положения. Я обещал, что мы к концу года создадим антикоррупционный суд, и мы завершаем конкурсный отбор кандидатов на новые должности антикоррупционных судей.

— Реформаторы жалуются, что чиновники и прочие люди берут взятки и обогащаются.

— Да, это проблема всей страны.

— Люди, конечно же, винят вас.

— Такова политическая ситуация. Для борьбы с коррупцией я сделал так, чтобы каждый человек, имеющий возможность тратить государственные деньги, заполнял электронную декларацию и объяснял всему миру, где он взял деньги на покупку виллы или автомобиля. Нарушение этой декларации карается двумя годами тюрьмы.

 

Лэлли Уэймут (Lally Weymouth) — заместитель главного редактора The Washington Post.
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_22033.html Tue, 28 Aug 2018 11:38:22 +0300

В Азовском море сейчас нужны реальные действия

Украина в беде. В беде она в течение последних 4-х лет. Однако правительство продолжает играть в игру «если не будем замечать проблемы, может они исчезнут сами». Теперь игра становится серьезной.

Война на Донбассе не сбавляет оборотов. Наоборот, в течение последних недель напряжение стало еще больше. Не важно, какие красивые слова использует Объединенный штаб, говоря, что ситуация под контролем. Когда в течение одного дня происходит 45 и более нападений, солдаты продолжают погибать и получать ранения — это прямо противоположно понятию «под контролем». По факту, в этой сухопутной войне Россия берет инициативу в свои руки и атакует там и где хочет. Сейчас напряжение перемещается на морские территории. Россия захватила Азовское море без всякого сопротивления и сейчас активно продвигается в Черное море. Основная цель — полностью перекрыть морские торговые пути в Украину. Это уже наполовину ей удалось со «смертью» Мариуполя. Сейчас мы не имеем возможности делать что-нибудь на море. Игнорирование нужд флота уже стало очевидным всему миру, и Россия знает об этом, и, наверное, спланировала это заранее.

Сейчас не время судить, кто виноват, что допустили такую ситуацию. Наказания и отставки будут потом. Это конец разрушительного процесса «нарочитого игнорирования» нужд военно-морского флота, состав которого готовили в течение по крайней мере 10 лет. Правительство должно признать, что его оборонная политика провалилась. Она не работает уже сейчас и не заработает в будущем. Она была слишком узконаправленной и слишком зависела от людей, которые не были способны справиться с масштабностью задачи. Когда страна находится в состоянии войны, признание того факта, что что-то не получилось, не является преступлением. Преступлением будет отсутствие действий для исправления положения.

Так что же делать? Суровая реальность такова, что сегодня Россия берет инициативу в свои руки и находится на шаг впереди. Минский процесс дал запас времени, но не более. Потери неуклонно растут. Зависимость от ЕС в лице Германии и Франции, возможно, дала немного времени, но также принесла опасное общенациональное самоуспокоения. Правительство наивно возлагало надежды и ожидало большего от иностранной поддержки. Членство в НАТО остается несбыточной мечтой, и НАТО вряд ли оседлает белого коня, чтобы спасти страну. Сейчас стало очевидным, что драгоценное время было потрачено на нереалистичные мечты, распространение среди населения странных идей, к примеру, что страна на 90% готова к вступлению в НАТО, и на крики о реформах, которые являются не более, чем обычным грамотным администрированием.

Сейчас необходимы как внутренние, так и внешние действия, чтобы выиграть время на перевооружение и переоснащение флота. Вариантов мало и они также могут быть провальными. Весьма вероятно, что придется пойти на дополнительные уступки России. Правительство имеет мало стратегических вариантов на внешнем международном уровне, если такие вообще есть. Ему необходимо принять как можно больше мероприятий, и надеяться, что какое-нибудь из них даст положительный результат:

  • Первое — дипломатический подход. Правительство должно активизировать всех послов, чтобы убедить правительства стран пребывания в необходимости оказать давление на Россию, чтобы та отступила. Серьезная политическая энергия должна быть направлена на те страны, которые имеют тесные экономические связи с Россией, такие как Индия. Наши министры должны ехать лично и обозначать серьезность ситуации. Официальные и открытые жалобы должны быть направлены во все организации, в которых находится Россия. Они должны быть отосланы в ООН, ВТО, ОБСЕ и в совместные предприятия, связанные с Черным морем. Россия должна почувствовать дипломатическое напряжение.
  • Второе — работа непосредственно с США и ЕС, направленная на усиление санкций и риторики. Пиар-кампания должна быть массовой и безжалостной.
  • Третье — призвать США и другие государства с мощными военно-морскими силами предоставить судна и оружие на условиях долгосрочного кредита. Запрос должен поступать от президента и премьер-министра. Чиновники меньшего ранга не могут вступать в такие серьезные переговоры. Приоритет следует отдавать быстроходным судам, которые могут быть использованы для патрулирования, осуществления атак, обнаружения и уничтожения морских мин, проведения десантных операций.
  • Четвертое — прямой призыв президента к НАТО относительно постоянного присутствия военно-морских сил НАТО для сохранения морских путей в Одессу открытыми. Могут понадобиться уступки в части предоставления США и другим странам права на долгосрочное базирования военно-морских сил.
  • Пятое — продвигать совместный проект с США, чтобы получать объективную картину ситуации на море.
  • Шестое — сделать шаг к противостоянию в юридическом поле. Необходимо использовать все, даже малейшие, правовые преимущества.
  • Последнее и самое неприятное — требовать проведения «Минска-3», который был бы посвящен военно-морским вопросом, чтобы выиграть время. Возможно придется возобновить водоснабжение Крыма, однако это сильный козырь и его нужно выкладывать на стол в последнюю очередь.

На внутреннем уровне правительство должно теперь исправить ситуацию с игнорированием нужд военно-морского флота, которая имела место годами, и подготовить страну к возможной будущей войны на морской арене:

  • Первое — определить четкую стратегию развития военно-морского флота в СНБО и дать соответствующее распоряжение Министерству обороны. Обе организации оказались неспособны к стратегическому мышлению относительно этого вопроса и требуют прямых указаний.
  • Второе — прервать отпуск и сделать экстренное заседание Совета. Страна должна увидеть, что к этому вопросу относятся со всей серьезностью. Рада должна дать украинскому народу информацию о том, какие шаги, по мнению законодателей, необходимо сделать относительно двустороннего соглашения 2003 года с Россией по вопросам Азовского моря, и каких правовых и других мер необходимо принять, чтобы восстановить контроль над территориальными водами Украины в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. Демократия предполагает именно такие действия. Также это будет сигналом для России, что правила игры меняются.
  • Третье — правительство должно четко объяснить украинскому народу важность морской торговли и морского шельфа для ВВП страны, и почему этот вопрос стоит так остро.
  • Четвертое — создать организацию по управлению военной ситуацией, в которую войдут лучшие умы страны. При ведении этой войны необходимо ежедневно обдумывать действия и шаги, а не выдавать эпизодические реакции один раз в две недели.
  • Пятое — создать объединенный штаб по морским вопросам и вопросам береговой линии, такой же, как и по проблеме Донбасса. Объединенный штаб по проблеме Донбасса не может справляться с обеими этими задачами. В случае эскалации ситуации на одном из участков, он будет перегружен и провал будет на обеих линиях фронта. Следует выделить военные силы для прибрежного объединенного штаба на случай развития конфликта. В них должны войти силы из всех трех служб и ССО. Серьезный командир должен быть избран на основе взвешенных суждений политиков. Это новые правила игры и требуется новое, более жесткое, мышления. Командир должен будет выработать варианты того, что он будет делать для решения проблемы, в случае, если Россия не сдастся. Необходимо искать новые подходы, которые будут предусматривать привлечение военно-воздушных сил, ССО, «морских котиков».
  • Шестое — выжать из национального бюджета средства в крупном размере на военно-морской флот. Все суда в стране, которые могут быть использованы для нужд военно-морского флота, должны быть сданы в эксплуатацию. Оборонно-промышленному комплексу и военно-морским верфям должно быть поручено вооружить их по максимуму всем необходимым. Самое главное на сегодня — цифры, а не размеры или качество. Россия должна столкнуться с совершенно другим уровнем сопротивления.
  • Седьмое — просмотреть более широкие планы и провести необходимый анализ на случай непредвиденных обстоятельств в контексте того, что делать с ситуацией с Россией, если давление будет оставаться на том же уровне или усиливаться. Еще большие потери для государства не должны остаться безнаказанными.
  • Последнее, но не менее важное — необходимо немедленно доставить из США до Украины два судна береговой охраны. Экипажи должны вылететь уже сейчас, чтобы привести их в Украину через несколько дней.

Страну было доведено до нынешнего кризиса высококачественной стратегией России. Но это было предусмотрено и военно-морским флотом, и экспертами. Их слова были проигнорированы чиновниками и правительством. Россия своей позицией показывает, что не примет всерьез никакие уговоры, и только корабли НАТО, которые станут на ее пути, смогут стать поводом для изменения ситуации. Она может даже проигнорировать реальную угрозу применения военной силы со стороны Украины. Заручиться поддержкой НАТО поможет правильное ведение дипломатии в штаб-квартире НАТО и в столицах стран-членов НАТО, а не пиар-кампании полные бреда, которые проводились до этого. Даже этого может оказаться недостаточно, и Украине, возможно, придется защищать свои морские территории. Время не на стороне Украины, поздно восстанавливать обороноспособность военно-морского флота. Сейчас необходимы реальные действия.

 

Глен Грант (Glen Grant), эксперт по национальной безопасности и обороны Украинского института будущего.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_21841.html Fri, 15 Jun 2018 12:40:36 +0300

Андрей Парубий: «Российская агрессия в Восточной Украине продолжается»

Интервью Андрея Парубия, спикера Верховной рады Украины

Андрей Парубий — один из бывших основателей Украинской национал-социалистической партии, которая позже превратится в радикально-националистическую политическую партию «Свобода». Позднее он присоединялся к различным партиям и был избран депутатом в 2014 году от Народного фронта, партии бывшего премьер-министра Арсения Яценюка.

Во время своего визита во Францию он был принят 11 июня председателем Национального собрания Франции Франсуа де Рюжи (François de Rugy).

La Croix: 11 июня 2018 года состоялась встреча в «нормандском формате» министров иностранных дел Украины, Франции, Германии и России, чтобы попытаться возродить Минский мирный процесс. Чего стоит ожидать от этого девятого саммита?

Андрей Парубий: Ключевым пунктом Минских соглашений остается установление режима долгосрочного прекращения огня. Однако этот пункт по-прежнему не соблюдается. Агрессия со стороны России продолжается в новых формах, а обстрелы происходят вдоль всей разделительной линии.

Последний месяц стал самым тяжелым за последний год с точки зрения количества погибших солдат и украинских гражданских лиц. Тем не менее мы остаемся приверженными формату этих четырехсторонних встреч, которые позволяют вести переговоры об освобождении украинских заложников на оккупированной территории Украины и в России.

— ОБСЕ в своих ежедневных докладах отмечает, что обе стороны нарушают режим прекращения огня. Между тем за последний месяц украинские силы были сильно оттеснены. Будет ли украинская армия стремится силой занять сепаратистские территории?

— После подписания Минских соглашений Россия начала наступление и заняла территорию, намного превышающую ту, о которой говорилось в тексте, подписанном 11 февраля 2015 года в столице Белоруссии (город Дебальцево «добровольно» попадал в руки сепаратистов и российских танкистов 18 февраля 2015 года). В ответ на нарушения режима прекращения огня украинские солдаты иногда контратакуют, а затем распределяют гуманитарную помощь в городах, контролируемых государством, согласно Минским соглашением. Наши войска никогда не пересекали линию фронта, обозначенную в Минске.

 

Украина, которая уже потеряла более 10 тысяч человек в этом конфликте, хочет мирного урегулирования. Но наша армия сильно изменилась: теперь она в состоянии защищаться. Укрепление нашего военного потенциала в сочетании с международными санкциями в конечном итоге заставит Владимира Путина вывести своих солдат с оккупированных территорий.

— Киевские власти сейчас занялись реформой институтов. После почти двух лет дебатов парламент проголосовал за создание антикоррупционного суда. Однако в тот же самый день парламент Украины уволил министра финансов Александра Данилюка, одного из главных переговорщиков Киева с МВФ, который находился в конфликте с главой правительства. Не затормозит ли это запуск реформ в Украине?

— Я лично участвовал в создании антикоррупционного суда, обратившись в Венецианскую комиссию. Мы достигли консенсуса с более чем двумя третями голосов. Это очень важный шаг для нашей страны после создания НАБУ, антикоррупционной прокуратуры и закона о прозрачности доходов государственных служащих. Говоря о замедлении процесса реформ, я хочу вам напомнить, что за последние девять месяцев мы приняли закон о пенсиях, о судах и об образовании. Отстранение от должности министра финансов входит в компетенцию правительства.

— Олигархическая система окончательно сдала свои позиции?

— Она отступила, но продолжает защищать свои интересы. Например, мы покончили с энергетическими монополиями, включая газ и электроэнергию, хотя некоторые из них по-прежнему сохраняют свои позиции. Она также сохраняет свое влияние в СМИ благодаря финансовому потенциалу и капиталу, накопленному при президенте Викторе Януковиче. Несмотря на то, что они продвигаются не так быстро, как хотелось бы, антикоррупционные реформы потихоньку ослабляют роль олигархов.

— Правозащитные организации обеспокоены пассивностью властей перед лицом продолжающихся нападений крайне правых организаций и ополченцев. Когда Украина начнет судить виновных в этих нападениях?

— В Украине действует только одна полиция, которая претерпела серьезные реформы. Если организации нарушают закон, они отвечают по закону. Российская пропаганда продолжает искажать факты в европейских странах. Я поздравляю Францию с принятием закона по борьбе с фейковыми новостями.

— Существует пропаганда, но есть и реальные факты, такие как нападение на цыганский лагерь крайне правой организацией «Азов»…

— По этому факту мы открыли уголовное дело. По нему будет дано заключение и вынесен приговор.

— Европа все больше склоняется к тому, чтобы положить конец санкциям против России. Почему европейцы должны сохранять эти санкции?

— Россия не выполнила ни один из пунктов Минских соглашений. Она продолжает кибератаки, поддерживает еврофобные партии и осуществила химическую атаку в Великобритании. Это глобальная угроза. Однако Путин, который уважает только силу, расценил бы смягчение санкций как проявление слабости.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_21783.html Tue, 05 Jun 2018 15:41:05 +0300

Государственная собственность: Что с ней делать?

Я недавно узнала, что у меня есть доля в Нафтогазе Украины. И в Укроборонэкспорте. И в Приватбанке. У каждого из вас, кстати, тоже.

Государственная собственность – это то, что принадлежит нам с вами. И именно государство является крупнейшим владельцем активов в Украине. Но, поскольку управление этими активами происходит непрозрачно и неэффективно, то деятельность государственных предприятий является постоянным источником коррупции и приносит немалые убытки государству. То есть, нам с вами.

Я уверена, что подавляющее большинство людей просто ничего не знает на тему корпоративного управления и функционирования государственных предприятий.

Итак, ликбез для желающих хотя бы приблизиться к пониманию темы.

По состоянию на сейчас 3 444 предприятий находятся в государственной собственности, управлением которых занимаются более 80 субъектов. За времена независимости, этот сектор украинской экономики почти не претерпел изменений.

Знаете почему? Государственные предприятия – это, как правило, источник финансирования политических партий и банальное обогащение должностных особ. Допустим, вы политическая сила и вам нужны финансы на выборы. Вы назначаете заместителя руководителя, руководителя или главу департамента на государственном предприятии. Он начинает принимать решение в ваших финансовых и политических интересах. Это плохо для бизнеса и снижает рыночную стоимость предприятия и его прибыли. Но это не проблема для вас лично, потому что это государственное предприятие и потери несут налогоплательщики – граждане Украины. А вы всегда в выигрыше. Даже на чахлому и дохлой предприятии.

Вы же помните все эти батлы за должность директора «Укрспирта», например? Зарплаты – смешные, а политические партии и руководители государства борются за контроль над госпредприятиями так, как будто это последний бой в их жизни.

Немного цифр. Из 3,5 тысяч компаний, согласно официальной статистике Минэкономразвития, только 1770 реально работают. Среди них есть условный «топ-100 компаний». Кабмин определил их как особо важные для экономики субъекты хозяйствования – предприятия. В список вошли предприятия, стоимость активов которых, по данным последней финансовой отчетности, превышает 2 миллиарда грвень или годовой размер чистого дохода которых превышает 1,5 миллиарда гривен.

Для сравнения: в Китае – 102 компании в собственности государства; в Германии – 71, в Израиле – 34, в Канаде – 0.

Ну, видимо, мы умнее все эти Китае и Канады.

Каждое третье государственное предприятие в Украине – банкрот. И лишь пять государственных компаний прибыльные. Это — «Нафтогаз», АМПУ, «Укрэнерго«, «Укргидроэнерго» и «КБ «Южный».

Из государственных компаний воровали, воруют и будут продолжать воровать. К сожалению, это специфика и реальность стран в ранней стадии развития, со слабыми институтами и высокой толерантностью к коррупции в обществе.

Госкомпании даже не публиковали свою финансовую отчетность. То есть 45 миллионов собственников – нас с вами, - даже не знают, сколько они зарабатывают, сколько тратят, чем они там занимаются и так далее.

После ухода технократов из правительства год назад, в Кабмине осталось очень мало людей, компетентных в корпоративном управлении. Этим, в первую очередь, объясняются низкие темпы реформ в этом секторе.

Саботируется создание Наблюдательных советов. Наблюдательный совет — это лучший инструмент защиты этих компаний от политического влияния. До сих пор имеем ненормальную практику, когда госкомпании подчиняются и отчитываются перед министром. У нас министры меняются каждые 11 месяцев. Приходят люди без управленческого опыта. Компании не должны контролироваться министерством. Оно должно создавать политику в сфере сектора, чтобы регулировать рынок не искажался, чтобы была конкуренция. Мы к этому идем, но очень медленно.

Наблюдательный совет контролирует компанию и менеджмент, создает стратегическое видение, назначает генерального директора и назначает ему и всему менеджменту оклад, компенсации, бонусы и так далее.

А то, что у нас происходит с Наблюдательными советами – это журбинка тотальная. Есть точки зрения, что лучше всего набирать в такие советы иностранцев. Они имеют независимость от украинской власти и другой уровень собственной безопасности. Но дальше разговоров мало что происходит.

Как с этим бороться? Большинство компаний нужно обязательно продать как можно быстрее. Потому что нельзя навести порядок в 3000 государственных компаний.

Мы можем долго еще менять стандарты корпоративного управления: иногда будут успехи, иногда будут поражения. Но наиболее эффективной была бы приватизация. Практически нет отраслей, которые были бы стратегически очень важны для страны. Зачем держать ГП «Коневодство Украины»? Или ГП «Представительство промышленных предприятий в Российской Федерации»?

Проблема приватизации очень чувствительная, момент упущен — надо было приватизацию делать сразу, после выборов. Но можно возразить и сказать: приватизация позволит олигархам за бесценок приобрести государственное имущество. Да, это проблема, но небольшая. Потому что олигархи и так уже фактически управляют этими підприєствами, но не несут ответственности за их финансовые результаты.

Есть много и тех, кто считает, что сейчас – не самое удачное время для распродажи госимущества: за финансового кризиса государственные активы сильно потеряли в стоимости, поэтому бюджет получит недостаточно средств.

Единственная компания, до которой дошла реформа корпоративного управления, это Нафтогаз. Итак, зарплата Коболева – 4 миллиона долларов в год. До него зарплаты были копеечные, а воровали по 25 миллионов долларов в год.

Эксперты называют положение в сфере корпоративного управления ползучим захватом Украины.
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_21773.html Sun, 03 Jun 2018 13:41:07 +0300

История АТО: ТОП-10 войсковых операций Украины

Десять операций Вооруженных Сил Украины, которые изменили ход войны и позволили сохранить независимость Украины.

Данный перечень заметно отличается от той «версии» войны, которую с лета 2014 года нам навязывали несколько антиукраинских СМИ, а также пиар-службы некоторых добровольческих формирований. Обо многих изложенных фактах ряд читателей узнает впервые, хотя они и находятся в свободном доступе.

В статье использовались книги Сержа Марко «Хроника Гибридной войны», Михаила Жирохова «Боги гибридной войны», материалы Александра Шульмана и Романа Туровца, а также собственные исследования автора.

Операции описаны в хронологическом порядке.

 

1. Захват Донецкого аэропорта (26 мая 2014)

Сводный отряд, в который вошли подразделения 95-й аэромобильной бригады, 3 и 8 полков, 140 центра спецназа (всего около 243 человека) неожиданным ударом при поддержке штурмовой авиации выбил из здания «Нового терминала» Донецкого аэропорта группировку противника (400-450 человек), которой командовал бывший командир донецкой «Альфы» Александр Ходаковский.

Сепаратисты ожидали что украинские военные сдадут аэропорт, поэтому скрытно подготовленная контратака увенчалась успехом и нанесла ощутимый тактический и моральный удар по противнику.

Установление контроля над частью зданий аэропорта позволило удерживать ДАП до 22 января 2015 года, сковывая противника и не давая ему продвигаться. Это сыграло важную сдерживающую роль при «большом вторжении» российских регулярных сил в конце августа.

 

2. Освобождение Дзержинска (21 июля 2014)

Утром 21 июля две группы спецназа 73 и 140 центров вошли в Дзержинск (сейчас Торецк) имея задачу взять под контроль ключевые объекты (здание администрации и позицию батареи «Град») для того чтобы обеспечить вхождение в город основных сил. Однако группа, захватившая администрацию была обнаружена и заблокирована сепаратистами. Узнав о начале штурма, из Горловки, находящейся в 15 км, вышла колонна боевиков численностью примерно 200 человек в сопровождении танков и БТР. Это были практически все силы, которыми располагал полевой командир Безлер (Бес), к тому времени прославившийся своей жестокостью. Узнав что в Дзержинск вошла механизированная группа, подразделения МВД и ВСУ не рискнули заходить в город.

Семь с половиной часов спецназовцы 73 центра и пришедшие к ним на помощь бойцы 140 центра при точечной поддержке артиллерии и штурмовой авиации удерживали здание администрации, успешно отражая все атаки врага.

 

По результатам боя отряды сепаратистов, находящиеся в Дзержинске были уничтожены и рассеяны, а бронетехника сожжена. Боевики вынуждены были «россыпью» панически уходить из города.

По разным оценкам группа спецназовцев (чуть более 40 человек) уничтожила до 150 единиц живой силы противника, после чего «Бес» так и не смог восстановить боевой потенциал своей группировки. Ни одно здание(кроме горадминистрации, которую сепаратисты подожгли огнеметами) и ни один мирный житель в Торецке не пострадал. Потери украинских спецназовцев составили одного тяжелораненого, шестерых легкораненых и ни одного убитого.

 

3. Освобождение Лисичанско-Северодонецкой агломерации (24 июля 2014)

Летом 2014 года Лисичанск и Северодонецк был ключевыми населенными пунктами в системе обороны сепаратистов, «ЛНР». Они оборудовали позиции на господствующих высотах, в городах установили блокпосты, в жилых домах организовали огневые точки. Общевойсковая операция, которая была спланирована Генеральным Штабом осуществлялась под командованием полковника Забродского (командира 95 омбр). Батальонно-тактические группы 95 и 51 бригад и силы добровольческого батальона «Донбасс», действуя согласованно, вышли с разных сторон на окраины Лисичанска, взяли под контроль мосты и выставили свои блок-посты. Сил для полного окружения Лисичанска не хватало, потому город освобождали поэтапно.

В городе противник оказывал ожесточенное сопротивление, но сдержать наступление украинских войск ему не удалось. Блокпосты на перекрестках разбивали танками, огневые точки и снайперские позиции подавляли стрелковым оружием и гранатометами.

Освобождение Лисичанска позволило восстановить контроль над несколькими районами Луганской области, в результате чего вторгнувшимся через месяц российским батальонно-тактическим группам так и не удалось осуществить прорыв в глубь страны по этому направлению.

 

4. Артналет на российскую колонну под Саур-Могилой (13 августа 2014)

В этот день от разведывательных подразделений пришла информация о появлении колонны 18 отдельной мотострелковой бригады РФ в районе Снежного. Был осуществлен ракетный удар по голове колонны. После доклада разведки о поражении головы колонны и ее остановки был нанесен ракетный удар по хвосту.

После блокирования колонны между пораженной головой и хвостом был осуществлен огневой удар с разделением точек прицеливания каждой боевой машины «Смерч» вдоль колонны». По словам одного из артиллеристов: «Одной Точкой остановили, другой заблокировали, а потом Смерчами причесали...»

Колонна была полностью уничтожена, мало кому удалось спастись. По данным агентурной разведки, общие потери техники составили 46 единиц. Хаоса добавил тот факт, что одна из ракет попала в придорожную заправку, которая взорвалась.

 

5. Артналет на штаб российской группировки (24 августа 2014)

В штаб АТО от одного из разведподразделений поступила информация про выявление командного пункта «Центра территориальных войск Южного округа» (так называлась группировка российских войск, введенная на Донбасс). КП распололагался неподалеку от Луганского аэропорта около села Новосветловка и был замаскирован под полевой узел связи.

Немедленно по скоплению людей и техники было нанесено два ракетных удара: по пункту управления две ракеты «Точка-У», по скоплению личного состава и техники - четыре ракеты «Точка-У». В результате все цели были полностью уничтожены. По данным агентурной разведки противник потерял около пятидесяти военнослужащих, входивших в состав штаба в числе которых было два генерала. Благодаря осуществлению этой операции российские войска потеряли управляемость и не смогли развивать вторжение, что в конечном итоге привело к тому что представители РФ вынуждены были начать переговоры о перемирии.

 

6. Артналет на штурмовую колонну РФ под Новоазовском (1 сентября 2014)

В ночь с 01-02.09.2014 года вблизи населённого пункта Новоазовск было выявлено сосредоточение личного состава и техники противника, которые предназначались для штурма Мариуполя. По решению штаба АТО был нанесён ракетный удар, в результате которого батальонная тактическая группа потеряла боеспособность и «управляемость», после чего была выведена на территорию РФ , а Мариуполь не был захвачен.

По некоторым данным, после этого удара НГШ РФ Герасимов лично связался с Виктором Муженко и просил дать возможность эвакуировать большое количество раненых и убитых, сама же эвакуация продолжалась примерно трое суток.

 

7. Рейд десантников (1-5 сентября 2014)

В конце августа резервы ВСУ были исчерпаны и южное направление (сектор «М») оказалось практически не прикрытым боеспособными подразделениями. Чтобы сохранить контроль над районом, подразделениям 79 и 95 аэромобильных бригад было отдано распоряжение на совершение марша из районов Краматорск и Славянск в сторону Мариуполя.

Продвигаясь с непрерывными боями десантники выбили сепаратистов из Угледара, Владимировки, Благодатного, Новотроицкого, Еленовки, Николаевки и Докучаевска. Было выявлено и уничтожено большое количество боевиков, вооружения и военной техники.

4 сентября были проведены «демонстрационные действия» в направлении Волноваха–Мариуполь и обратно.

5 сентября при поддержке артиллерии штурмовые отряды 79 и 95 аэромобильных бригад перешли реку Кальмиус и приступили к освобождению Тельманово и Новоазовска, однако наступившее перемирие вынудило их возвратиться.

Рейд аэромобильных бригад, в котором в общей сложности принимало около 1500 человек, был принят противником за широкомасштабное контрнаступление украинской армии. Это позволило возвратить контроль над рядом населенных пунктов, не дать захватить Мариуполь и остановило вторжение на южном участке боевых действий.

 

8. Подрыв дамбы на реке Карапулька (2 февраля 2015)

Разведгруппой украинского спецназа на дамбе, перекрывающей р.Карапулька в 6 км от Логвиново были обнаружены следы российских танков, которые проводили инженерную разведку переправы. Дамба шириной около 15 метров располагалась на линии Горловка - Логвиново, переход по ней бронетанковой группы противника обеспечил бы превращение Дебальцевского плацдарма, где уже шли ожесточенные бои, в котел.

Дождавшись наступления темноты командир группы спецназа капитан-лейтенант Ковальчук выдвинулся вместе с инженерами к дамбе на грузовике «Урал», в котором было порядка 400 кг тротила.

Прикрывая саперов, спецназовцы вели огонь по наблюдательному пункту противника, где находилось около 20 сепаратистов. Пробив шурфы, саперы, действуя под огнем, заложили заряды и незадолго до подхода вражеской колонны взорвали дамбу, сделав невозможным использование ее для переправы техники.

Благодаря четким и грамотным действиям саперов и бойцов спецназа, противник вынужден был изменить планы, что позволило удержать контроль над этим участком обороны и не дать заблокировать группировку составляющую около 6000 человек под Дебальцево.

Свидетельство одного из участников: «Ядерный грибок доводилось видеть? Ну, вот штука наподобие такого. Балки- их просто так фуххх! – как пушинки разметало. И получилась огромная яма. Противник выдвинулся – ну а шо уже, в задницу себе засунь эту дамбу...»

 

9. Артналет на ж/д станцию Иловайск (13 февраля 2015)

В разгар боев под Дебальцево в ответ на обстрел российскими «Смерчами» штаба АТО , расположенного на аэродроме Краматорск, по месту базирования российских реактивщиков - в районе железнодорожной станции Иловайск был нанесен «удар возмездия». При планировании артналета разведкой были обнаружены два эшелона с личным составом, боекомплектом и топливом, которые в этот момент находились на железнодорожной станции Иловайск.

Удар «Смерчами» уничтожил оба эшелона, из которых, как выяснилось позже, как раз выгружалась российская батальонно-тактическая группа, предназначенная для захвата Волновахи.

В результате мгновенной реакции артиллеристов было сорвано широкомасштабное наступление, в котором захват Дебальцево, по замыслу российских штабистов был лишь начальным этапом.

 

10. Отражение вражеской атаки под Марьинкой (3 июня 2015)

3 июня войска сепаратистов в составе примерно двух батальонно-тактических групп выдвинулись на штурм Марьинки, города-спутника, лежащего к юго-западу от Донецка. Украинские подразделения, получившие разведданные о готовящемся штурме, отошли в тыл, скрытно подтянув артиллерию, и взяли наступающего противника в «огневой мешок».

В результате грамотных действий было нанесено огневое поражение всем группам противника. На мосту в Петровском районе украинская артиллерия накрыла несколько единиц военной техники «ДНР», и та заблокировала отступающим боевикам отход. Боевики «ДНР» пытались прорваться назад в Донецк, но пути отхода простреливались артиллерией и стрелковым оружием. Часть боевиков укрылась на конной базе в Марьинке, но после нанесения огневого поражения они в панике кинулись бежать, прорываясь в Донецк.

Боевые действия под Марьинкой четко показали как российско-сепаратистским оккупантам так и всему миру, что украинская армия за год войны стала грозным противником и в состоянии удерживать занятые позиции. После этого попыток силового захвата украинских населенных пунктов противник больше не предпринимал.
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_21638.html Fri, 30 Mar 2018 10:45:39 +0300

Россия и Украина: когда-то братья, теперь соседи

Как и много столетий назад, траектория развития России вновь расходится с украинской и белорусской.

В разводе с Украиной можно было обойтись без трагедий, а с Белоруссией еще можно расстаться по-хорошему, но в основе обоих разводов находятся фундаментальные причины. Россия взяла курс на утверждение себя как самостоятельной страны глобального уровня, не зависимой ни от кого в отношениях с другими державами, в том числе Евросоюзом и Китаем. Она нашла для себя место на севере Евразии, и в этом контексте Россия не Европа и не Азия, а просто Россия

Украинский кризис обычно рассматривают на Западе как акт окончательного освобождения второй по значимости бывшей советской республики от имперской России. Важность противоположного процесса — того, что Россия наконец-то проводит границу между собой и Украиной, — часто недооценивают. И совершенно напрасно, потому что этот процесс закрывает 25-летний постимперский период в новейшей истории России, когда Москва еще продолжала надеяться каким-то образом реинтегрировать бывшие советские республики вокруг Российской Федерации.

Теперь окончательный развод с Украиной и кризис в отношениях с Западом ознаменовали начало совершенно новой эпохи, в которой Россия обозначает себя как обособленное многоэтничное национальное государство на севере мегаконтинента Евразии. В этих новых условиях другие страны бывшего СССР, не только Украина, становятся лишь географическими соседями, а не «младшими братьями» в большой патриархальной семье во главе с Москвой. Для того чтобы успешно строить отношения с этими странами, России нужно выучить уроки Украины.

Украинский кризис стал суровым испытанием для российской внешней политики. Больше двух десятилетий Россия не слишком серьезно относилась к важнейшей из бывших советских республик. Она предпочитала сводить все к решению конкретных текущих вопросов, а не строить отношения со страной в целом. Сначала все ограничивалось проблемой передачи советского ядерного оружия России, затем — разделом Черноморского флота и, наконец, транзитом российского газа в Европу. Украина как страна, со всеми ее сложностями и проблемами, оставалась за пределами внимания.

Россияне часто идеализируют историю своих отношений с Украиной, воспринимая эту страну лишь как продолжение самой России, соединенное с ней множеством вековых и вроде бы нерушимых связей в рамках «русского мира». При этом упускается из виду то, как сильно разошлись траектории развития России, Украины и Белоруссии, когда первая провела два с лишним века под монгольским игом, затем сбросила его и построила собственную империю, а остальные в это время входили в состав восточноевропейских государств и только потом были присоединены к Российской империи.

Распространенная в России позиция состоит в том, что независимость Украины — это нечто неестественное и пагубное, и добиваться ее — предательство не только российских, но и собственно украинских интересов. В этой российской логике акцент всегда ставился на то, что объединяет восточнославянские народы — общую веру, общую историю, — тогда как различиям между ними уделялось куда меньше внимания. Поэтому украинский национализм без долгих рассуждений определялся как нечто вражеское, а не как результат исторического развития.

Владимир Путин неоднократно говорил, что «русские и украинцы — один народ». Но хотя между русскими и русскоговорящими украинцами действительно может быть трудно обнаружить большие различия, эта позиция не учитывает тех украинцев, кто не хочет ни выглядеть, ни говорить как русские, а также списывает со счетов украинские элиты, из какой бы части страны они ни были, которые настаивают, что Украина — не Россия, по выражению якобы самого пророссийского второго президента Украины Леонида Кучмы.

В Москве многие восприняли украинскую оранжевую революцию 2004–2005 годов как главным образом воплощение новой политической технологии цветных революций, которую американцы используют, чтобы расширить свое геополитическое влияние в различных регионах мира. Она также расценивалась как репетиция возможной смены режима в Москве. Чисто украинские корни революции отметались как вторичные. Впоследствии неспособность лидеров оранжевой революции выполнить свои обещания вызвала в Москве лишь злорадство и самоуспокоение.

Вместо того чтобы проанализировать случившееся и начать работать с политическими, деловыми и общественными силами Украины, вплоть до регионального уровня, с целью формирования прочной базы поддержки независимой, но дружественной к России Украины, Кремль продолжил игру с коррумпированными украинскими политиками. Многие в Москве восприняли победу Виктора Януковича на президентских выборах 2010 года как реванш за прошлую неудачу и как первый шаг по реинтеграции Украины в единое экономическое, политическое и стратегическое пространство с Россией. То, что Януковича заботили только интересы его семьи и что он цинично эксплуатировал и мечтания Москвы, и надежды Европы, попросту игнорировали.

Для Владимира Путина интеграция Украины с Россией стала центральной частью его внешнеполитической программы перед выборами 2012 года. Можно даже сказать, что успех всего путинского проекта евразийской интеграции зависел от того, вступит ли Киев в экономический и политический союз с Москвой. Кремль приложил к этому большие усилия, но работал исключительно с Януковичем и его правительством. Однако ни пророссийский четвертый президент Украины, ни его союзники-олигархи ничего такого делать не хотели: они намеревались эксплуатировать и Россию, и Запад ради собственной выгоды.

Российская политика в отношении Украины перед кризисом 2013–2014 годов обычно оценивается как провальная. Действительно, Россия не смогла предотвратить свержение Януковича и выстроить хотя бы политический противовес новой власти, которым могло бы стать объединение регионов русскоговорящего юго-востока Украины. Сосредоточившись на отношениях исключительно с высшим руководством Украины и принимая политтехнологии за реальную политику, Москва почти ничего не сделала, чтобы укрепить позиции дружественно настроенных к России украинских сил, за одним важным исключением, которым стал Крым.

Горькая ирония, однако, состоит в том, что плата за провал российской политики на украинском направлении оказалась ниже, чем совершенно недопустимая цена, которую пришлось бы заплатить, если бы эта политика увенчалась успехом. Это можно считать приговором всей украинской стратегии России.

Если бы в 2013 году Янукович однозначно принял сторону России и согласился на полноценное участие Украины в Евразийском союзе, Россия получила бы беспокойную страну с населением 45 млн, которую ей пришлось бы долго и активно поддерживать финансово. Киев имел бы возможность дорого продавать свое согласие на любые решения, принимаемые в рамках Евразийского союза. И в конечном счете, несмотря на всю эту поддержку, России пришлось бы — вероятно, опять в результате конфликта — отпустить Украину.

Если бы в начале 2014 года Янукович сделал то, чего от него ожидали многие в Москве, — разогнал бы Майдан и ввел в стране чрезвычайное положение, — в Украине все равно началась бы гражданская война, но только не на востоке, в Донбассе, а на западе. Там появилась бы западноукраинская «народная республика» со своими партизанами. Януковичу пришлось бы организовать собственную «антитеррористическую операцию», чтобы справиться с ними, и маловероятно, что он добился бы успеха: даже Сталину в свое время не удалось полностью подавить сопротивление в Галиции и на Волыни. Польша и НАТО, разумеется, не стали бы вмешиваться напрямую, но начали бы помогать повстанцам, и не только морально.

Запад наложил бы на Украину санкции, и России пришлось бы компенсировать Киеву связанные с ними потери. Под санкции попала бы и сама Россия, причем, скорее всего, это были бы более жесткие санкции, чем сейчас. «Поддержка репрессивного марионеточного режима в Киеве» обошлась бы Москве очень дорого.

Чтобы укрепить позиции шаткого режима Януковича, России пришлось бы увеличить военную помощь Украине, в том числе направить туда спецназ и регулярные войска. Такое вмешательство, в свою очередь, спровоцировало бы масштабные волнения и массовое сопротивление, причем не только в Западной Украине. В результате Москва оказалась бы в ловушке, из которой невозможно было бы выбраться, не дестабилизировав ситуацию в самой Российской Федерации. Так что, несмотря на все нынешние угрозы и осложнения, реальная ситуация сегодня выглядит гораздо более благоприятной для России, чем то, к чему привели бы предполагаемые «успехи» ее прежней политики.

Главная причина провала российской политики в Украине состоит в том, что Россия упорно игнорировала один неприятный для нее факт: почти вся украинская элита — будь то политическая, экономическая или культурная, западная, юго-восточная или киевская, пусть и в разной степени — проникнута духом национальной независимости, мечтой завершить вековой политический проект независимой Украины, который подразумевает отделение от России. Вплоть до 2014 года у такого проекта не было шансов быть реализованным из-за экономической, социальной и культурной привязки Украины к России, не говоря уже об их более плотной интеграции. В результате Майдана и последовавших за ним событий он появился.

Для украинского национального проекта главной проблемой была колоссальная мягкая сила, которой Россия обладала в Украине. Гораздо более широкое распространение русского языка и богатство русской культуры, а также возможности, которые открывались в столь крупной расположенной по соседству стране, препятствовали формированию отдельной украинской политической нации, опирающейся на свои особые ценности. Эти ценности укоренены в сельской, крестьянской культуре и чужды урбанизации, индустриализации и унификации, которые были ориентированы на Россию. Украинский политический проект в принципе мог состояться только при условии, что Украина будет максимально изолирована от России. И это стало возможно в результате конфликта, начавшегося в 2014 году.

Использование Россией военной силы для установления контроля над Крымом и вмешательства в Донбассе сопровождалось рассуждениями об объединении «русского мира» как уникального цивилизационного сообщества. Этот подход, каким бы оправданным он ни выглядел с точки зрения культурной общности, был совершенно неприемлем в экономическом и политическом плане. В результате концепция «русского мира» сгорела в пламени войны в Донбассе. Идея была полностью дискредитирована не только в Украине, но и в Белоруссии. Оживить ее где бы то ни было еще будет трудно и явно неблагоразумно.

После начала конфликта в Донбассе формирование украинской политической нации пошло на откровенно антироссийской платформе. Хотя этого можно было избежать, если бы внешняя политика России была более просвещенной. Формирование независимой Украины — как и Белоруссии — это естественный процесс, который России стоит понять и принять как факт.

Как независимые государства Украина (открыто) и Белоруссия (не столь явно) тяготеют к Европейскому союзу примерно по тем же причинам, что Румыния или Болгария. С российской стороны было бы мудро это предвидеть и предложить им возможность двигаться на Запад так, чтобы не порвать при этом с Россией. В случае Украины это уже поздно, но для Белоруссии еще нет.

Как и много столетий назад, траектория развития России вновь расходится с украинской и белорусской. В разводе с Украиной можно было обойтись без трагедий, а с Белоруссией еще можно расстаться по-хорошему, но в основе обоих разводов есть фундаментальные причины. Россия взяла курс на утверждение себя как самостоятельной страны глобального уровня, не зависимой ни от кого в отношениях с другими державами, в том числе Евросоюзом и Китаем. Она нашла для себя место на севере Евразии, и в этом контексте Россия — не Европа и не Азия, а просто Россия. Если перефразировать Леонида Кучму, Россия — не Украина. Для Украины и Белоруссии актуален другой вектор — утверждение себя в качестве небольшой страны в рамках постгегемонистской Европы.

В этих условиях независимость украинского государства и появление украинской политической нации облегчают для России переход из постимперского состояния к формированию собственно российской политической нации. Этот процесс ускорился после 2014 года благодаря не столько присоединению Крыма, сколько отделению и отдалению Украины. Официальная версия российской истории уже называет Херсонес «главным» местом крещения Руси, а Новгород — колыбелью российской государственности. Статус Киева как «матери городов русских» уходит в прошлое так же, как в свое время ушла мечта о Константинополе-Царьграде, занимавшая умы российской элиты от Екатерины Великой до Николая II.

 

Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20895.html Wed, 02 Aug 2017 12:56:09 +0300

Ловушки для России: Как Европа стала на сторону Украины

Европейский вещательный союз стал на нашу сторону, изменив общие правила в соответствии именно с украинским, а не российским видением проблемы.

Европейский вещательный союз сообщил об изменении правил проведения песенного конкурса «Евровидение». Главное изменение касается действий России, которая пыталась сорвать проведение последнего фестиваля в украинской столице и выдвинула как собственного участника нарушительницу закона — певицу Юлию Самойлову.

Государственные российские СМИ сегодня в один голос сообщают, что правила проведения конкурса изменены «из-за Украины», но это очередная ложь ярых пропагандистов. Нет, правила изменены именно из-за поведения России.

Конечно, Европейский вещательный союз может формально наказывать Украину, потому что в правилах, которые существовали на момент проведения конкурса не было пункта, который позволил бы ограничить присутствие на нем нарушителя закона.

Теперь ясно, что Европейский вещательный союз стал на нашу сторону, так же изменил общие правила в соответствии именно с украинским, а не российским видением проблемы.

У организаторов конкурса были два пути. Первый — согласиться с нашей логикой и запретить странам посылать на конкурс участников, которые имеют проблемы с законом страны-организатора. Второй — согласиться с логикой России и запретить странам-организаторам ограничивать право стран-участниц на выбор участников под угрозой отказа в проведении фестиваля.

Европейский вещательный союз выбрал первый вариант — логичный, честный и что самое главное — выполнимый. Потому что ни одна страна никогда не променяет уважение к закону на песенный фестиваль. Украина это доказала. Россия — проиграла.

Причем проиграла не только позорную историю с Самойловой, которую пытались грубо использовать для информационных провокаций. Изменение правил проведения «Евровидения» доказывает, что цивилизованный мир понемногу адаптируется к этим провокациям, что он учится ставить капканы и ловушки на российском пути, что Москве с каждым годом будет все труднее использовать и несовершенство закона, и несовершенство правил для своих отвратительных диверсий.

И это касается не только фестиваля песни. Одни ловушки ставят американские конгрессмены, вторые — европейские правительства, третьи — организаторы «Евровидения». Смысл — волк должен быть окружен красными флажками недоверия, через которые ему уже не перейти. Волк должен бегать по своему непролазному лесу, злой и голодный. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20884.html Tue, 01 Aug 2017 10:32:51 +0300

Нелегальные турбины Siemens в Крыму

Сегодня уже не может быть сомнений в том, что поставленные немецкой фирмой Siemens в Россию газовые турбины должны быть установлены на аннексированном полуострове Крым в нарушение экономических санкций ЕС. Это вызывает глубокое разочарование и дает повод для возмущения.

В течение трех лет после аннексии Крыма Украина на всех международных форумах постоянно высказывала озабоченность по поводу того, что санкции, объявленные из-за российской агрессии против Украины, не соблюдаются некоторыми крупными фирмами.

Эти опасения высказывались во время многочисленных бесед на самом высоком уровне — однако, как выясняется сегодня, они не были услышаны. Тем тяжелее нарушение доверия, связанное с делом концерна Siemens.

 

Творчески обходить санкции

Творчество, с которым здесь ищут пути обхода санкционных предписаний, заставляет задуматься. Так, например, поставленные концерном Siemens турбины были переведены в разряд российских продуктов, чтобы несмотря на запрет, поставить их в Крым. Слишком сильно здесь стремление к наживе и слишком мало морали.

Сегодня никто не умеет вести игру с пустыми политическими обещаниями более виртуозно, чем Кремль. Одновременно из Москвы все громче слышно требование, что следует перейти к «business as usual» в духе реальной политики.

Считается, что надо, мол, думать о результате в соответствии с лозунгом некоторых современных макьявеллистов: «цель оправдывает средства». Однако при этом они отбрасывают тот факт, что великий флорентийский мастер теории власти и сам иногда — и даже в его всемирно известном трактате «Государь» — пытался объединить политику и мораль.

В турбулентной современности войны теневые сделки рано или поздно становятся политикой. И как тогда можно в такие времена обуздать нарушителя мира? Рецепт успеха очевиден.

 

Снимите розовые очки

Следует с самого начала подстраховать себя с помощью строгих правил и обязательств, сразу досконально изучить подозрительные случаи, сразу наказать за нарушения права и принять меры, чтобы не использовались слабые места. Наступило самое время, чтобы снять розовые очки и посмотреть реальности в глаза: крымский вопрос и есть такое слабое место в мировой дипломатии.

Концерн Siemens столкнулся теперь с обвинениями в том, что он обошел обязательства по санкциям. Для Москвы, напротив, нет ничего нового в том, чтобы оказаться нарушителем договоренностей. В трехлетней борьбе за реализацию Минских соглашений Украина и ее западные партнеры по Нормандскому формату вынуждены были с горечью следить за тем, что означает реальная политика «по-русски».

Однако высокая бризантность дела концерна Siemens приводит теперь к тому, что под вопросом оказываются вообще все дальнейшие зарубежные инвестиции в российскую экономику. Афера с турбинами — это не недоразумение, а ошибка. Она равносильна тяжелому нарушению санкций.

 

Пересчитайте свои пальцы

Безусловно, теперь это в первую очередь обязанность концерна Siemens — юридически разобраться с этим примечательным происшествием, незамедлительно и полностью проверить обстоятельства этой противоправной поставки турбин в Крым и отменить их.

Однако этот случай стал проверкой всей санкционной политики в отношении России. И здесь Украина вместе с правительством ФРГ и европейскими институтами сделает все для того, чтобы эта потеря доверия со всеми ее серьезными последствиями превратилась бы в общее последовательное отношение мирового сообщества к вопросу об аннексии Крыма.

Ибо это дело касается действительно всех нас. Мы должны знать всю правду о сделке Siemens. Однако пока есть один совет для Siemens и других фирм, которые идут на сделки с российскими государственными предприятиями: после того, как вам пожали руку, пересчитайте ваши пальцы.

 

Павел Климкин, министр иностранных дел Украины. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20811.html Thu, 13 Jul 2017 15:45:58 +0300

Аргументы в пользу таможенного союза ЕС и Украины

Настроение на саммите ЕС-Украина на этой неделе будет приподнятым. Реформы и международная поддержка начали приносить плоды украинской экономике.

Заключено соглашение о свободной торговле с ЕС. Для поездок в Евросоюз украинцам теперь достаточно иметь биометрический паспорт — такая перспектива большинству казалась нереалистичной буквально несколько лет назад, когда для перехода к безвизовому режиму стране предстояло выполнить 140 предварительных условий.

Последние успехи Украины совпадают с ростом оптимистичных настроений внутри ЕС. Тем не менее, несмотря на все свои достижения, Украина ещё не вышла из опасной зоны, а процесс реформ далёк от завершения. Евросоюзу не следует поддаваться чувству удовлетворения от проделанной нами успешной работы. А лучше всего от этого убережёт учреждение таможенного союза между ЕС и Украиной.

Президент Украины Пётр Порошенко лично предан делу модернизации страны и борьбы с коррупцией. Но европейским лидерам надо понять, что ему предстоит тяжёлая битва за проведение крупных реформ: популистские силы в украинском парламенте — Верховной Раде — начали давить на правительство в преддверии выборов, которые пройдут менее чем через два года.

В Киеве ЕС будет подчёркивать необходимость продолжения реформ и внедрения технических стандартов Евросоюза. Но если мы хотим, чтобы Украина продолжала двигаться вперёд, мы не можем ограничиваться взаимными похвалами по поводу уже пройденного пути. Самым мощным рычагом Европы, содействующим продвижению стабильных, жизнеспособных и успешных демократических режимов, всегда являлась её практика выдвижения условий, которые устанавливают связь между реформами и чёткими, осязаемыми выгодами. Мы должны продолжать ставить новые вехи на этом пути, демонстрируя свою заинтересованность в успехе Украины и серьёзную готовность вознаграждать за реформы.

Перспектива таможенного союза является сильнейшим стимулом к введению в действие согласованного договора о свободной торговле и к продолжению долгосрочной экономической интеграции Украины с Европой. Это не краткосрочный проект; потребуется больше десятилетия, прежде чем Украина будет готова. Но когда это произойдёт, украинский бизнес сможет присоединиться к производственным цепочкам в европейской промышленности, а у правительства появится возможность приступить к реализации столь необходимой стратегии диверсификации экономики с целью получения выгод от географической близости к крупнейшему в мире рынку. Вместо того чтобы быть придатком европейской экономики, Украина станет переплетена с нею.

Почему это важно? С точки зрения Евросоюза, экономика страны с населением 46 миллионов человек обладает значительными перспективами для торговли и коммерции. С тех пор как Турция вступила в таможенный союз с ЕС в 1996 году, объёмы двусторонней торговли товарами выросли более чем в четыре раза. Кроме того, Украина, которая ранее колебалась между ЕС и Россией, сейчас чётко выбрала европейское будущее. Какого рода сигнал мы подадим другим соседним странам или президенту России Владимиру Путину, что не менее важно, если мы отвергнем Украину?

Я не смотрю на перспективы таможенного союза ЕС и Украины сквозь розовые очки; есть и некоторые недостатки. (Аргументы за и против такого союза каждый день повторяются в ходе дебатов о Брексите в Великобритании). Вступление в таможенный союз ограничит способность Украины самостоятельно вести переговоры по поводу торговых соглашений. И хотя ЕС на сегодня является крупнейшим торговым партнёром Украины, более половины её торговых оборотов приходится на остальные страны мира. Украина не сможет вести переговоры с Евразийским таможенным союзом — это будет сфера ответственности Брюсселя.

В некоторых странах Восточной Европы уже проявляются протекционистские тенденции: их правительства (что, возможно, неудивительно) озабочены потенциальными негативными последствиями торговой либерализации для сельского хозяйства. Тем не менее, структура торговли и инвестиций Украины всё больше сближается с ЕС. Если подводить итог, экономические аргументы в пользу союза — сильны, а политические — убедительны: потенциальные выгоды намного перевешивают любые скрытые недостатки.

У Евросоюза и Украины есть много поводов для праздника на этой неделе; обе стороны миновали важный этап. Но ограничившись торжествами, можно упустить важный шанс. ЕС надо подумать о следующих шагах вперёд для Украины, чтобы удержать её на пути реформ и к лучшему будущему. А кроме того, Евросоюзу надо продемонстрировать, что он по-прежнему является для соседних стран трансформирующей силой. 

 

Андерс Фог Расмуссен — бывший генеральный секретарь НАТО.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20789.html Thu, 06 Jul 2017 12:33:27 +0300

Долой депутатскую неприкосновенность!

Друзья. Сегодня я снова обращусь к вам за помощью в распространении призыва к действию. Дочитайте этот текст до конца и присоединяйтесь к нашей команде. Это важно!

Как я и обещал, мы инициировали создание широкой коалиции против института неприкосновенности народных депутатов. За эти три дня нашей командой была проделана большая работа – мы собрали всю аналитику по этому вопросу, в том числе, изучили мировой опыт, возможные варианты разрешения (всем этим мы поделимся уже в ближайшее время) и создали предварительный план кампании.

Теперь мы готовы приглашать в команду людей, готовых стать частью нашей инициативной группы по всей стране. Анкета по этой ссылке: http://bit.ly/2uMU80T

Итак.

ЧЕГО МЫ ХОТИМ?

Полной отмены депутатской неприкосновенности в существующем виде. Депутат, как политик, имеет право на защиту своей деятельности только во время исполнения служебных полномочий, перечень которых четко приведен в законе. Но точно так же, как сварщик снимает маску после работы, а космонавт – скафандр после возвращения с орбиты, и депутат должен лишаться иммунитета перед законом вне рамок своих служебных обязанностей.

В нынешнем виде неприкосновенность не только защищает депутата во время выполнения им своих обязанностей, но и освобождает его от ответственности за любое совершенное преступление. Новое поколение должно положить этому конец.

ЗАЧЕМ ЭТО НУЖНО?

В Украине практически не осталось политиков и партий, не обещавших отмены депутатской неприкосновенности. Но за двадцать пять лет эти обещания остались невыполненными.

Мы уверены, что без эффективного давления со стороны общества этот вопрос не решится. Сейчас его либо нет, либо оно недостаточно эффективно. Главная причина – отсутствие осознанности граждан в этом вопросе.

Необходима широкая просветительская кампания в самых разных кругах по всей стране. Мы также уверены, что сообщества соцсетей для организации такой поддержки отмены неприкосновенности недостаточно.

Поэтому в течение ближайшего времени мы планируем начать широкую общественную дискуссию во всех доступных нам населенных пунктах, где будут организованы инициативные группы.

КТО НАМ НУЖЕН?

Нам нужны люди дела. Лайкать, шерить и комментить мы уже научились, теперь надо научиться объединять людей вокруг правильных инициатив.

Поэтому мы ждем в нашу команду в первую очередь тех, кто готов взять на себя инициативу и ответственность за координацию кампании на местах. Нам также очень нужны все, кто может генерировать идеи и предложения (дизайнеры, графики, копирайтеры и т.п.) и реализовывать их на практике.

Если вы не нашли себя в этом перечне – не страшно: мы верим, что подавляющее большинство из вас так или иначе разделяют нашу инициативу, и будет достаточно, если вы станете носителем идеи на своем уровне. Рассказывайте, делитесь и дискутируйте об этом с вашим кругом друзей, товарищей и близких.

Мы на самом деле уверены, что во всех вопросах – начиная от коррупции, избирательной системы, верховенства права и депутатской неприкосновенности – только активное просвещение может изменить ход истории.

И еще флаги, символы, партийная принадлежность не имеют значения. Это инициатива, объединяющая все слои общества – это обещание давали все партии и политические силы.

Заполняйте анкету по ссылке http://bit.ly/2uMU80T и присоединяйтесь к походу на этот Карфаген. Это общее дело.

Данные можно также присылать на почту nedotorkaniy@gmail.com (населенный пункт, что можете делать и как с вами связаться).

И помните, за перепост вам гарантировано +100 к карме)) 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20735.html Tue, 27 Jun 2017 15:46:45 +0300

Сбитый прицел

Разговор будет неприятным. С фамилиями. Но, наверное, без него не обойтись.

В позднесоветское время очень легко было отличать умного от глупого и хорошего от плохого.

«Умного» — это я про гражданский, политический, исторический ум — не про социально-психологический ум-хитрость ушлого карьериста. Антисоветчики — умные, искренние «советские патриоты» — дураки. Впрочем, в поздние годы «совка» дураки встречались только среди детей. Сегодня этим детям, минимум, по пятьдесят. С «хорошими» еще проще: сидел за антисоветскую деятельность — очень хороший человек. Лучший. С остальными еще надо разбираться, но эти-то точно — герои. Без кавычек.

Это был наш золотой капитал. И наша надежда. Это должно было бы стать пропуском в высшую власть постсоветского государства. В совет совести. Не стало... Но сейчас я не об этом.

Захватила ли этих людей общая деградация последней четверти века? Вообще говоря — нет. В своем подавляющем большинстве и сегодня они — образцы совестливости. Именно поэтому я так внимательно слушаю оценки Подрабинека, Буковского, Ковалева, Скобова, Санниковой... И именно поэтому так болезненно реагирую, когда вижу у них нравственный сбой. Впрочем, нужно сказать, что нравственно сбоят они редко, а в крупных вопросах — крайне редко. Совесть оказалась куда меньше подверженной эрозии, чем, например, талант художника. В чем-то не разобраться — это да, этого сколько угодно. Но назвать мерзость хорошим делом — этого, слава богу, почти нет. Почти.

Именно поэтому так важно не оставлять подвешенными эти «в чем-то не разобраться». Впрочем, мое предисловие затянулось.

Причиной этого текста стала атака на Алексиевич (Светлана Алексиевич – беларусская писательница, лауреат Новелевской премии по литературе, – прим.ред.) Скобова. Скобов не Кашин. Не Латынина и не Леся. Не Ксюша и не Невзоров. И даже не Бабченко с Пионтковским (я обещал фамилии). Здесь все серьезно. Здесь естественно ожидать различения хорошо и плохо. И уж точно не нравственной инверсии: обращение плохо в хорошо, а хорошо — в плохо.

Я уже писал, что «интервью», которое автор запретила публиковать, не читал — не счел возможным. Так что говорить о позиции Алексиевич буду только со слов Александра Валерьевича. И интересует меня здесь именно его позиция. По следующим вопросам: 1) Киев, 2) Бузина, 3) Язык, 4) Чечня, 5) Лугандон.

1) Киев. Точнее — Украина. Я уже писал много раз: гражданин страны-агрессора не имеет права критиковать страну-жертву. И здесь, и далее для пояснения мысли я буду использовать аналогию с Отечественной войной. Так понятней. Как бы звучала критика Сталина от немецких антифашистов году, этак, в сорок втором? Что, дескать, заградотряды — такое зверство. В самом деле — зверство. Но насильник не критикует изнасилованную. А мы все — коллективный насильник. Выходи из гражданства и критикуй на здоровье. Хотя и для этого стоит выбирать время. До крымнаша и я написал много правды, неприятной слуху украинских революционеров. Они тогда всё ругались на меня рупором Кремля и путинской подстилкой. Но это до крымнаша. После — всё. Рот на замок. Идет война народная. С нечистью. У них идет. С нами.

Это по жанру всей статьи Скобова. Теперь о частностях.

Как я понял, Алексиевич хотела нас образумить и что-то объяснить. Когда увидела — напрасный труд, разговор закончила. Но вещи, которые она говорила — они ведь такие понятные. Смотрите сами.

2) Бузина. Как бы вы отнеслись в том же 42-м году к убийству немецкого шпиона? Или агента? Стали бы обсуждать порочность любого насилия? А в 45-м?

Что тут непонятного? Я сам — противник любого насилия. Кроме любящего. Убийство (почти любое) недопустимо. Кроме случая, когда неубийство является соучастием в убийстве. Смертной казни быть не должно ни для кого. Но война — иное дело. А дальше нужны очень тонкие различия, очень тонкие различения. Сторонники убийств на такие различения не способны по уровню личностного развития. Поэтому вообще публичный разговор на эту тему почти никогда не возможен: потенциальные убийцы любое мое «почти» и «кроме» истолкуют как санкцию для себя.

Как я понял, Алексиевич сказала, что понимает мотивы убийц Бузины. А что тут не понять?

3) Язык. Когда гекачеписты развалили в 91-м году Союз, а беловежцы через четыре месяца оформили то, что сделали гекачеписты, вопрос языка стал внутренним вопросом Украины. Не будь крымнаша, об этом можно было бы говорить. С крымнашем — нет. До войны в советских школах учили немецкий. После — почти нет. Мы возненавидели язык Гете. И сделали это с нами немцы. С языком Пушкина на Украине всё то же самое. Мы это сделали своими руками.

4) Чечня. Важнейший вопрос для нас. И то, что Алексиевич прибегла к такой аналогии, естественно — как еще объяснить идиоту? Ты-то сам вот что натворил из-за территориальной целостности? Чего же ты теперь пищишь?

Хотя, конечно, аналогия совершенно неточна. Чечня рвалась из объятий России почти двести лет. Россия много раз устраивала в Чечне кровавый ужас: и во времена Ермолова и Хаджи-Мурата, и депортация, и две чеченские войны после «демократической революции». Чечня — наш позор. Не современников Пушкина, а нас. Каждого лично. Ничего похожего на Донбассе нет. Это была не просто Украина, а самая процветающая часть Украины. «Донецкие» правили Украиной. Какой донецкий сепаратизм? Вы что — спятили? И, естественно, прав на Донбасс у Украины несравнимо больше, чем у РФ на Чечню. Но как это объяснить идиоту? Алексиевич попыталась так, как попыталась. Скобов увидел здесь объявление интересов государства выше интересов индивида. При чем это ЗДЕСЬ? Скобов не видит разницы между Майданом в Киеве и «Майданом» в Донецке? Так куда же проще! Киевский устроен гражданами Украины. Да-да, именно ими, а не спецслужбами США, как утверждают спецслужбы РФ. А донецкий «майдан» устроен спецслужбами РФ. Что тут непонятного?

Впрочем, это уже к 4). К Лугандону. Скобов всё здесь понимает. Но сочувствует донецким коллаборационистам. И не считает зазорным сочувствовать сотрудничавшим с Гитлером.

Это старая наша болезнь — «хорошие власовцы против плохого сталинизма» (вариант — «сталинизм хуже гитлеризма»). Родилась она из мечты, чтобы США наказала наших бандитов, потому что сами мы не можем. Детская мечта, но понятная.

Сочувствовать можно (и нужно) кому угодно. Вот Елена Санникова только что посочувствовала председателю Верховного Суда Лебедеву, который 33 года назад посадил ее и Феликса Светова. Объясняет просто: не посадил бы — не сделал карьеры. Милая история, и не поймешь: не то христианское всепрощение, не то стокгольмский синдром. Но всё равно — сочувствовать надо. Надо уметь представлять себе внутреннее состояние любого человека: и насильника (ему же хочется), и убийцы (ну, ненавидит), не говоря уж о ворах. Это же очень просто — представить себе и посочувствовать. Но одно дело — сочувствие, другое — нравственная оценка. Гитлеризм был абсолютным злом. Очищенным злом. Рафинированным. Соработничество с ним было соучастием в абсолютном зле. Вообще говоря, с Лугандоном ведь почти тоже самое. Что с Лугандоном делать? А это не наш вопрос. Не наше дело. Наше — оттуда уйти.

А вот что наше дело, и наше важнейшее дело — это нравственные оценки. Проклинать сталинизм — нужно. У него нет оправданий — это факт даже не только нравственный, но исторический. Переходить от проклятий в адрес сталинизма к оправданию гитлеризма совершенно недопустимо. И здесь неважно — хвалит ли Путин Геббельса или Скобов сопереживает полицаям...

Потому что начав с такого оправдания мы уже не остановимся: так и пойдем вместо севера на юг. Собственно — мы ведь уже очень давно так идем. Люди, подобные Скобову, могли бы помочь нам развернуться. Должны были бы помочь. Но для этого им самим нельзя путать север и юг.

Ведь все наши беды с этого и начались: мы перестали различать синий и красный концы стрелки нравственного компаса.

 

Александр Зеличенко — российский философ, культуролог, публицист, историк и теолог

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20727.html Mon, 26 Jun 2017 16:54:07 +0300

Манифест Блокчейна

Основатель AngelList — сайта для стартаперов и инвесторов, — Naval Ravikant написал твитсторм (серию постов на твитере), который можно назвать Манифестом Блокчейна.

  1. Блокчейны заменят существующую инфраструктуру.
  2. Люди являются сетевыми существами. Это первый биологический вид, который сумел посредством сети преодолеть генетические границы и таким образом захватить весь мир. 
  3. Сети позволяют нам сотрудничать, иначе мы бы всё делали самостоятельно. И в сетях распространяются плоды нашего сотрудничества.
  4. Множество пересекающихся сетей образуют основу и организовывают наше общество. Физические, цифровые и психические связи соединяют всех нас.
  5. Деньги — это сеть. Религия — это сеть. Корпорация — это сеть. Дороги — сети. Электричество — это сеть…
  6. Сети должны быть организованы в соответствии с правилами. Для контроля и выполнения этих правил необходимы администраторы. Против мошенников.
  7. Сети обладают «сетевым эффектом». Добавление нового участника увеличивает ценность сети для всех существующих участников.
  8. Таким образом, сетевые эффекты приводят к тому, что победитель получает всё. Ведущая сеть стремится стать единственной сетью.
  9. И управители этих сетей становятся самыми влиятельными людьми в обществе.
  10. Некоторые сети управляются царями и священниками, которые решают, что есть деньги и права, священные и светские. Это закрытые правила, основанные на силе.
  11. Много сетей находятся в ведении корпораций. Социальная сеть. Поисковая сеть. Телефонные или кабельные сети. Они закрыты, но изначально меритократичны.
  12. Некоторые сети управляются элитами. Университетские сети. Медицинские сети. Банковские сети. Отчасти открытые и отчасти меритократические.
  13. Немного сетей управляются толпой. Демократии. Интернет. Общины. Они открыты, но не меритократичны. И очень неэффективны.
  14. Диктаторские режимы более эффективны в войне, чем демократические. Интернет и общины перегружены злоупотреблениями и спамом.
  15. В 20-м веке был создан новый вид сети — рыночные сети. Открытые и меритократические.
  16. Преимущество на рынке определяется затратами ресурсов. Ресурс — это деньги, в виде замороженного и готового к торговле времени.
  17. Рыночные сети — титаны. Кредитные рынки. Фондовые рынки. Сырьевые рынки. Финансовые рынки. Они сильнее государств.
  18. Рыночные сети работают только там, где есть заинтересованность в деньгах. В противном случае они просто сети толпы. Применения ограничены.
  19. Так было до настоящего времени.
  20. Блокчейн — это новое изобретение, которое позволяет объединиться достойным участникам в открытую сеть, чтобы управлять без администраторов и без денег.
  21. Это основанные на заслугах, защищенные от взлома, открытые и избирательные системы.
  22. Достойные участники — это те, кто работает над развитием сети.
  23. Так же как общество дает нам деньги за то, что оно хочет, так и блокчейн дает монеты за то что мы даем сети то, что хочет она.
  24. Важно отметить, что блокчейны платят своими же деньгами (монетами), а не общераспространенными (доллар) на финансовых рынках деньгами.
  25. Блокчейны платят монетами, но монеты — это просто следствие проделанной работы. И разные блокчейны требуют разной работы.
  26. Биткоин платит за обеспечение сохранности (защищенности) бухгалтерского реестра. Эфириум оплачивает выполнение и проверку расчетов.
  27. Блокчейн сочетает открытость демократии и Интернета с меритократией рынков.
  28. Для блокчейна заслуга (ценность) может означать безопасность, вычисление, предсказание, внимание, пропускная способность, мощность, хранение, распространение, содержание…
  29. Блокчейн переносит рыночную модель в те места, где она не могла быть раньше.
  30. Блокчейны, открытые и основанные на рынках, могут заменить сети, которыми раньше управляли короли, корпорации, аристократии и толпы.
  31. Блокчейн не имеет смысла без своих монет (криптовалюты), также, как бессмысленен рынок без денег.
  32. Бессмысленен блокчейн, управляемый государством, корпорацией, элитой или толпой.
  33. Блокчейн дает нам новые способы управления сетями. В банковской деятельности. В избирательных системах и голосовании. Для поиска. В социальных медиа. Для телефонии и энергосистем.
  34. Сети управляются не царями, жрецами, элитами, корпорациями и толпой. Сети управляются теми, кто приносит пользу сети.
  35. Сети, основанные на блокчейне, заменят существующие сетевые рынки. Сначала медленно, а затем внезапно. Сначала в одном месте, затем везде.
  36. В конечном счете, государство — это просто сеть (сетей).

Спасибо, Сатоши Накамото. И всем гигантам, на плечах которых стоял Сатоши.

* * *

Оригинальный текст:

  1. Blockchains will replace networks with markets.
  2. Humans are the networked species. The first species to network across genetic boundaries and thus seize the world.
  3. Networks allow us to cooperate when we would otherwise go it alone. And networks allocate the fruits of our cooperation.
  4. Overlapping networks create and organize our society. Physical, digital, and mental roads connecting us all.
  5. Money is a network. Religion is a network. A corporation is a network. Roads are a network. Electricity is a network…
  6. Networks must be organized according to rules. They require Rulers to enforce these rules. Against cheaters.
  7. Networks have “network effects.” Adding a new participant increases the value of the network for all existing participants.
  8. Network effects thus create a winner-take-all dynamic. The leading network tends towards becoming the only network.
  9. And the Rulers of these networks become the most powerful people in society.
  10. Some are run by kings and priests who choose what is money and law, sacred and profane. Rule is closed to outsiders and based on power.
  11. Many are run by corporations. The social network. The search network. The phone or cable network. Closed but initially meritocratic.
  12. Some are run by elites. The university network. The medical network. The banking network. Somewhat open and somewhat meritocratic.
  13. A few are run by the mob. Democracy. The Internet. The commons. Open, but not meritocratic. And very inefficient.
  14. Dictatorships are more efficient in war than democracies. The Internet and physical commons are overloaded with abuse and spam.
  15. The 20th century created a new kind of network — market networks. Open AND meritocratic.
  16. Merit in markets is determined by a commitment of resources. The resource is money, a form of frozen and trade-able time.
  17. The market networks are titans. The credit markets. The stock markets. The commodities markets. The money markets. They break nations.
  18. Market networks work where there is a commitment of money. Otherwise they are just mob networks. The applications are limited.
  19. Until now.
  20. Blockchains are a new invention that allows meritorious participants in an open network to govern without a ruler and without money.
  21. They are merit-based, tamper-proof, open, voting systems.
  22. The meritorious are those who work to advance the network.
  23. As society gives you money for giving society what it wants, blockchains give you coins for giving the network what it wants.
  24. It’s important to note that blockchains pay in their own coin, not the common (dollar) money of financial markets.
  25. Blockchains pay in coin, but the coin just tracks the work done. And different blockchains demand different work.
  26. Bitcoin pays for securing the ledger. Etherium pays for (executing and verifying) computation.
  27. Blockchains combine the openness of democracy and the Internet with the merit of markets.
  28. To a blockchain, merit can mean security, computation, prediction, attention, bandwidth, power, storage, distribution, content…
  29. Blockchains port the market model into places where it couldn’t go before.
  30. Blockchains’ open and merit based markets can replace networks previously run by kings, corporations, aristocracies, and mobs.
  31. It’s nonsensical to have a blockchain without a coin just like it’s nonsensical to have a market without money.
  32. It’s nonsensical to have a blockchain controlled by a sovereign, a corporation, an elite, or a mob.
  33. Blockchains give us new ways to govern networks. For banking. For voting. For search. For social media. For phone and energy grids.
  34. Networks governed without kings, priests, elites, corporations and mobs. Networks governed by anyone with merit to the network.
  35. Blockchain-based market networks will replace existing networks. Slowly, then suddenly. In one thing, then in many things.
  36. Ultimately, the nation-state is just a network (of networks).

Thank you, Satoshi Nakomoto. And to all the shoulders that Satoshi stands upon.

Источник: https://twitter.com/naval/status/877467629308395521
Перевод: Сергей Базанов

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20724.html Mon, 26 Jun 2017 10:12:32 +0300

МН17: Зеркало русского террора

В России уже давно не скрывают своего участия в конфликте и де-факто оккупации Донбасса. Вроде на официальном уровне продолжается старая песня «о гражданской войне», или «внутриукраинском конфликте», но в публичных действиях и высказываниях совсем по-другому.

То президент Путин скажет «мы вынуждены защищать» на востоке Украины русскоязычное население, то украинских инспекторов не допустят на военные объекты в Ростовской области, откуда осуществляется поставка оружия и военной техники российским боевикам, то есть российским военным под видом боевиков. Все это хорошенько наполнено истерией российского ТВ, где депутаты Госдумы и другие ничего не решающие лица «топят» за оккупированный Донбасс, называя захваченные территории «исконно русской» землей. Для граждан факт контроля частей Донецкой и Луганской областей не является секретом, но самые изворотливые на любой аргумент всегда говорят «Донбасснаш, а вы докажите».

Доказывать ничего не надо. Это с успехом делает российское руководство. Президент РФ публично размышляет на тему когда «Россия заберет Донбасс» и анализирует ситуацию, чтобы «своевременно принять решение».

В потоке подобных заявлений есть пункт, который заставит международное сообщество не только не забывать, но и подумать о привлечении к ответственности страны-агрессора.

Недавно в США произошла презентация документального фильма Оливера Стоуна — серии интервью с Владимиром Путиным. Беседы записаны в разное время, но одна точно заслуживает внимания, датированная июлем 2015 года, через год после атаки на малазийский Боинг.

Стоун спрашивает у Путина о катастрофе МН17. Российский президент по традиции во всех грехах винит США, которые не хотят раскрыть информацию своих разведслужб об атаке на пассажирский самолет, так как Кремль «понимает их позицию по Украине».

«Все они хотели свалить вину на ополченцев на Донбассе и косвенно на Россию, которая поддерживает ополченцев», - признается Путин еще в 2015 году. Тут же он заявляет, что этого бы не случилось, «если бы руководство Украины прислушивалось к нам и не начало полномасштабные военные действия».

В логике Путину не откажешь. Не захотели украинцы («один народ») встречать русские танки с цветами. Упрекает он Украину, что она небезуспешно огнем и мечом доказывает себе и всему миру своем право на место под солнцем. 

Однако год спустя, в сентябре 2016 года совместная международная следственная группа установила, что самолет был сбит российской ракетой «Бук», с подконтрольной боевикам территории Донбасса, привезенной из РФ. Следователи не конкретизируют, кому принадлежит этот «Бук». Но, сколько бы не придумывали сказок про «солдат-добровольцев в отпуске», вряд ли кто-то будет даже в РФ придет в голову обосновывать наличие «частных» российских зенитно-ракетных комплексов. Кому, как ни Минобороны РФ может принадлежать «БУК», поразивший МН17?

Управляет российской армией Верховный главнокомандующий. И как отметил несколько лет назад Путин, отвечая на вопрос УНИАН, президент РФ и Верховный главнокомандующий — «это одно лицо», которое несет ответственность за судьбу российских военнослужащих.  

Фактически трагедия МН17 стало зеркалом российской агрессии. И если по поводу этого ЗРК проведено детальное расследование и прописан каждый пункт его перемещения, то по сотням танков и другой военной технике такой детальный разбор провести практически невозможно. В любом случае, следы приведут сначала к захваченной украино-российской границе и далее к конкретной воинской части и базы хранения Минобороны РФ.

Москва прекрасно понимает, что ещё чуть-чуть — и её загонят в угол неоспоримыми аргументами. К этому уже готовятся. Не случайно, спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, по российскому законодательству, третий человек по официальной иерархии в России, назвала инициативу создать Международный трибунал (погибло 298 человек!!!) по МН17 «вмешательством» во внутренние дела РФ.

Весь агитпроп РФ будет усилено всё отрицать, а хозяин РФ будет показывать язык из-за кремлевской стены и размахивать ядерной дубиной.

Цивилизованному миру придётся постараться, чтобы привлечь к ответственности виновных за этот акт терроризма.

Совместно с террористом бороться с терроризмом — бесполезно.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20683.html Fri, 16 Jun 2017 17:14:23 +0300

Все, что можно считать хорошим для Украины, связано с агрессией Путина

Почему Навальный не вернет Украине Крым, как Киев мог бы использовать российскую оппозицию и что на самом деле является опасным для Москвы.

«Гора родила мышь»

В Украине часто проскальзывает такое мнение, что русские — безвольное стадо, а вот мы смогли сделать революцию. Я должен украинцев огорчить. Майдан ведь тоже не сформулировал и даже не планировал создать положительную повестку. Понятно против чего выступали в Киеве. Но за что — это не было сформулировано.

Похожая ситуация и в России. Понятно, что бороться против коррупции — это не повестка. Не было и нет проекта для изменения российского политического пространства. В Украине тоже не было. Вместо Януковича пришел Порошенко, есть некие косметические изменения, а все, что можно считать хорошим для Украины, связано с путинской агрессией: пробудилось национальное сознание, вырисовывается украинская идея, исторические судьбы украинского и русского народов пока расходятся. Но это не заслуга Майдана.

Почему нет позитивной повестки? Это всегда было в украинской истории. У восточных славян с этим плохо. Это может измениться, но пока что это не происходит ни в Украине, ни в России.

 

Горизонтальные связи

Конечно, есть отличия, которые связаны с разными национальными характерами. В русском протесте нет горизонтальных связей, никакой работы по созданию горизонтальной структуры оппозиция не ведет. Навальный и другие выводят людей, через некоторое время выводят опять, но ничего между этими периодами не создаётся. Хотя русские заявляют о себе как о коллективистском народе, а украинцы считаются индивидуалистами, но дело обстоит ровно наоборот. Украинцы создают стихийные связи. Народ сам выстраивает связи, но на эти связи не накидывается политическое действие. Массы есть, связи есть, структуры выстраиваются, но они ни к чему не ведут на стратегическом уровне. Поэтому принципиально это не отличается от русских протестов. Поэтому «вертикаль власти» в РФ полностью контролирует ситуацию.

 

Несбывшийся центр российской свободы

Нужно отметить, что российский ОМОН действует весьма профессионально, грамотно дозирует насилие. Российский репрессивный аппарат достаточно профессионален. Единственно, что могло бы пошатнуть ситуацию — применение массового уличного насилия против власти. Но этого не происходит и вряд ли произойдет. Машина террора действует эффективно. Все это делается для того, чтобы любой протестующий знал, в тюрьме он может оказаться на много лет, и никто его не защитит.

Для того, чтобы выйти в России на протест, надо иметь личное мужество. Каждый, кто выходит на протестные акции в России знает, что его могут избить, забрать на 15 суток или показательно посадить на много лет, как было в случае «Болотного дела». Но главная проблема в том, что человек также знает, что никто его не защитит, ни лидеры, ни товарищи, ни внешний мир, что никто не будет предпринимать реальных, настоящих усилий, чтобы вытащить его, чтобы поддерживать семью и.т.п.

 

И в этом положении есть и вина Украины

В России сейчас много политзаключенных, тех, кто сел по «Болотному делу» хотя бы изредка вспоминают по именам. Но есть и другие активисты, в том числе и те, кто протестовали против войны с Украиной. Но кто в Украине, например, знает имя Бориса Стомахина? Человек сидит, ему сломали позвоночник. Или Белов (Александр Поткин). Ему предложили вербовать российских националистов на Донбасс, а ему лично предложили место мэра одного из городов Донбасса. Когда он отказался и стал агитировать против этого — его бросили в тюрьму на 7,5 лет. Ну вот хотя бы за этих людей в Украине могли бы уже публично вступиться. В этом смысле украинцы в пассивности должны винить себя, а не русских.

У меня была иллюзия, что Украина станет центром российской свободы. После Майдана российские эмигранты стремились в Украину. Большинство ее сегодня покинули. Если люди знают, что они будут сопротивляться и на много лет окажутся в тюрьме — это одна ситуация. Если бы они знали, что в Украине можно найти укрытие или поддержку– это другая ситуация. Это повлияло бы и на протестные акции.

 

Проект Навальный и русский империализм

Навальный — это не проект Кремля, это проект Навального. Еще когда-то он был в московском «Яблоке» он хотел заниматься политикой. Понятно, что он играет в игру компромиссов с властью. Лидеры оппозиции все время играют в какую-то недоговоренность. То же само с его позицией по Украине. Навального спрашивают про Украину, он говорит, что это сложный вопрос. Власть считает, что можно играть с людьми в кошки-мышки. Тоже самое делает и оппозиция. Но любой народ это чувствует. Поэтому массовое восстание такой человек возглавить не может, это как игра в переделах одной системы.

Позиция Навального по Украине понятна. Он не собирается возвращать Крым Украине. Лозунги по прекращению войны занимают второстепенное или третьестепенное значений. То есть российская оппозиция преимущественно действует в рамках российской имперской парадигмы. Это можно увидеть по тому же Ходорковскому, который заявил, что он готов воевать на Северном Кавказе. Причем с кем? Со своими гражданами. Русский народ остается имперским народом.

 

Не подмосковская окраина

Что еще может быть опасным для Москвы? Очень важно, что акции протеста прошли в разных городах и даже в селах. Даже в деревне в Архангельской области на митинг вышло 8 человек. При этом местный полицейский там демонстрантам жал им руку. То, что протесты захватили огромное количество регионов — такого не было.

Важная проблема РФ в том, что она неэффективно управляет одновременно и Владивостоком, и Грозным. Если протесты захватят регионы, то это может иметь колоссальные последствия для Москвы. Подавить протесты в столице власть сможет, но в регионах — это сложнее. Это проблема и для оппозиции. Российская политика столицоцентрична, но реальность другая. Сейчас финансовый кризис, местные элиты не получают былых доходов, логистические связи между центром и так называемой провинцией разорваны, билет из Магадана в Москву стоит столько, сколько стоит квартира в Магадане. Это опасно, Москва может остаться сама или с Московской областью и Петербургом. В Москве этого не осознает ни власть, ни оппозиция. Все они мыслят в имперских категориях, но поэтому они и не понимают провинцию.

 

Низкая явка портит легитимность Путина

Российская элита считает, что главная проблема сейчас — апатия населения. Из-за этой апатии многие люди могут просто не прийти на выборы. Если 70% населения не придут на выборы, говорить этим людям, что у Путина 80% поддержки нет смысла. Поэтому у власти задача обеспечить явку, победа будет гарантирована другими методами.

Других вызовов власть не видит. Провинцию никто не видит и не считывает ее настроение. Российская экономика довольно устойчива, по крайней мере обвала не будет. В Кремле не видят серьезных угроз.

Запад не будет конструировать российскую оппозицию. Потому что Запад не воспринимает серьезно военную угрозу от России. А те страны, для которых эта угроза реальна — Украина, страны Балтии и Польша — этим не занимаются. Поэтому Кремль считает, что его положение достаточно прочно.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20614.html Mon, 05 Jun 2017 10:19:39 +0300

Русская душа

У России есть только один враг, при мысли о котором она тоскует поистине смертельно. Это не США, не Запад в целом, не Китай. Это — украинский язык.

Почему Россия заметно морщилась при первом послесоветском президенте Украины Кравчуке? Потому что начало поднимать голову украинство. Заявило о себе то, что советская пропаганда со Второй мировой войны называла бандеровщиной. На слуху был главный бандеровец Черновол с его людьми. Они шумели, дерзили совку в головах большинства населения Украины, пытались утвердиться как главная сила в стране. Россия пережила бы самую полную независимость Украины, если бы та собиралась оставаться в такой же мере русскоязычной и суржиковой, как в СССР. Более того, объяви Украина окончательное обрусение своей национальной целью, Россия стерпела бы самую соблазнительную ее демократию. Умом это не до конца понимают даже первые лица России, не говоря об остальных, но в подкорке у них именно такая Украина. Что внушают населению России кремлевские ТВ, радио, газеты? Говорят ли они: смотрите, люди, что творят эти украинцы по хозяйственной части, нас не спрашивая? Нет, из года в год упор на другое: смотрите, люди, как настойчиво эти украинцы от нас отодвигаются — дошли до того, что хотят, чтобы все у них там было по-украински. Националисты, одним словом, бандеровцы. То есть предатели.

Почему ельцинская Россия почти дружелюбно относилась к Украине в годы президентcтва Кучмы? Тот уловил, что нужно России для полного счастья. Для полного счастья России нужно одно: чтобы в Украине все более зримо преобладала русскость. Ну, и казенный треп Киева о вечном братстве. Вот и лады, решил Кучма. Чем бы Москва ни тешилась, лишь бы не разоряла нас своим газом. Если вам нравится, чтобы мы имели то-то и то-то с русского языка на наших просторах, мы не против, получайте свою игрушку!

При этом у Кучмы под рукой всегда был бандеровец. Когда ему, Кучме, было нужно, он говорил Ельцину: «Да я бы, ты ж понимаешь, Борис Николаевич, рад был бы пойти еще дальше, да ведь эти галичане, боюсь, поднимут хай, а то и за колья схватятся». Он рассчитывал на время — на то, что, постепенно укрепляясь экономически, Украина будет давать все больше воли украинству. Третий президент, Ющенко, положил конец этой игре. Украинство заявило о себе всерьез. Этого политика врагом России в ее глазах сделал его домашний украинский язык. Язык и только язык — не ахти какой, но украинский домашний. Все остальное мелочи. Если бы Ющенко произносил неприятные для Москвы речи на домашнем русском языке, она и ухом бы не повела.

Почему Россия вложила огромные деньги в избирательную кампанию Януковича? Потому что его домашним языком был донецко-русский блатняк. Блатняк, но русский. Почему Россия приняла заигрывания Тимошенко после поражения Януковича? Потому что ее домашним языком был пусть днепропетровский, но русский. Почему Москву воодушевила попытка Юлии устроить тандем с Януковичем, дабы удвох владеть Украиной до скончания своих земных сроков или пока не подрастут наследники? Потому что это был бы тандем домашних русских языков с преобладанием блатного.

В конце концов Янукович таки победил Ющенко. Украина не успела оглянуться, как сделалась чем-то мутным почти в составе России. Граждане России появились на многих ключевых постах в Киеве и областях. Служба безопасности Украины стала воровским подразделением путинской гэбухи. Если и оставались какие-то украинские секреты, то сугубо частные денежные. Каждый чиновник имел свою цену, свободно продавался и покупался. «Зачем нам Крым? Нам нужна вся Украина», — провозгласил когда-то один видный думец. И действительно: России при наличии Януковича не нужен был Крым — она располагала всей Украиной. Языковой закон Кивалова — Колесниченко, поставивший крест на украинстве, был русскому сердцу дороже всех межгосударственных договоров. Теперь можно было целиком сосредоточиться на самом приятном: на схемах хищений и откатах. Большие украинские деньги и большие русские никогда до этого так свободно не говорили на одном языке — на языке русской братвы.

Майдан-2 явился ударом и для Путина, и для Януковича с их людьми, но для Путина и компании — более сильным, несмотря на то что донецким предстояло потерять свою сеть, уже накинутую на всю страну. Донецкие — народ простой. Ему что нужно? Чтобы шло бабло — больше, еще больше! Кремлевским же, тем, кроме бабла, требуется кое-что еще, а именно: чтобы жила страна родная, а какая может быть у нее жизнь, если Украина станет Украиной не на бумаге, а на деле?! Опасность они почувствовали раньше и острее Януковича, потому что победа Майдана-2 означала бы начало конца «Русского мира», каким они его видели в своих мечтах. У барыг тоже могут быть не совсем низменные цели. Вот почему Путин сразу взял это дело в свои руки и стал бороться с украинским Майданом как со своим родным, русским. Были призваны люди, не только обязанные, но и способные стрелять. И все вышло бы, если бы Майдан-2 испугался и если бы не горстка людей, словно созданных для оргработы в такой обстановке.

Сохранение и развитие Украины как важнейшей части «Русского мира» было и будет задачей всех русских задач. Россия живет с убеждением, что без русской Украины она — не она. России нет без Киева, без «сего пращура русских городов». Что тут еще объяснять? Почему тот же Ходорковский выходит из себя в нападках на Украину? Клевещет на нее, грубит так, словно был на зоне отнюдь не политическим. Он видит себя во главе России, а зачем она ему не вся? Не для того он столько страдал, чтобы получить какой-то обрубок. А вы все: нефть, газ. Без их избытка России может обойтись. А вот без украинского сержанта… Без украинского сержанта нет русской армии. Без украинского чинуши нет русской бюрократии. Без украинского попа нет русского православия. Без украинского образованца нет русской образованщины. На самом деле все это может быть и без украинца, но русский человек думает, что — нет, не может быть. Этого состояния русской души не понимает, не чувствует Запад, потому что он живет уже в другой эпохе.

У России, короче, есть только один враг, при мысли о котором она тоскует поистине смертельно. Это не США, не Запад в целом, не Китай. Это — украинский язык.

 

Анатолий Стреляный — писатель и публицист, ведущий программы Радио Свобода «Ваши письма» 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20590.html Wed, 31 May 2017 16:42:29 +0300

Другая точка зрения

«Чего ты заводишься, у него просто другая точка зрения. Он просто хочет мира. Он просто скептик. Вам нужно с ним поговорить». На самом деле, не нужно.

Когда-то давно я верил в компромиссы. Считал, что люди исходят из рационального. А потом ко мне в Крым приехала российская армия. Следом она приехала на Донбасс и стала понемногу расстреливать мои иллюзии.

Оказалось, что вся постсоветская дискуссия была не о том, какой Украине быть — нейтральной, пророссийской или прозападной. Она была о том, быть Украине или не быть. И оказалось, что нейтральность — это лишь промежуточная стадия для того, чтобы она стала «российской».

Я не случайно пишу это слово в кавычках. Потому что Донбасс доказал — мечтать о России вовсе не означает получить Россию. После полуострова пророссийский обыватель еще имел основания верить в «крымский сценарий» — когда чужая армия малой кровью приносит тебе рублевые пенсии. Но после того, как восток Украины превратился в Сомали, верить в компромиссы с РФ может либо идиот, либо провокатор.

Надеяться на «русский мир» в ситуации, когда он уже успел восторжествовать на территории Донецка и Луганска, может человек с отбитым чувством самосохранения. Потому что капитуляция Украины означает не возврат в эпоху развитого Януковича. Проигрыш Киева будет означать возвращение в эпоху развитого «моторолы».

Мы 23 года жили в пограничье и внеблоковости. Мы из года в год договаривались с Москвой и шли на компромиссы. Но проблема в том, что любой компромисс недостаточен для Кремля. Ему нужен буфер, а как будет выглядеть судьба жителей этого буфера — ему не важно. Судьба Донбасса — тому иллюстрация.

Иногда история перестает быть гуманитарной наукой, а становится точной. Три больше двух. Семью семь — сорок девять. Нет смысла вступать в дискуссии с теми, кто утверждает обратное. Некоторые идеи токсичны. Некоторые люди никогда не позврослеют. Реальный возраст значения не имеет.

У них могут быть разные мотивы. Кто-то, устав от ответственности, хочет сильной руки. Кто-то ностальгирует по молодости и эрекции. Кто-то верит в «прогнивший запад» или скучает по номенклатурному статусу. Но ни одна из форм ностальгии по прошлому не имеет смысла, если она уничтожает будущее.

И вопрос даже не к люмпенам — они неизбывны как осадки. Вопрос к тем, кто всерьез предлагает мне вести с ними переговоры. Кто считает их точку зрения равноценной. Кто пытается легитимизировать ее на уровне публичной дискуссии.

И не важно, чем они руководствуются. Кто-то, возможно, верит в левую идею, призывающую защищать слабых, забывая о том, что за спиной этого меньшинства стоит одна седьмая часть суши. Кто-то, вероятно, так долго обслуживал российских сателлитов, что отрезал себе иные пути к трудоустройству. Кто-то и сейчас берет деньги у России. Кто-то — просто дурак.

Дискуссия невозможна, как невозможен компромисс между онкологом и шарлатаном. Победа одного приведет к выживанию организма. Победа другого — к некрологу. Тот, кто считает землю плоской, юридически равен тому, кто знает про гелиоцентричность. Но никому не придет в голову сталкивать их в ток-шоу для сверки аргументов. И уж тем более — отправить адепта слонов и черепахи преподавать в школу.

Война резко сужает пространство допустимого. Дискуссия об украинском будущем была возможна до Крыма и Донбасса — все те годы, пока Москва и Брюссель конкурировали за Киев. Теперь дискуссии нет. Либо вы сопротивляетесь агрессору, либо не считаете его агрессором. Но тогда будет уместнее поступить как Анатолий Вассерман.

Который уехал. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20553.html Fri, 26 May 2017 12:14:15 +0300

Дело не в судьях, а в Суде

Удивительно мягкое отношение украинских судов к арестованным налоговикам полностью скомкало впечатление от самой масштабной спецоперации по ликвидации преступной сети коррупционеров.

Судите сами. В нашей стране никогда не арестовывали столь большое количество людей, связанных одним видом наживы. Самое время порадоваться. Ведь произошедшее, хотя бы номинально, напоминает борьбу с мафиозной структурой. А нет. Украинский суд — самый странный суд в мире — отпустил задержанных. Кого за миллион, кого за 15, а кого так, под честное слово. Теперь генпрокурор Луценко сколько угодно может рассказывать об успехах ведомства. Это вызывает только сарказм. В обществе уже прокатилась волна разочарования: «Этого и стоило ожидать». Общество не давольно властью. Суд же, традиционно властью у нас не считается. В этом и заключается опасность.

Существует аксиома: «Какие судьи такое и торжество правосудия». Мол, от качества людей зависит исполнение законов. Я позволю себе не согласиться с данным утверждением. Судьи — только элементы огромной системы. Они не боятся наказания за заведомо ангажированные решения, потому что по сути ничего не нарушают. Судья у нас судит на своё усмотрение. Рассмотрел, отклонил, принял во внимание и вынес решение. А то, что оно не нравится обществу — «Я художник, я так вижу».

Система — это совокупность её элементов и связей между ними. Чиновник, судья, налоговик — все это элементы. А связывают их отсутствие ответственности за принятые решения. Не им платить за странные, мягко говоря, решения, а нам — гражданам Украины. Буквально.

Рассмотрим показательный пример. Окружной административный суд города Киева 15 мая вынес решение по иску собственника банка «Михайловский». Оказалось, что решение Нацбанка о неплатежеспособности банка, решение Фонда гарантирования вкладов физлиц о введении в него временной администрации и решения обоих госорганов о ликвидации банка — незаконны. Таким образом, банку «Михайловский» быть. А то, что украинские налогоплательщики через Фонд гарантирования вкладов выплатили компенсации вкладчикам банка, всем этим обманутым бабушкам, и даже тем, кого банк «Михайловский» убедил не отчислять в Фонд платежи, чтобы на пару процентов увеличить ставки по депозитам — так это сами дураки. Суд решил. Получите-распишитесь.

Несмотря на то, что суд отказался «обязать НБУ совершить все необходимые действия по восстановлению функционирования ПАО «Банк Михайловский» в качестве банка», легче нам от этого не становится. Вы не поверите, но мы теперь всем скопом можем быть должны владельцам банка «Михайловский» компенсацию за ущерб, недополученную прибыль и все такое. А они никому не должны. Они не крали денег, не занимались мошенничеством. Теперь все дальнейшие расследования по схемам банка «Михайловский» не имеют смысла. Так и живём. Суд, являясь отдельной ветвью власти, проявляет власть, и не несёт никакой ответственности перед гражданами. Правд,а прекрасно?
Когда читаешь такие сообщения, чувствуешь себя идиотом. Ни о каком восстановлении правосудия в стране уже и речи не идёт. Хочется, чтобы вся эта камарилья прекратила держать украинский народ за бесправных крепостных.

Дело все-таки не в судьях, а в Суде, как институции. Дело в государстве, которое, по определению, есть ничем другим как системой институтов. Для того, чтобы запустить любые, мало-мальски серьезные изменения в стране, нужна координатная судебная реформа. Законы, принципы, люди — все должно измениться. Иначе... Ещё парочка таких громких арестов, не менее громких выходов под залог, компенсаций ворам и оплеух обманутым и реформа будет проведена «снизу», по лекалам почетного судьи Линча. Не стоит дискредитировать государственные институты столь самозабвенно. Иначе, когда они падут, у входа нас встретит не Свобода, а виселица и палач «из рабоче-крестьян».

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20477.html Tue, 16 May 2017 10:55:37 +0300

Как Киев выиграл Евровидение

Украина празднует победу мягкой силы на праздничном песенном конкурсе. Она воспользовалась статусом хозяев, чтобы подчеркнуть статус европейской страны и поднять международный имидж.

Май 2017-го, вероятно, войдет в историю, как знаковый месяц в эпичной одиссее постсоветской интеграции Украины в Европу. За прошедшие несколько недель украинцы отметили безвизовый режим с ЕС и провели зрелищный песенный конкурс «Евровидение».

Победа на «Евровидении»досталась исполнителю из Португалии Сальвадору Собрал, исполнившему незабываемо красивую песню Amar Pelos Dois. Но теперь, когда костюмы сняты и шумиха улеглась, мы можем признать, что настоящим победителем «Евровидения-2017» стала сама Украина. Украинцы смогли представить свою страну тысячам иностранных гостей и сотням миллионов телезрителей по всему миру, создав положительное впечатление вместо стереотипа воюющей и нищей Украины.

В первые две недели мая праздничный Киев наполнили фанаты Евровидения. Украинская столица постаралась впечатлить туристов, открыв множество фан-зон и создав маленькую армию англоязычных гидов. Полиция прошла специальную подготовку, транспортные узлы модернизировали, а клубы и бары из кожи вон лезли, чтобы оказать гостям теплый прием. Между тем, само шоу стало техническим триумфом с блестящим брендингом, потрясающей сценой и профессиональной презентацией.

В процессе были и проблемы, без которых не обойтись: слоган конкурса Celebrating Diversity не отразился на выборе ведущих, которыми стали трое мужчин. Кроме того, городские власти так и не завершили «Арку разнообразия» в центре Киева из-за протестов праворадикалов. Она стала своеобразной метафорой того, что Украина еще не до конца смогла принять европейские ценности. Тем не менее, организация Евровидения-2017 стала в равной мере интересной и впечатляющей.

Есть немало свидетельств того, что усилия щедро окупились. С начала мая в мировой прессе появилось множество положительных материалов, провозглашавших Киев нераскрытой жемчужиной. Гости столицы одинаково щедро осыпали похвалами красоту города, доброжелательных украинцев и отличное соотношение цены-качества. Британский журналист Хайди Стефанс отметила этот необычный энтузиазм в своем популярном блоге о Евровидении на The Guardian, написав «если вы никогда не были в Киеве, вам определенно стоит приехать. Это прекрасный дружелюбный город, в котором потрясающая еда, при этом все до смешного дешево. В последние несколько дней я здесь вовсю веселилась, организация — отличная. Поездка на Евровидение — хороший опыт сам по себе, но то, что я приехала на конкурс в город, в котором раньше никогда не была, делает событие по-настоящему особенным. Так что очень рекомендую».

Успех Евровидения в Украине отнюдь не был предрешен. Прием «Евровидения» — сложное и дорогостоящее мероприятие и создает серьезные трудности для страны, ограниченной в ресурсах и защищающейся от гибридной агрессии России на востоке. Месяцами перед конкурсом ходили слухи о неготовности Киева и его неспособности профинансировать это мероприятие.

Кроме того, Москва пыталась испортить украинское «Евровидение», номинировав на конкурс певицу, выступавшую в Крыму. Кремль спокойно выбрал Юлия Самойлову, зная, что она не сможет выступить в Киеве, поскольку нарушила украинский закон, выступив на оккупированном полуострове. Этот трюк действительно стал плохой рекламой, но в итоге не сорвал концерт в Киеве. Может, даже наоборот — внес свою лепту в успех песенного конкурса в Украине, убрав неудобный политический элемент с повестки дня и позволив организаторам сконцентрироваться на работе над шоу.

Успех Украины как страны-хозяйки «Евровидения» — важная невоенная победа. Она поможет Украине создать лучший международный имидж после десятков лет пребывания в тени и последних нескольких лет, проведенных под знаком зоны военного конфликта. И что особенно важно, это будет противодействовать попыткам России унизить Украину на международной арене. Не сумев убедить глобальную аудиторию в том, что неонацисты захватили власть в Украине, кремлевская тактика изменилась, и теперь Москва предпочитает изображать страну как несостоявшееся государство. Но бурное освещение киевского праздника «Евровидения» — отличный аргумент против этого мифа, представляющий украинскую столицу привлекательным европейским направлением для туризма и бизнеса.

Такое улучшение имиджа может реально повлиять на экономику страны. В бою за международные инвестиции, восприятие играет огромную роль. Успех Евровидения не изменит все в одночасье, но повысит ее авторитет и вдохновит многих выяснить, что страна может предложить. Вот для чего стоит проводить международные мероприятия. Украина теперь получит огромное удовольствие, используя редкую возможность рекламировать себя перед международной аудиторией.

 

Питер Дикинсон (Peter Dickinson)  — издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20461.html Sun, 14 May 2017 19:15:57 +0300

Андрей Илларионов: После «Крымнаш» Путину может понадобиться «Беларусьнаша»

Благодаря трехлетнему сопротивления украинцев президент России Владимир Путин понимает, что Украина — не искусственное государство.

Это отметил Радио Свобода экс-советник президента Путина, ныне сотрудник Института Катона (США) Андрей Илларионов.

Но имперцу Путину сложно признаться в ошибке, к тому же, остается потребность компенсировать неудачи внутри России. Поэтому, не исключает Илларионов, могут вновь разыграть сценарий «кримнашизму» — например, в Беларуси.

В то же время Илларионов констатировал: современная Россия имеет огромное количество противоречий — этнических, культурных, мировоззренческих и тому подобное. И, как СССР, она обречена на распад. Тем временем в Украине произошла экономическая катастрофа, которую нельзя списать на войну. Поэтому Путин не побеждает, но и Украина не выиграет. 

Александр Лащенко: Господин Илларионов, что Вас привело в Киев?

— Конференция, на которую меня пригласили для того, чтобы я рассказал о своем докладе, который представлял в Вашингтоне 20 апреля. Был представлен доклад для украинской публики, для украинской общественности. Потому что доклад посвящен экономической политике, в данном случае, возможно, даже экономическом кризисе в Украине последних трех лет и анализа основных факторов, которые привели, скажем прямо, к экономической катастрофе, которая произошла в стране за эти три года, три года назад после победы Майдана не просматривалась, не предусматривалась, не прогнозировалась. Обычно называется военная причина. Это агрессия Кремля, агрессия экономическая, политическая агрессия, военная агрессия, оккупация, аннексия Крыма, война на востоке Украины. Все это действительно так. Это сыграло свою роль.

Но, между тем, выясняется, что все же важнейшей причиной была интервенционистская политика украинской власти, прежде всего руководства НБУ. Руководство НБУ за первые 9 месяцев с момента назначения, я имею в виду госпожу Гонтареву. С момента ее назначения на должности руководителя НБУ в июне 2014 года до февраля 2015 года растратили валютных резервов на сумму $12,7 млрд. Скорость растраты резервов превысила скорость растраты резервов при президенте Януковиче в 3,5 раза. Все же в сравнении с Януковичем надо было «постараться», чтобы превысить эту скорость, которая наблюдалась при Януковиче, в 3,5 раза.

— При Януковиче все же не было войны со стороны России.

— На войну ничего не тратилось. Потому что на войну в 2014 году тратился 1% ВВП. Это смешная цифра. Спасибо, Александр, что Вы об этом сказали. Это просто показывает, что списание потери этих резервов на войну не имеет никакого отношения к действительности. Они были потеряны из-за совсем других причин. К этому практически никакого отношения не имело.

Они растратили эти резервы. В результате того, что резервы упали до критического уровня, подпитки денежной массы украинской гривны валютными резервами не хватало. Это сделало неизбежным валютный кризис, девальвацию гривны, которая состоялась примерно в три раза — с уровня 8 гривен за доллар до 25-26-ти сейчас. Поскольку валютные резервы были растрачены, пришлось брать новые кредиты для того, чтобы пополнить резервы.

— МВФ?

 

— В том числе в МВФ. За эти годы взяли новых долгов на сумму примерно $13 млрд, чтобы возместить это. Но эти 13 миллиардов долларов заимствованные. И за эти заимствованные средства придется Украине расплачиваться. Кому? Гражданам. То есть все эти цифры не должны никого заводить в заблуждение. Это заимствованные средства.

— Это только отсутствие квалификации госпожи Гонтаревой, или это более серьезная проблема была, на Ваш взгляд?

— Это минимальные вещи. Это, как минимум, непрофессионализм и ужасная некомпетентность руководства НБУ. Что стоит за этой некомпетентностью и непрофессионализмом? Какие интересы?

— Она уже бывший руководитель НБУ. Вы же знаете?

— Я знаю. Но это уже не имеет значения. Потому что надо понимать, что произошло. Надо понимать, почему так произошло. Надо сделать так, чтобы этого не повторилось. Потому что три года назад после революции и Майдана в одном страшном сне нельзя было себе представить, что можно будет назначать таких людей, которые будут проводить такую политику, которые будут уничтожать украинскую экономику.

— Господин Илларионов, Вы не только «Путина видели», Вы не один год с ним работали. Почему он делает это сейчас, в частности последние три года, с Украиной? Что это? Это закономерность?

— Это его собственное мировоззрение. Он откровенно считает, ему это внушили, и он это взял на вооружение из практических или из каких других соображений. Вел искренне считает, что нет такого народа, как украинцы. Он откровенно считает, что нет такого народа, как белорусы. Он считает, что это — один и тот же народ, который из-за глупости, из-за несчастья оказался разделенным. Он откровенно считает, что ему судьба и высшие силы вручили этот уникальный шанс объединить эти народы под единым государственным крышей. Это для него такая мистическая цель, которую он должен реализовать. Поэтому с ним ничего нельзя сделать. Он просто придерживается этой точки зрения.

Поэтому все остальное, что происходило в Крыму, на востоке Украины, там пропагандистская война против Украины — это отражение его мировоззрения, который очень искаженный, чудовищный, который не имеет ничего общего с действительностью.

— То есть, на Ваш взгляд, нельзя называть Путина ставленником олигархических сил?

— Да нет! Что Вы? Ни в коем случае? Какие олигархические силы?

— Все эти дворцы, о которых писали...

— Дворцы дворцами. Но олигархи здесь к чему? Олигархи там выполняют вспомогательную роль, выполняют поручения, разовые поручения руководства. Это совершенно разные соотношения. Какие там олигархи? Что они могли? Они могли еще в 1999 году принимать решение, кого выбирать в качестве преемника Бориса Ельцина. Тогда их слово имело значение. Но в 2000 году стало понятно — после того, как «она утонула», после решения того, кто является хозяином «Первого канала», кто является хозяином канала «НТВ», кто является хозяином «ЮКОСа», вопрос олигархического влияния на Кремль давно решены.

— Путин у власти уже 18 лет. Последние три года — надагресивна политика. И до этого — да, было все: поддержка Януковича во время избирательной кампании-2004, было ограничение подачи газа в Украину, так, была в Грузии война...

— Как мы забудем о Грузии? То же самое — агрессивная политика абсолютно. Грузинскую войну готовили с 1999 года. Просто я занимался анализом. Украинскую войну готовили с 2003 года. Захват Крыма — это мелкий вопрос относительно всегрузинського. Потому что главная цель всех этих военных действий на всех уровнях и конвенциональными методами, и гибридными — установление контроля над Украиной, над Киевом. Крым в данном случае и Донбасс являются отдельными случаями. 

Лингвистическая война против Украины началась в апреле 2004 года. Остров Тузла — это 2003 год. Слушайте, ну что мы будем говорить?

Поездки в Крым, кстати, в Севастополь во Владимирский собор, который возле Херсонеса — это, между прочим, 2000 год! 27 июля 2000 года. Поездка Путина 27 июля 2013 года уже сюда в Киев — он здесь выступал, он из Киева выступал и говорил о том, что «единый народ», что нет русских, украинцев, белорусов. Это же не где-то происходило, а здесь происходило как раз в дни 1025-летия крещения Руси, под которой понимает и нынешнюю Россию и нынешнюю Украину, и нынешнюю Беларусь. Так что это неслучайные вещи. 

Когда же он переносит, восстанавливает могилы Деникина или Ильина — он же цитирует. Он цитирует Деникина-за то, что Деникин выступал за единую, неделимую Россию и не пошел на соглашение с Пилсудским в борьбе против коммунистов. Это, собственно, решение, которое определило результаты гражданской войны на территории бывшей Российской империи, иначе история всех наших стран точно развивалась бы иначе. За что? Потому что Деникин выступал за единую, неделимую Россию, включая между прочим еще и Польшу. Не только Украину. И он сейчас говорит о том, насколько был прав Деникин. Рекомендует журналистам, говоря: изучай Деникина, что было записано. Так что, когда Вы говорите, что это такое? Это надглибоко укоренившееся ужасное, ложное мировосприятие.

— Оно обречено на поражение?

— Конечно. Исторически оно совершенно обречено. Только в процессе выявления провала этого мировосприятия мы видим какую цену... Цену Украина уже заплатила 10 тысячами жизней своих граждан. Грузия уже заплатила. Россия заплатила, россияне заплатили. И еще будут платить, к сожалению. Но это цена.

А, например, было перепутье времен Ельцина, что Россия не таким путем пойдет?

— Перепутий было несколько. Главное перепутье — 6 ноября 1991 года, когда Борис Ельцин назначил господина Гайдара вице-премьером российского правительства, который, собственно говоря, направил преимущественно своими действиями развитие России неверным путем.

Так называемая «шоковая терапия»?

— Нет. Гайдар просто своими действиями способствовал приходу к власти спецслужб. Во время его руководства численность представителей спецслужб в российском руководстве выросла с 5% до 32%. Такого не сделал даже Путин. Собственно, действия Гайдара, сына резидента КГБ на Кубе и в Югославии, были направлены... Собственно, не «шоковая терапия», а перенаправление экономических потоков в адрес органов госбезопасности, МВД, обороны. Шоково для граждан. Потому что вся эта инфляция вылилась, потому что средства перераспределялись силовикам. Не просто силовикам, а спецслужбам.

Плюс, я так понимаю, незаконная приватизация циничная, «залоговые аукционы». Правда, это было позже...

— Это тоже. Это дело Чубайса, ближайшего друга и соратника Гайдара — «залоговые аукционы». Дело в том, что вся российская операция заключалась в том, чтобы госбезопасность, ЦК КПСС вывели средства за пределы страны, а когда началась бы приватизация, то эти средства использовали бы для приватизации активов, которые были бы представлены.

Если говорить о том, кто сыграл ключевую роль, важнейшую роль в том, что сегодняшняя Россия является такой, какой она есть, и то, что сегодняшняя Россия проводит такую агрессивную политику против Грузии, против Украины, на Ближнем Востоке, то...

Гайдар?

... — два человека, по моему мнению, сыграли важнейшую роль. Это Егор Тимурович Гайдай и Владимир Путин.

А роль Ельцина? Он же был президентом.

— Несмотря на то, что он был президентом, она была второстепенной. Она была важной, потому что он выбрал как первого, так и второго — это его кадровые решения. Но конкретную политику реализовывали эти два человека. Не Ельцин. Ельцин сам по себе не был таким империалистом. Он не был таким имперцем. У него были и другие стороны. Но он назначил людей, которые придерживались имперских позиций. Именно они сформировали, задали тот тренд, который мы сейчас и видим в российской политической жизни.

Я приведу Вашу цитату в интервью радиостанции «Эхо Москвы» в декабре прошлого года: «Тот процесс распада, который начался в начале 20-го века с распада Российской империи, продолжился на рубеже 80-х, 90-х годов с распадом Советской империи, — этот процесс не закончен. Потому что Российская Федерация построена по тому же принципу, по которым был построен Советский Союз образца 22-го года и который распался в 91-м году».

Вы это подтверждаете? Россия тоже обречена на распад?

— Конечно. Процесс же незавершенный. Просто Российская Федерация — это крупнейший осколок Российской империи. Этот процесс начался в начале 20-го века. Это был первый этап, был второй этап. Будет и третий. Может, и не один еще будет. Конечно, есть отдельные территории в пределах нынешней границы Российской Федерации, которые являются несоизмеримыми, которые нельзя объединить с другими территориями. Совершенно очевидный пример — это Чечня. Стандарты культурные, религиозные, какие угодно- они несовместимы. Но это не только единственный случай. Конечно, это будет. И это также сложно представить, как и сложно было представить кому-то 30 лет назад, что СССР распадется. Как это может быть — распадется? Невозможно! Распадется.

А сценарий этого возможного распада как может развиваться? Именно это несоответствие ментальная, другая с кавказскими регионами? Возможно, экономически?

— Это отдельный разговор, возможные сценарии. Сценарии возможны различные. Потому что современная Россия сосредоточила огромное количество противоречий, кризисов. Национально-этнический и мировоззренческий является одной из главнейших. Потому что, если спросить российский граждан, где проходят границы России, они дадут огромное количество различных ответов. У людей разное представление о том, где заканчивается Россия. Потому что Россия — разная. Россия — этническая. Россия — юридическая. Россия — имперская. И эти круги абсолютно разные. Один из ключевых вопросов о том, где настоящая Россия? Это процесс формирования национального мировоззрения, национального мышления России, который, по большому счету, даже и не начинался. Потому что имперское мышление в России преобладает. И оно проливается, прорывается в виде каких-то кампаний «Кримнаш» или «Сиріянаша» или же «Білорусьнаш» — некое такое безумие.

То есть, Путин выражает стремления большинства россиян?

— Нет. Он формирует их. Это как раз власть имеет возможность с помощью административных, пропагандистских ресурсов формировать новую точку зрения. Если она этого не делает, то естественный процесс при наличии свободных СМИ приводит к тому, что эти имперские призывы умирают. Они засыпают. И видно, например, в те же 1990-е годы, когда сам Ельцин, не будучи откровенным имперцем — заметно, как эти имперские настроения засыпали в российском обществе. И понадобились специальные усилия Путина для того, чтобы их разбудить. Разбудить их сначала по Чечне, потом в Грузии, а теперь в отношении Украины.

А относительно возможного сценария распада России?

— Всегда говорят: вот распад России — это же....! Нас воспитывали всех и в СССР также, что распад СССР — кошмар, ужас и так далее. Распались и что? Ничего! Тот, кто взялся за ум — чувствует себя неплохо. Кто не взялся за ум — винить надо того, а не распад СССР.

Империи распадаются. Распалась Австро-Венгерская империя. И что? Есть Австрия, есть Чехия. Была Чехословакия. Потом и Чехословакия распалась. Есть отдельно Венгрия. Была Югославия — и Югославия распалась. Что они плохо себя чувствуют? Где люди берутся за ум и проводят разумную политику, там все нормально, все хорошо происходит. Чуть более 100 лет назад на планете было 40 независимых государств, а сейчас 200! И что? Сейчас люди живут хуже? Нет!

А эта повестка так называемого «кримнашизму» не исчерпана — это желание компенсировать неудачи во внутренней политике (система «Платон», произвола олигархов...)? Можно снова разыграть этот сценарий?

— Конечно.

Не устали россияне?

— У россиян никто не спрашивает.

То есть, сыграет эта карта?

— Ну, конечно. Понятно, что если похожий сценарий используют по Беларуси...

...«Беларусьнаша» — возможно?

— ... Смотрите, в прошлом году была создана Первая гвардейская танковая армия, которой не было. Ее распустили после распада СССР. Ее было восстановлено. Посмотрите, где размещены основные ударные бронетанковые части Первой гвардейской танковой дивизии? Они все на шоссе, которое ведет в Беларусь. Где формируются новые военизированные подразделения? Они не только вдоль украинской границы. Они преимущественно вдоль белорусской границы. Посмотрите, как изменилась пропагандистская тематика в российских СМИ.

«Бацька» уже не друг?

— Там идет волнами. Говорят: белорусы уже вроде «предатели» такие. Это естественная вещь. Потому что еще раз возвращаемся к мировоззрению, о котором мы говорили в начале. Кто являются частями этого «великого русского народа» в восприятии Владимира Владимировича? Русские, украинцы, белорусы. Собственно говоря, украинцы не дают ему осуществить его замысел, потому что опираются.

Не дают? Путин не выиграет?

— Не дают. Нет. Как? Мы же видим, как линия разграничения остается, несмотря на то, что есть потери, происходят бои. Но линия разграничения остается неизменной. И Путин сегодня уже понимает то, чего он не понимал еще в апреле 2014 года. Потому что в апреле 2014 года он открытым текстом говорил про восемь областей, от Харькова до Одессы...

...так называемая «Новороссия»...

— ...«Новороссия». Он впервые или редко когда говорил о своих планах. Это была встреча с журналистами 17 апреля 2014 года.

Когда он говорил о «Новороссии» и о восемь областей — он перечислил их. Собственно, это выступление было не ошибкой, это не сорвалось с языка, а выполнял ту же роль, которую выполнял радиожурналист в 1936 году, когда говорил: «Над всей Испанией — безоблачное небо». Это был сигнал для поднятия восстания «Новороссии» против «бандеровцев» или «фашистов», кого угодно. В Киеве, услышав, что сам Путин назвал, будут отвечать — значит, нам надо это сделать. А еще здесь русская армия нависает над границей, поэтому сопротивляться не надо.

Это провалилось. Почему провалилось? Потому что украинцы не дали этого сделать. Прежде всего волонтеры, которые, извиняюсь, своей кровью и своей жизнью защитили Украину, защитили украинское общество, украинских граждан, украинскую государственность от интервенции, от иностранной агрессии. И кровью своих 10 тысяч героев задержали, остановили.

И сейчас Путин уже понимает то, в чем ему сложно признаться. Он просто этого не понимал в апреле 2014 года. Он тогда искренне говорил: Украина — искусственно созданное государство на наших российских землях. И так далее. Ему рассказали за эти три года, чьи это земли, искусственная это государство не искусственная.

Все же Путин, как минимум, не побеждает во всем этом.

— Пока не побеждает. Но важно, чтобы Украина выиграла. А Украина выигрывает только тогда, когда она создаст эффективную экономику, когда она будет расти на 10-12% в год на протяжении, как минимум, 20 лет подряд, когда по уровню ВВП на душу населения и по уровню жизни населения Украина будет выше, чем авторитарная Россия. Демократическая и свободная Украина будет выше, чем авторитарная, напівтоталітарна, диктаторская Россия. Вот тогда мы сможем сказать, что Украина выиграла.

 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20441.html Wed, 10 May 2017 20:35:41 +0300

Коррупция стала международным брендом Украины

Реформы в Украине тормозит царствующая до сих пор коррупция в парламенте, подконтрольность СМИ и саботаж со стороны главы государства.

За последние три года моя страна пережила отстранение от власти авторитарного президента Виктора Януковича, оккупацию части территорий и десятки тысяч человеческих жертв. Именно коррупция ослабила нашу армию и сделала страну легкой добычей России. Коррупция подорвала национальную валюту, лишила миллионы социальных гарантий и рабочих мест. Эта драматичная судьба, которую переживает наша страна на восточных границах Европы, заставляет нас каждый день посвящать борьбе за честную политику в Украине.

Два с половиной года назад я стал депутатом после 14 лет работы журналистом-расследователем. Описывая политику снаружи, я был готов столкнуться реальностью, но все равно шокирован цинизмом увиденного. Парламент Украины я называю самым большим бизнес-клубом Европы, где покупка членской карточки обязывает время от времени нажимать кнопки голосования, но главный бонус ты получаешь скрыто от глаз общественности – возможность заниматься переделом государственных денег во имя своего обогащения.

Старт-ап по-украински выглядит так: вложив несколько миллионов долларов в нечистоплотную выборную кампанию, через несколько созывов ты можешь стать мультимиллионером со своим частным самолетом и яхтой – как это произошло с одним из коррумпированных политиков Виталием Хомутынником. При этом для финансового успеха тебе не надо быть первопроходцем в каком-то бизнесе или инноватором – достаточно за взятки договориться о том, что будешь обслуживать украинский бюджет. Таким заработкам позавидуют самые успешные звезды Кремниевой долины.

В стенах парламента коррупция витает в воздухе, и даже спустя два с половиной года после присяги мне сложно к этому привыкнуть. Иногда я слышу за своей спиной, как депутаты прямо сидя на месте для голосования решают бизнес-вопросы. Хоть это и запрещено Конституцией, но даже в нынешнем созыве Рады считается нормой совмещать бизнес и политику. Особенно отчетливо это видно, когда мы должны голосовать за бюджет. Заседания парламента продолжаются до 5 утра, чтобы удовлетворить коррупционные интересы всех центров влияния в политике. Правительству удается собрать голоса даже партий, которые декларируют свою оппозиционность. Одна из них, возглавляемая оголтелым популистом Олегом Ляшко, исправно голосует за бюджет в обмен на то, что предприятие их однопартийца получит более 20 миллионов евро из бюджета для производства пожарных машин.

В прошлом году наш парламент принял революционный закон – о финансировании партий из государственного бюджета, по аналогии с тем, который действует в Германии с 1960-ых годов. Я был автором этого закона, который входил в перечень требования Евросоюза для получения безвизового режима, и главные постулат, с которым я выступал с трибуны: публичные деньги в обмен на прозрачность партийных финансов. Докладывая этот закон, я видел сопротивление старых политических коррупционеров. Под их давлением закон был изменен — бюджетные деньги получают пока парламентские партии, которые не придерживаются финансовой гигиены.

В итоге, спустя полтора года после принятия закона политика остается мутной рекой, где молодые силы пытаются выжить в окружении коррумпированных рептилий. Главная же проблема этой борьбы в том, что президент Порошенко занял сторону старых политиков, использующих власть для набивания собственных карманов. В условиях саботажа в исполнении главы государства реформы идут намного медленнее, но они также необратимы, как и выбор украинских граждан в пользу европейских ценностей, сделанный на Майдане во время Революции достоинства в 2014 году.

Тем временем все более очевидным становится, что желание действующего президента Порошенко переизбраться на второй срок на выборах 2019 года не только тормозят реформы, снижая его готовность к непопулярным мерам, но даже приведет к сворачиванию антикоррупционных достижений.

Для построения своей кампании Порошенко выбрал проверенные методы, которые я как журналист видел еще в конце 1990-ых во времена авторитарного президента Кучмы. Рецепт включает в себя консолидацию правоохранительных ведомств, блокирование критических материалов на телевидении, широкое использование средств теневого происхождения и дискредитация конкурентов.

На сегодня под контролем президента Порошенко находится Служба безопасности Украины, роль которой в социальных процессах существенно возросла после начала агрессии пророссийских боевиков на востоке Украины. При чем спецслужба не брезгует не только следить за гражданскими активистами, независимыми журналистами и оппозиционными политиками, но участвует решении бизнес-конфликтов. Поэтому наше молодое поколение регулярно посвящает разоблачению незаконных действий спецслужбы. Это привело к началу расследования деятельности одного из руководителей спецслужбы Павла Демчины, которое начало независимое Национальное антикоррупционное бюро.

 

Президент остается уязвимым перед общественным мнением

Также в обойме президента Порошенко – Генеральная прокуратура, которую возглавляет его кум и бывший руководитель президентской фракции в парламенте Юрий Луценко. За год руководства прокуратура остается нереформированной и заангажированной, а часть сотрудников в обход генерального прокурора подчиняется друзьям президента. Поэтому молодые политики и журналисты-расследователи регулярно выступают с разоблачением теневого влияния на прокуратуру, что привело к отставке трех генеральных прокуроров за три года

Еще одно силовое ведомство, которое накануне выборов президента может оказаться в руках президента – это Государственное бюро расследований. По итогам конкурса на должность руководителя, оба фаворита полностью подконтрольны президенту. Также под влиянием администрации Порошенко находятся новосозданные органы – агентство по предотвращению коррупции и антикоррупционная прокуратура.

Единственным по-настоящему независимым органом является Национальное антикоррупционное бюро, которое недавно спровоцировало громкий политический скандал, арестовав приближенного к президенту руководителя фискальной службы Романа Насирова. Президент, понимая, что антикоррупционные расследования рано или поздно выйдут на его соратников, ведет кулуарную борьбу по дискредитации НАБУ. Последний месяц в парламенте мы потратили на то, чтобы сорвать планы администрации президента назначить заангажированного аудитора НАБУ, что предполагало бы дальнейшее увольнение руководителя бюро. Этот сценарий удалось сломать только беспрецедентной консолидацией усилий политиков-антикоррупционеров, гражданских активистов и западных дипломатов.

Кроме силовиков, ускоренными темпами идет консолидация медиа. Лояльность олигархических телеканалов для президента Порошенко обеспечена совместными схемами заработка, как, например, в энергетике, где Порошенко через подконтрольного государственного регулятора создал условия для получения сверхприбылей основателем донецкого клана Ринатом Ахметовым. А те масс-медиа, которые принадлежат соратникам сбежавшего Януковича, находятся на крючке у нынешней власти – их шантажируют закрытием и наложением больших штрафов. Впрочем, тотальная цензура больше невозможна в Украине – у нас независимые социальные сети и онлайн-телевидение стало главным источником информации для значительной части населения.

На фоне контроля над силовиками и масс-медиа, Порошенко получает неконкурентное преимущество перед другими конкурентами. А против всех активистов, журналистов и государственных служащих, которые занимаются расследованием нечистоплотности власти, проводится кампания дискредитации с использованием информации, собранной спецслужбами. Этим целям даже призвано помогать украинское «Ольгино» — центр продуцирования фейковых интернет-пользователей и новостей для проведения информационных атак против оппонентов власти. На малоизвестных сайтах регулярно появляются ложные сообщение о том, что сами антикоррупционеры ведут образ жизни на широкую ногу, публикуют фотомонтаж компрометирующих встреч. Затем эти лже-новости попадают в широкие массы после заявлений продажных «экспертов» или провластных политиков.

Последний пример такой борьбы – это введение системы электронного декларирования активов и заработков гражданскими активистами, которые борются с коррупцией. Закон, списанный с путинского акта об иностранных агентах, призван обуздать независимые голоса. Но на практике, думаю, это приведет к обратному результату, а провластные идеологи такого наезда только настроят против себя часть общества

Действующий президент все еще остается уязвимым перед общественным мнением. Обвал его рейтинга заставляет прислушиваться к голосу как социальных сетей, так и протестующих. Поэтому в последнее время он вынужден был пойти на уступки и отменять непопулярные решения или же публично высказаться в поддержку общественных инициатив.

Глобальная ошибка президента Петра Порошенко в том, что он пытается пойти против законов истории. Борьба с коррупцией стала международным феноменом, от Румынии до Южной Кореи, от Бразилии до Индонезии. После Революции достоинства это теперь политическая мода в Украине. И перед действующим президентом есть выбор. Он может возглавить это движение, но для этого придется выполнить обещание, данное три года назад в инаугурационной речи. Тогда, цитируя сингапурского авторитарного лидера Ли Кван Ю, Порошенко потребовал от новых правоохранительных органов посадить в тюрьму «трех друзей», связанных с коррупцией. Альтернатива этому – начать охоту на ведьм по российским выкладкам, атакуя общественных активистов и антикоррупционные органы, пытаясь вернуть утраченный рейтинг лозунгами псевдо-патриотизма, декоммунизации, антироссийской пропаганды и популизма.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_20430.html Tue, 09 May 2017 21:28:57 +0300

Кто победил Гитлера

Альтернативная история второй мировой войны. Что было бы, если бы СССР в одиночку воевал с фашистской Германией.

«История не знает сослагательного наклонения». Друзья мои, никогда больше не повторяйте эту чушь. Сослагательное наклонение невозможно в хронологических таблицах — действительно, странно смотрится фраза «король Луи XIV мог бы родиться в... году». Тут уж одно из двух: или родился, или нет. Но для истории как составной части гуманитарного знания (до науки она в любом случае не дотягивает) виртуальный эксперимент, формулирование и рассмотрение альтернативных вариантов развития столь же важны, как и натурный эксперимент в физике. И уж в любом случае, «альтернативная реконструкция» событий 2МВ обойдется нам гораздо дешевле штурма картонного рейхстага, а понимания причин и механизмов развития реальных событий может прибавить.

Итак, легенда игры. До утра 22 июня 1941 года всё развивается так, как оно и было в реальной истории. Изменения начинаются в 9 вечера 22 июня. Британский премьер-министр Уинстон Черчилль выступает по радио с обращением к нации, произносит свою знаменитую фразу «нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма», напоминает о том, что «за последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я», и сообщает решение правительства: прекратить военные действия против Германии, дабы не мешать двум исчадиям ада (Гитлеру и Сталину) уничтожать друг друга. На следующий день, 23 июня Гитлер выступает в рейхстаге с заявлением о том, что ненужная война между братскими германским и англо-саксонским народами, спровоцированная жидо-большевистскими олигархами с Уолл-стрита, прекращается.

24 июня с обращением к нации выступает президент США Рузвельт. С присущим янки грубым, циничным юмором он извлекает из кармана газету «Правда» от 1 сентября 1939 г. и зачитывает вслух фрагмент выступления главы советского правительства товарища Молотова: «Если уж у этих господ (тов. Молотов имел в виду руководителей Англии и Франции) имеется такое неудержимое желание воевать, пусть воюют сами, без Советского Союза (Смех. Аплодисменты). Мы бы посмотрели, что это за вояки. (Смех. Аплодисменты)». Выдержав паузу (дабы слушатели могли вдоволь посмеяться), Рузвельт говорит о том, что теперь, избавившись от забот и затрат, связанных с войной в Европе, Соединенные Штаты направят свои усилия на нормализацию отношений с Японией и для начала, в порядке жеста доброй воли, готовы подписать соглашение о поставках 10 млн. тонн нефти в год (напомню, что в реальной истории США в июле 1941 г. ввели запрет на поставки нефти из США в Японию, что фактически поставило японскую экономику на край гибели).

Как же в таких условиях развиваются события советско-германской войны? Начинаем считать.

 

Пункт 1.

Второй фронт. В реальной истории второго фронта (у нас, у Красной Армии — а вы что подумали?) не было. То есть вообще. Ни одного выстрела, ни одной бомбы на всем гигантском протяжении границы между СССР и оккупированным японцами Китаем. И не потому, что партия и правительство в своей великой мудрости подписали с Японией какой-то договор (кто в те дни смотрел на эти бумажки?), а исключительно в результате того, что все силы Японии были брошены в топку грандиозной океанской войн с Америкой, в каковой войне Страна восходящего Солнца и сгорела дотла. Но в нашей альтернативной реальности всё не так.

Японцы переходят границу и одним коротким ударом перерубают тонкую «ветку» Транссиба. Останавливать их некому и нечем — сибирские дивизии переброшены под Москву (и отказаться от этой переброски ни в какой реальности не удалось бы, ибо оборона Москвы в любом случае важнее). И теперь у нас: минус авиазаводы в Иркутске и Комсомольске-на Амуре (70% совокупного выпуска Ил-4, т.е. единственного массового типа среднего бомбардировщика), минус авиазавод в Новосибирске (15,5 тыс. истребителей Як-7/Як-9, т.е. почти половина от реального выпуска самого массового в годы войны истребителя советских ВВС), минус хлеб Сибири и Алтая, минус наш единственный верный союзник — Монголия (не спешите смеяться, это каждая пятая лошадь на фронте, каждая пятая суконная шинель на бойце Красной Армии, это 500 млн. кг мяса и весь доступный для нашей промышленности вольфрам). И трудно выразимый в цифрах психологический шок от того, что страна оказалась между двумя жерновами, беспощадно и неуклонно сжимающимися с запада и востока.

 

Пункт 2.

Танки. Предположим, что японцы проявили разумную сдержанность и ограничились захватом Восточной Сибири, т.е. главные «танкограды» (Свердловск, Нижний Тагил, Челябинск, Омск) остались в наших руках. Заводы-то есть, а вот из чего танки делать? Минус 27 тыс. тонн американского и английского никеля (три четверти ресурса этого главного легирующего элемента брони танков Т-34), минус 17 тыс. тонн молибденового концентрата (практически полностью покрывает весь реальный расход), минус 34 тыс. тонн цинка, минус 3,3 тыс. тонн ферро-хрома... В реальной истории были и поставки из США готовой броневой стали, но цифры в разных источниках сильно расходятся; в любом случае, сталь надо плавить, закалять, сверлить и резать — чем? Минус 10 тыс. тонн графитовых электродов, минус 49 тыс. тонн электродов для гальванических ванн, минус 14 млн. (миллионов, Карл!) кг инструментальной стали, минус 45 тыс. металлорежущих станков...

И уже в дополнение к этому отметим минус 12 тыс. готовых ленд-лизовских танков и САУ, минус 7 тыс. бронетранспортеров (своих не было вовсе), минус 2 тыс. паровозов и 11 тыс. вагонов. Причем тут паровозы? А при том, что поставки по ленд-лизу позволили почти полностью свернуть собственное производство подвижного железнодорожного состава и перевести заводы (в том числе гигантский Нижне-Тагильский вагоностроительный) на производство танков.

 

Пункт 3.

Боеприпасы. Танки, конечно, привлекают особое внимание любителей компьютерных «стрелялок», но главным средством поражения в годы 2 МВ была артиллерия, которая расходовала горы снарядов. В реальной истории от союзников было получено 123 тыс. тонн готовых порохов и 150 тыс. тонн химикатов для порохового производства, что вдвое превышает расчетный расход на снаряжение боеприпасов к основным пехотным артсистемам. Порох надо засыпать в гильзу — по ленд-лизу получено 266 тыс. тонн латуни. Порох в гильзе — это метательный заряд; то, что мечут, должно еще взорваться. По ленд-лизу получено 903 тыс. детонаторов, 46 тыс. тонн динамита, 146 тыс. тонн тротила и 114 тыс. т. толуола. А также 603 млн. (это не опечатка) патронов ружейного калибра, 522 млн. крупнокалиберных патронов, 3 млн. снарядов для 20-мм авиапушек и 18 млн. зенитных снарядов.

В альтернативной реальности ничего этого не будет. Не будет и 8 тыс. зенитных орудий и 6 тыс. комплектов полуавтоматических прицелов к ним. Не будет и лучших советских противотанковых 57-мм пушек ЗиС-2, т.к. очень длинный (73 калибра) ствол удалось расточить только на полученных по ленд-лизу станках.

 

Пункт 4

Советские снаряды, сделанные из американской латуни, снаряженные американским порохом и тротилом, привезенные американским паровозом в американском вагоне по американским рельсам (их было поставлено 620 тыс. тонн) надо как-то доставить от станции выгрузки до огневой позиции артиллерийской батареи. Чем везти? Американских грузовиков в количестве 375 тыс. нет. Свои, разваливающиеся на ходу «полуторки» нечем обувать — нет 3,6 млн. американских покрышек, нет и ленд-лизовского каучука, обеспечившего в реальной истории треть собственного производства. Солдат обувать тоже не во что — минус 13 млн. пар кожаных армейских ботинок.

50 тыс. командирских «виллисов» нет. Команды передаются флажками и сигнальными кострами — минус 16 тыс. танковых радиостанций, минус 29 тыс. разнообразных радиостанций для пехоты, минус 619 тыс. телефонных аппаратов и 1,9 млн. км телефонного провода (можно 48 раз обмотать Землю по экватору), минус 4,6 млн. сухих батарей и 10 млн. (да, десять миллионов!) радиоламп.

 

Пункт 5

В середине 20-го века исход сражений на земле в значительной степени определялся господством в воздухе. 18 тысяч американских и английских боевых самолетов нет. Если к этому добавить потерю двух сибирских авиазаводов (см. п. 1), то бомбардировочной авиации среднего и дальнего радиуса действия у нас нет вовсе. В качестве бомбардировщика используется Пе-2, наспех слепленный в «шарашке» НКВД из высотного истребителя, с максимальной бомбовой нагрузкой в 600 кг (немецкий одномоторный истребитель FW-190 брал 500 кг бомб, американский одномоторный истребитель «Тандерболт» — 908 кг). Да и непонятно, из чего этот Пе-2 делать — при отсутствии ленд-лизовского алюминия и хромансиля (высокопрочная сталь). Тот же вопрос и по производству истребителей Яковлева. Истребители Лавочкина сделаны из т.н. «дельта-древесины» (многослойной фанеры, говоря проще), древесина у нас своя, но фенольные смолы для склейки шпона — импортные. Но даже если какие-то самолеты найдутся, то чем же их заправлять?

В реальной истории советские ВВС израсходовали за время войны 3 млн. тонн авиабензина. Одна треть — американский бензин. Вторая треть — бензин собственного производства, доведенный до нужной кондиции смешением с американскими высокооктановыми компонентами. Треть от третьего миллиона сделана на четырех полнокомплектных американских заводах, привезенных через океан. И не забудем про 6300 тонн тетраэтилсвинца (антидетонационная добавка) арифметически полностью перекрывающие потребности советского производства авиабензина. Поскольку ничего этого нет, и самолеты тихо стоят на земле, то можно даже не вспоминать про отсутствие 12 тыс. тонн ленд-лизовского этиленгликоля (охлаждающая жидкость, которой можно было заправить порядка 250 тыс. авиамоторов).

 

А теперь — от мелочей к главному. К тому, что происходит по другую сторону фронта.

 

Пункт 6

В реальной истории с первого до последнего дня войны в водах Атлантики, в морских глубинах и в заоблачных высях над океаном шла грандиозная битва; грандиозная не по числу прямо задействованных в морских сражениях людей, а по затратам материальных ресурсов. В частности, с 39 по 45 год Германия произвела 1.113 подводные лодки совокупным тоннажем в 960 тыс. тонн. Даже считая самым примитивным способом, по весу, эти лодки соответствуют 40 тысячам средних танков типа Pz-III или Pz-IV. Много ли это? Фактически за все время войны немцы выпустили «всего лишь» 28 тыс. таких танков (включая САУ на их шасси). При этом мы понимаем, что тонна тонне рознь, и подводная лодка по «плотности заполнения» сложнейшими системами (гидроакустика, автономная навигация, дальняя радиосвязь, жизнеобеспечение экипажа, оптика, пневматика, аккумуляторы и пр.) значительно дороже и сложнее танка.

В альтернативной реальности, после выхода англо-американских союзников из войны и свертывания строительства подводных лодок, немцы получают возможность увеличить производство танков в 2-3 раза. Тем, кто сомневается в возможности такой конверсии, предлагаю погуглить слова «Красное Сормово». И все эти танки уходят на один-единственный Восточный фронт. И теперь эти танки дизельные (в реальной истории бОльшую часть ресурса дизельного топлива Германия потратила для войны на море, а танки отвоевали всю войну на пожароопасном бензине).

Подводные лодки были для немцев главным, но далеко не единственным инструментом войны на море; активно работала авиация, и это снова колоссальные затраты материальных и интеллектуальных ресурсов: тысячи самолетов, сотни тысяч тонн авиабензина, торпеды, мины, локаторы, радиоуправляемые планирующие бомбы Fritz-X, крылатые противокорабельные ракеты Hs-293 (два последних типа оружия, опередившие свое время на десятилетие, были в количестве более 500 единиц применены в боевых действиях, произведено же их было втрое больше). Именно в морскую авиацию была передана большая часть бомбардировщиков «новых типов» — дальние двухмоторные Do-217 и гигантский 30-тонный «урал-бомбер» Не-177. А в альтернативной реальности всё это уходит на Восточный фронт.

 

Пункт 7

В реальной войне у Германии не было тыла — авиация западных союзников испепелила Германию в самом прямом значении этих слов. Объектами массированных бомбардировок стали четыре пятых немецких городов с населением 100 и более тыс. человек, в 70 городах было разрушено не менее половины жилых строений. В среднем от 12 до 15 млн. немцев каждую ночь просыпались от воя сирен воздушной тревоги и, хватая в охапку детей, бежали в бомбоубежища — с понятными последствиями для производительности их труда на следующий день.

В 1944 году на Германию обрушилось 915 килотонн бомб, в отдельные месяцы «тоннаж» доходил до 110 килотонн. Это пятьдесят «хиросим» в месяц (американские эксперты, изучавшие после окончания войны последствия атомной бомбардировки Хиросимы, подсчитали, что для достижения такого же разрушительного эффекта потребовалось бы сбросить 2,1 килотонны обычных боеприпасов). 21 килотонна сброшена на Штутгарт, 22 на Дортмунд, 35 на Кёльн, 36 на Эссен. Берлин за время войны бомбили 363 раза, на город сброшено 45,5 килотонн бомб, уничтожено 612 тысяч (и это не опечатка) жилых зданий, зона полного разрушения достигла 26 кв. км — в пять раз больше, чем в Хиросиме.

 

Пункт 8

В реальной истории Германия пыталась сопротивляться. 10 тыс. зенитных орудий защищали небо над «рейхом». Считая по весу и стоимости, эти 10 тыс. «конвертируются» по меньшей мере в 35 тыс. противотанковых пушек, причем речь идет о 75-мм Pak-40 (в реальной истории их было выпущено менее 11 тыс. единиц), которые пробивали броню нашей «тридцатьчетверки» с вероятностью более 90%.

Поскольку традиционные средства ПВО оказались бессильны, немцы создавали и бросали в бой всё более и более сложную военно-техническую «экзотику». Наземные радиолокаторы, бортовые радиолокаторы, сопряженные с радаром автоматические зенитные прицелы, радиоуправляемая зенитная ракета «Вассерфаль», ракетный истребитель Ме-163, двухмоторный реактивный истребитель «Мессершмидт» Ме-262, ракетный истребитель вертикального старта (своеобразная «пилотируемая зенитная ракета») Ва-349, реактивный истребитель Не-162…

Всё перечисленное реально летало и стреляло. Реактивный Ме-262 был выпущен в количестве 1.433 единицы, ракетных Ме-163 сделали более 400. В отчаянной попытке выбить Британию из войны германские инженеры создали первую в мире крылатую ракету Fi-103 (она же «Фау-1»); производство было поставлено на поток, выпущено порядка 8 тысяч (!) крылатых ракет. Беспримерным достижением стало создание баллистической ракеты средней дальности «Фау-2». Огромное сооружение высотой с 4-этажный дом разгонялось жидкостным ракетным двигателем до гиперзвуковой скорости 1700 м/сек, ракета выходила за пределы атмосферы (высота траектории 90 км) и доставляла тонну взрывчатки на расстояние в 320 км. Совокупный выпуск этого чуда техники составил 5200 единиц! В какое количество миллионов «фауст-патронов» для Восточного фронта надо пересчитать эти 5 тыс. баллистических и 8 тыс. крылатых ракет?

Всё это бесконечное обилие цифр сводится к тому, что в предложенной альтернативной реальности у нас было бы в 3-4-5 раз меньше оружия и боеприпасов, а у немцев на единственном Восточном фронте — в те же самые 3-4-5 раз больше техники и раза в полтора больше людей. И все это сущие мелочи по сравнению с самым главным:

 

Пункт 9

У гитлеровской Германии был огромный флот надводных боевых кораблей. В реальной истории с первого до последнего дня войны он боролся с флотом западных союзников. В нашей альтернативной реальности эта армада — два новейших линкора (»Тирпиц» и «Шарнхорст»), три тяжелых крейсера (»Дойчланд», «Адмирал Шеер», «Принц Ойген»), два старых линкора (»Шлезиен» и «Шлезвиг-Гольштейн»), три легких крейсера (»Эмден», «Лейпциг», «Нюрнберг») и десятки эсминцев — на всех парах идет через Босфор в Черное море. В реальной истории Турция, за спиной которой стоял англо-американский блок, закрыла проливы для немцев, в альтернативной реальности турки ограничиваются дипломатической нотой с выражением глубокой озабоченности (если только сами не присоединяются к походу против СССР).

В реальной истории немцы силами авиации и десятка торпедных катеров (ни одного! надводного корабля класса эсминца или выше у кригсмарине в Черном море не было) загнали советский Черноморский флот в район Поти-Батуми, где тот и простоял до конца войн. Нет оснований усомниться в том, что появление в Черном море крупных сил надводного флота Германии завершилось бы вторым за четверть века затоплением Черноморского флота и беспрепятственной высадкой немецкого десанта на черноморском побережье Грузии. От Батуми до Баку 700 км по прямой, и самое большее через месяц немцы или захватывают нефтепромыслы, или сжигают их дотла ударами авиации (сомневающиеся могут погуглить слова «налеты люфваффе на Ярославль, Горький, Саратов»)

Для Советского Союза потеря бакинской нефти означает катастрофу стратегического масштаба. Западно-сибирской нефти еще не было вовсе, а так называемое «второе Баку» — месторождения Татарии и Башкирии — давало не более 5-7% от добычи «первого Баку». Красная Армия теперь воюет на тачанках, в уральских колхозах пашут на бабах. Чем, где и когда закончилась бы при таких условиях война?

Я думаю, что тем же самым, чем закончилась бы война на Западном фронте, если бы в другой альтернативной реальности он был бы единственным. Что мы без англо-американских союзников, что они без нас были обречены на неминуемое поражение. А в реальной истории гитлеровская Германия была разгромлена коалицией мировых держав, так она и называлась: «антигитлеровская коалиция». Участие нашей страны в этой коалиции — несмотря на весь ужас войны и трагедию гибели миллионов людей — было самым достойным, самым светлым событием в тысячелетней истории России. Это надо помнить, этим можно гордиться.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20412.html Sat, 29 Apr 2017 18:35:11 +0300

Выбор судьбы

Недовольство в стране существует как властью, так и переменами, и оно растет. Мы недовольны тем, что у нас в головах тревожная неопределенность...

Революция

Недовольство в стране существует как властью, так и переменами, и оно растет. Мы недовольны тем, что мы не растем, в отличие от окружающих нас стран. Мы за последние три года обеднели. Мы недовольны тем, что идет война, что у нас есть перемещенные лица, что растет преступность. Мы недовольны тем, что у нас в головах тревожная неопределенность. Некоторые реформы не начинаются, другие не заканчиваются. В итоге мы крайне разочарованы властью.

Чтобы иметь некое системное представление о том, почему так все происходит, надо сформулировать вопросы, на которые мы хотим получить ответы. Может, не стоило начинать? Был ли у нас выбор? Мы ли принимали решение?

Майдан начался с вполне конкретных вещей. В частности, с того, что нам не дали возможность подписать документ, более тесно связывающий нас с Евросоюзом — политической структурой Европы, а вылилось это в то, что для меня означает «выбор судьбы». Это не желания, скажем, повысить зарплату или уменьшить налоги. Таких требований на Майдане не было. А был именно выбор судьбы. Мы должны были уйти от евразийской цивилизации к европейской. Такое резкое изменение цивилизационного состояния — невероятно сложная вещь. Риски колоссальные. Никто успех не гарантирует. Это — изменение социального порядка, кардинальное изменение жизни. Если получится, то это называется революция. А если не получится, то — мятеж, переворот и т.д. Пока мы не проиграли, мы называем это революцией. И это объясняет очень многое из того, что с нами происходит.

Революция — это взрыв народной энергии. Он возникает в том случае, если есть некий набор признаков, его обуславливающих. Истинными причинами революции не могут быть голод и бедность. Это взрыв, связанный с невыполнением определенных ожиданий в период роста. И происходит он сам, его невозможно организовать. Организованным может быть спусковой крючок. Когда все готово, действительно — деньгами, организацией, провокациями — можно нажать на спусковой крючок. Но, во-первых, это всегда может быть только в условиях подготовленной почвы. Во-вторых, опыт всех революций показывает, что те, кто это делает, никогда не получают того, чего хотели. Поэтому рассуждать о том, кто виноват в революции, непринципиально для дальнейших событий.

Революцию очень трудно определить в рамках добра и зла, пользы и вреда. Гарантированы только изменения. А какими они будут, зависит от национального характера. Невозможно предсказать последствия революции. Как невозможно предсказать и ее конечные результаты. Часто она длится десятилетиями. Я не могу сказать, что 1991 год, 2004-й и 2013-й — это разные революции. Это этапы революции, связанной с изменениями судьбы Украины.

Революция — это кризис. Она сотрясает и разрушает привычный социальный порядок; снижение качества жизни и скачок тревожной неопределенности неизбежны. Так нужна ли она нам? Покой лучше? Революционное будущее рискованно и тревожно неопределенностью. Но покой — это ведь тоже будущее. Риски не так очевидны, но для Украины вполне злокачественны. Революция направлена на предотвращение ущерба от такого покоя, особо опасного для молодых, образованных, активных. Ущерба от неуклонной потери своей идентичности, от срастания с русской имперской агрессивной ментальностью, от потери свободы как жизненной необходимости, от поклонения государству и его авторитарным вождям, от подчинения унижающей стратегии выживания.

Если мы не научились предотвращать эти катастрофы эволюционно, но накопили силы к сопротивлению, случается революция. Революционному кризису противостоит не спокойное и благополучное прошлое, а предотвращенная катастрофа.

 

Объективные обстоятельства

Кто нам мешает решить наши задачи быстрее, легче, не так злобно-конфликтно? Может быть, власть слабая, плохо управляет нами, хорошими? Выберем другую, благо, желающих много.

Трудно оценивать, решать да просто размышлять без понимания объективных обстоятельств, задающих границы и характер наших действий.

 

Социальные ценности

Фундаментальным обстоятельством, определяющим противоречивый характер нашей революции, являются социальные ценности нашего пассивного большинства — стратегия выживания, выработанная столетиями проживания в прочих государствах, во враждебной среде. Она спасала и в кровавом XX веке, и в нашей новейшей истории независимой страны. Коротко ее можно выразить несколькими глаголами: доверяй только своим, скрывай, не получается — обмани, не получается — подкупи. Можно себе представить, как трудно строить свое государство при неверии большинства к государству, его законам, его институтам.

 

«Наш капитализм» – олигархат

«Наш капитализм» представляет собой сеть монополий, в которых собственники, в союзе и под прикрытием бюрократии и политикума, получают свою монопольную ренту, делясь со своей «крышей». 10–15 человек наверху — это верхушка гигантской коррупционной пирамиды, состоящей из сотни тысяч таких монопольных образований. Это социальная матрица, ткань нашей жизни. В нее вплетены все, включая рядовых граждан, вынужденных путем коррупции реализовывать или защищать свои права. Эта социальная матрица возникла и оказалась необыкновенно устойчивой в значительной мере потому, что вполне сочеталась с доминирующей стратегией выживания.

Устойчивость олигархической матрицы обеспечивается присущими ей свойствами. Во-первых, она постоянно воспроизводит отрицательный отбор элит. Честные профессионалы, если они попадают в бюрократию или политикум, меняются на коррупционноспособных «своих». Во-вторых, поддерживается монопольная структура во всех занятиях, где это возможно. Монополия препятствует развитию. В этом причина нашей бедности. В-третьих, все наше формальное законодательство и неформальные нормы подстроены под интересы олигархата. Коррупционность элиты, монопольная организация всех публичных занятий и коррупционность формальных и неформальных норм создают труднопреодолимые проблемы для реформаторов. Явись герой-радикал, желающий разрубить этот узел одним ударом, его ждало бы либо позорное поражение, либо экономический и социальный коллапс страны.

 

Революционный класс

Это — носители европейских ценностей свободы, ответственности, активности, доверия. Креативный постиндустриальный класс. «Непоротая» молодежь.

Однако, в отличие от великих революций прошлого, наши революционеры не создали предпосылок взятия власти: ни партий, ни лидеров. Успех революции будет зависеть от того, как быстро они справятся с этой задачей.

 

Власть

Власть была передана наиболее дальновидным представителям старого политикума. Элиты разделились, что является необходимым условием победы революции.

Представители новой власти из старого политикума — идеологически несомненно либералы, но технологии проведения реформы у них не радикально-революционные, скорее, их можно назвать переговорно-реформаторскими. Давить там, где возможно, а не ломать «через колено». Мне представляется, что глубокое знание олигархической матрицы и ее права помогает им в этом процессе. С учетом феноменальной устойчивости олигархической матрицы и реального соотношения сил радикальный путь через колено вряд ли был бы более успешным, а риски бы увеличил скачком.

В отношении реформы у нас спонтанно создана «бутербродная» структура стимулирования. Внутри власть, с двух сторон на нее оказывают давление иностранные доноры и отечественные активисты. Это несколько повышает прочность реформаторской конструкции. Представляется, что нынешняя власть неслучайна и сама является объективным обстоятельством. Власть не завоевана, а передана Майданом и с учетом других вышеперечисленных объективных обстоятельств, по-видимому, адекватна ситуации.

 

Причины недовольства

Власть ругать сладко и приятно. Но отделить реальные недостатки, ошибки и прочие дефекты власти от объективных обстоятельств, вызывающих наше недовольство, совершенно необходимо. Иначе мы теряем адекватность, что унизительно.

Я бы разделил объективные обстоятельства, вызывающие наше недовольство, на две группы: типичные последствия революции и следствие действия/взаимодействия наших доморощенных реалий наподобие стратегии выживания и «нашего капитализма».

Типичные последствия революции:

  • разрушение привычного социального порядка;
  • нарастание конфликтности по мере развертывания новых правил институтов;
  • внутренние бунты и внешняя агрессия консервативных сил. Перемещенные лица;
  • разрыв традиционных связей, потеря рынков. Экономический кризис, обеднение;
  • общая неустроенность и неопределенность, снижение качества жизни;
  • романтическое очарование сменяется неизбежным разочарованием.

Наши доморощенные реалии:

  • слабое сотрясение нашей социальной матрицы — олигархата. Замена его новым социальным порядком теряется в туманном будущем. Революционный конфликт приводит к замене системной коррупции на хаотическую. Как в последний день. Мы это уже наблюдали после Оранжевой революции;
  • медленная смена элит не позволяет количеству перейти в качество;
  • медленное разворачивание и имплементация реформ скорее создают населению проблемы, нежели решают их;
  • «народный популизм» подогревается профессиональными радикалами, «политическими кухарками» и платными плакальщиками.

Повторю, перечисленные причины недовольства вызваны объективными обстоятельствами. Их придется учитывать и бороться с ними любой власти, намеренной продолжать дело революции. Контрреволюция всегда прибегает к бунтам и (или) внешней агрессии. Поэтому война является сертификатом истинности революции.

 

Революции не было или она проиграла?

Тезисы пропаганды варьируются: ничего не меняется или меняется к худшему. Это циничный обман власти, занятой банальным грабежом в сочетании с изменой и т.п.

На этом фоне спокойная и взвешенная оценка перемен нужна как воздух. Она и ведется независимыми центрами и тонет в потоке враждебной пропаганды.

 

Приглядимся к переменам

Необходимо отчетливое понимание точки отсчета. К сожалению, в этом качестве нам не подходят высшие мировые социальные и экономические достижения развитых стран. В этом масштабе наши перемены просто незаметны. Будем реалистами и оценим, отталкиваемся ли мы от «дна»: социального — последних лет правления Януковича и экономического — послемайданного кризиса.

А. Действенность послереволюционной власти:

  • финансовая стабилизация;
  • экономический рост (слабый) на фоне войны, массовой миграции, потери рынков, разрыва связей с основным партнером. Сравним с подобными катастрофами 90-х годов прошлого столетия;
  • восстановление боеспособной армии, локализация войны;
  • мирное размещение 1,7 млн перемещенных лиц.

Б. Реформы:

  • развертывание антиолигархических институтов;
  • безвизовый статус в Европейском Союзе;
  • высокие внешние оценки (с постоянным «но»);
  • повышение конфликтности про- и контрреволюционных сил.

В. Формирование политической нации и повышение активности граждан.

Локальные показатели часто говорят яснее общих выводов. Скажем, массовое добровольное увольнение судей или вхождение Украины в тройку европейских стран, где граждане более всего готовы с оружием защищать свою страну (вместе с Польшей и Финляндией).

От «дна» за три года — беспрецедентные перемены, до конечных целей — европейских параметров — едва заметное начало, как подснежники в снегу.

 

Будущее. Экстраполяция

Переломы тенденции оставим любителям прогнозов. Если все пойдет без особых эксцессов, то:

— по мере накопления влияния новых институтов скорость перемен должна возрастать;

— конфликтность будет возрастать соответственно;

— на фоне суеты квазиреволюционных политических проектов проклюнется продуктивный политический проект революционного класса.

Если не проявится усталость всех субъектов революции. Если медленный темп их не разрушит. Если направленность и преемственность перемен сохранятся.

 

Пожелание

Сторонникам революции — пожелание: не рассчитывать на власть. Вы не их послушные помощники, а важнейший фактор давления. Что делать? Делать, что должно, невзирая на обстоятельства. Для меня крайне болезненными были внешне благородные отставки реформаторов, призванных на высокие должности. По-моему, это абсолютное дезертирство. Представьте, что вас призвали в армию, на фронт, а вы через неделю говорите, что автомат вам дали плохой, снабжение никуда не годится, вы недовольны решениями генералитета и уходите. Для меня уход чиновников с должностей — это абсолютно то же самое. Просто дезертирство. В таких обстоятельствах надо, стиснув зубы, держаться до последней секунды за свою должность и делать то, что считаешь нужным. И потом продолжать делать. Судиться, восстанавливаться в должности и продолжать работу.

Нужно держаться до конца.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20375.html Mon, 24 Apr 2017 12:23:30 +0300

Константин Ярмоленко: «Украину считают непрозрачной и коррумпированной, но блокчейн это изменит»

13 апреля Государственное агентство по вопросам электронного правительства Украины и компания Bitfury подписали исторический <a href="http://www.20khvylyn.com/news/economics/news_20342.html" target="_blank">меморандум о сотрудничестве</a>.

И всего несколько дней спустя о своей готовности начать внедрение технологии блокчейн в базовые реестры и в систему продажи конфискованного имущества «СЕТАМ» заявило Министерство юстиции Украины.

Редакция ForkLog связалась с одним из инициаторов проекта по внедрению блокчейна в госуправление и советником главы государственного Агентства электронного управления Украины Константином Ярмоленко, который рассказал о своем видении того, как будет развиваться применение блокчейна в Украине и что ждет страну в ближайшем будущем.

 

Когда появилась идея наладить сотрудничество между Государственным агентством по вопросам электронного правительства Украины и компанией Bitfury? И с чего все началось?

Константин Ярмоленко: Я давно поставил себе цель сделать Украину самой инновационной страной и мировым лидером по внедрению технологии блокчейн. Это была одна из основных причин, почему я стал советником главы государственного Агентства электронного управления Украины.

В ноябре прошлого прошлого года Андрей Дубецкий из Bitcoin Foundation Ukraine познакомил меня с Георгием Киквадзе — заместителем председателя совета директоров компании Bitfury Group, которая является одним из мировых лидеров развития блокчейна. Я сразу загорелся идеей привлечь лучший мировой опыт в Украину для быстрой модернизации страны с помощью этой уникальной технологии. После первых переговоров Георгий подключил к коммуникации Артема Афяна из юридической компании «Юскутум», которая представляет интересы Bitfury Group в Украине.

— С чего стартует совместное развитие блокчейна в Украине?

— Агентство отвечает за государственные реестры, open data, е-сервисы и е-идентификацию. Наше сотрудничество в рамках подписанного меморандума стартует с изучения текущей ситуации в стране, состояния реестров и госуслуг и выработку рекомендаций, где блокчейн может быть наиболее полезен и эффективен, как его правильно стандартизировать и применять именно для госсектора.

Также Bitfury имеет большой опыт внедрения блокчейна в земельной сфере, например, в Грузии, а этот сегмент в Украине очень перспективен. Более того, в последнем меморандуме Украины с МВФ прописана постепенная либерализация рынка сельскохозяйственных земель, принятие соответствующих законов о рынке земли и отмена моратория. В этом контексте внедрение технологии блокчейн имеет просто колоссальный потенциал.

— Есть ли какой-то план развития и что в него входит?

— Конкретного государственного плана развития блокчейна в Украине пока нет. Мы планируем прописать этот пункт в так называемой Digital Agenda 2020. Это государственный план развития цифровой экономики и цифрового общества в Украине, куда войдет блокчейн как интегральная часть этого плана. Помимо этого мы интегрируем блокчейн в план реализации принятой недавно государственной концепции развития е-сервисов в Украине и подготовим Road Map внедрения данной технологии в нашей стране.


— Как это отразится на жизни украинцев? Будут ли в ближайшее время внедрены какие-то решения для общества?

— Мне кажется, что отношение граждан Украины к своему государству в данный момент очень негативное. Украинцы считают государство непрозрачным, коррумпированным и медленным. По сути, граждане Украины рассматривают свое государство в качестве врага. Идея технологии блокчейн заключается как раз в том, чтобы обеспечить прозрачность и открытость государства для его граждан, сделать из врага друга и партнера.

Блокчейн — это одна большая электронная книга, куда будут вписаны все данные государства, хранящиеся в госреестрах. Эти данные после публикации невозможно будет изменить изнутри или взломать извне. Смарт-контракты позволят обеспечить автоматическое взаимодействие госреестров для оказания услуг е-сервисов гражданам. Все это будет происходить без участия чиновников, поэтому риск коррупции будет сведен к нулю! В этом и заключается основное преимущество блокчейна — он убивает коррупцию.

— Будут ли выделять на это сотрудничество средства из бюджета?

— На данном этапе участие государственного бюджета не запланировано, но мы собираемся активно привлекать донорские средства и частный инвестиционный капитал.

— Какие конкретные проекты будут реализованы в ближайшее время?

— В течение этого года запланирован как минимум один пилотный проект, но я надеюсь, что их будет 3-5 — в земельной сфере, по строительству и имущественным правам.

— Пытаетесь ли вы построить государственную систему будущего на блокчейне? И как вы ее себе представляете?

— Отличный вопрос. Здесь нужно дифференцировать мою личную точку зрения как советника главы нашего Агентства и саму государственную политику Агентства. Лично я отчетливо вижу государство Украина на блокчейне. Я вижу не пирамиду с фараоном на верхушке, чиновниками посредине и обычными гражданами внизу пирамиды. Это, на мой взгляд, архаичная структура государства.

Вместо этого я вижу Украину как самое современное на планете сообщество е-граждан на основе одноранговых сетей. Все е-граждане смогут на горизонтальном уровне без посредников обмениваться информацией и активами. Роль государства в этой новой структуре — создать все необходимые рамочные условия и, конечно, предоставить е-гражданам необходимую инфраструктуру.

Это очень заманчивая картина будущего, и в качестве стратегического советника я прилагаю все усилия и ищу все необходимые аргументы для того, чтобы мое видение будущего Украины постепенно стало одной из приоритетных целей нашего Агентства и всей государственной политики страны. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20370.html Sat, 22 Apr 2017 13:55:42 +0300

Триумф кухарок и Поколение независимых

В Украине отсутствие опыта госстроительства дало о себе знать в тот момент, когда украинское государство появилось на свет.

На российские улицы три недели назад вышло протестовать «поколение Путина». То, для которого нынешний президент РФ был всегда. То, которое было рождены в «лихие девяностые», которыми так любят пугать их родителей. И из страха перед возвращением в которые их родители семнадцать лет назад согласились обменять политические свободы на достаток.

Их украинским ровесникам не пришлось жить в эпоху монументальных стабильностей. Они родились при Кравчуке, пошли в школу при Кучме, начали влюбляться при Ющенко. Повестки в армию для них отменил Янукович, отказавшийся от призыва. А потом случились Майдан и война.

И если российская молодежь выросла в гнезде левиафана, то украинская с детства привыкала к тому, что государство — условно. Потому что первые двадцать три года его имитационного существования привели к тому, что мы стали воспринимать девиацию как норму. И наоборот.

 

Отрицательная селекция

Во многом это произошло из-за тех людей, которых мы по инерции называем политическими элитами.

Для многих из них сама идея независимости была нужна лишь потому, что позволяла закрепить за Украиной статус закрытого акционерного общества. Собственно, в 1991 году идея независимости была поддержана украинской компартией не под давлением национально-освободительного движения (которое, в отличие от стран восточной Европы, в Украине было слабым и уж точно не повсеместным), сколько под влиянием конъюнктуры: многие хотели сменить статус директора на статус собственника и принимать решения без оглядки на Москву.

Украинская политика за редким исключением была имитационной.

«Левыми» назывались сторонники Москвы. «Правыми» — сторонники этнического проекта. Поведение одних и других приучало обывателя к мысли, что коррупция — норма. Что стандарт успешности определяется маркой автомобиля. Что закон не обязан иметь ничего общего со справедливостью.

И эта ситуация травмировала общество куда глубже, чем все экономические негаразды. Просто потому, что экономика — это лишь «софт», а «хард» — это система общественных взаимоотношений. А именно эта система была сломана и искажена — вкупе с понятием «нормы».

 

Белое и черное

При этом двадцать три постсоветских года шел процесс украинизации Украины. Идеологическая диффузия шла с запада на восток. Любые разговоры про «электоральный раскол страны» смешны именно потому, что в том же 1991 году никакого раскола вообще не существовало: на первых президентских выборах «украинский Вацлав Гавел» — Вячеслав Черновол — смог одержать победу лишь в трех западноукраинских областях. Спустя тринадцать лет — во время первого Майдана — страна делилась уже пополам. А с началом войны процесс обретения страной самой себя ушел далеко на восток.

Но тот факт, что после аннексии Крыма и вторжения на Донбасс общество начало договариваться о собственном прошлом — еще не решает всех проблем. Потому что теперь предстоит решать куда более масштабную задачу: договариваться о понимании добра и зла.

Что считать коррупцией? Виноват тот, кто дает или тот, кто берет? Начиная с какого размера взятка превращается в кислотную среду, растворяющую общественное благо? Можно ли изменить систему? «Все одинаковые» или все-таки не все? Вдобавок, советская этика приучила человека к тому, чтобы называть «стукачеством» любую жалобу на нарушение закона. А формула «все ради семьи» стала считаться универсальным оправданием для компромиссов с совестью.

«Тут так заведено» — традиция повседневного поведения исказила представление в обществе о том, что считать нормой, а что — ее нарушением.

Украинские элиты легитимизировали коррупцию и идею превращения коллективного блага в персональное. И в тот момент, когда само существование государства из-за войны оказалось под вопросом, выяснилось, что в стране тотальный кадровый голод. А те, кто решил затыкать кадровые дыры за счет собственных карьер — оказались в ловушке.

 

Триумф кухарок

Оказалось, что украинские граждане — носители самых жестких антиэлитарных настроений. С одной стороны, это обусловлено исторически: украинские земли в разные эпохи были частью чужих империй, а потому категория «права» и «закона» воспринималось как нечто чуждое, обслуживающее интересы метрополии.

Любой носитель должности и полномочий всегда выступал как представитель интересов условного «поработителя».

С одной стороны, именно этот исторический опыт стал причиной того, что у украинцев всегда была протонация: противостоять чужой вертикали можно лишь за счет объединения на горизонтальном уровне.

С другой стороны, отсутствие опыта госстроительства дало о себе знать в тот момент, когда украинское государство появилось на свет. Потому что фронда по отношению к любому начальнику никуда не делась. А за последние четверть века — лишь усилилась.

В итоге, нормой считается ситуация Майдана — когда все равны друг другу, а каждый — самому себе. Но как только приходит время переделывать горизонталь в вертикаль — начинаются проблемы.

Каждый, кто решит перейти из категории «один из нас» в статус распорядителя коллективным ресурсом — сиречь, «элит» — очень быстро оказывается в роли изгнанника.

Сама идея «заниматься политикой» воспринимается как нечто постыдное. И уж точно не воспринимается как нечто, связанное с попыткой «обустройства жизни».

Неприязнь и недоверие к вертикали рождает условия, в которых отрицательный отбор будет лишь продолжаться. Потому что украинец не хочет платить высокие зарплаты чиновникам, отменяя саму возможность прихода во власть тех, кто не станет воровать. Предпочитает высмеивать политиков, а не вчитываться в программы. Раз за разом голосует за кухарок, чтобы потом удивляться тому, что они плохо управляют государством.

Злая ирония в том, что перемены возможны. Война ставит перед страной совершенно иной масштаб задач, для решения которых нужны новые люди с новыми подходами.

Но если в России молодежь выходит на улицы потому, что социальные лифты заколочены элитами, то в Украине она сидит по домам, потому что публичная политика порицается «низами». В итоге, в политику вновь идут лишь те, чьи аппетиты прямо пропорциональны их же толстокожести.

Страна стала заложницей собственных традиций: недоверия и скепсиса, цинизма и близорукости. «Все одинаковые», «массовые расстрелы!», «больше всех надо?» — рецепты и реакции не меняются вот уже третье десятилетия.

Старая как мир история про клетку с обезьянами и банан. Когда приматы бросаются к фрукту — их окатывают ледяной водой. За несколько повторений они вырабатывают в себе условный рефлекс и во избежание коллективной экзекуции бросаются с кулаками на новоприбывших, если те попробуют добраться до еды. Через несколько ротаций в клетке может не остаться никого, кто бы помнил, почему нельзя трогать банан, но никто даже не рискнет двинуться в его сторону.

Потому что тут так заведено. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20369.html Sat, 22 Apr 2017 13:28:53 +0300

Третья мировая

Может ли завтра начаться третья мировая война? Ну, например, в том случае, если северокорейский диктатор решит в очередной раз подергать тигра за усы, не поверит в то, что американское «стратегическое терпение» на исходе, и устроит какое-нибудь ракетное испытание неподалеку от Токио или Сеула?

Будут ли Россия и Китай пытаться защитить КНДР в случае решительных мер Соединенных Штатов? А сама Северная Корея? Готова ли она к применению ядерного оружия? К организации техногенных катастроф на юге Корейского полуострова? К превращению пространства вокруг себя — и себя самой — в выжженную пустыню? И как в этом случае будут вести себя главные игроки региона и мира? Договорятся? Вступят в противостояние? Ограничат это противостояние экономическими санкциями или дебатами в ООН или начнут настоящую войну?

На самом деле мы не знаем ответа на этот вопрос — как накануне начала первой и второй мировой войн невозможно было предугадать последовательность действий, которые привели к трагическому финалу. Большие войны всегда начинаются не от запланированности, а от несогласованности и непонимания возможной реакции потенциального противника. Третья мировая не будет исключением. Но что можно сказать со всей уверенностью — так это то, что она не будет похожа ни на первую, ни на вторую. И в этом — главная проблема тех, кто пытается к ней подготовиться.

Человечество — в этом особенность нашей психики и восприятия мира — всегда готовится не к тем войнам, которые будут, а к тем войнам, которые были. Именно поэтому вопрос, которым сегодня задаются, когда размышляют о возможном столкновении цивилизаций, нужно формулировать правильно. Нас на самом деле не интересует, начнется ли третья мировая война. Интересует, возобновится ли вторая мировая.

Потому что войну большая часть из нас представляет себе по военным фильмам — бомбардировки, обстрелы и, конечно, самое страшное в финале — Хиросима. Но третья мировая война не будет похожа на вторую. Риски второй мировой очевидны даже для самых безумных и отвязанных диктаторов, а после ее окончания появилось огромное количество технологий, позволяющих воевать совершенно иначе.

Когда спустя годы мы будем анализировать историю начала нашего тысячелетия, может оказаться, что мы уже который год живем в третьей мировой войне. Что нападение России на Грузию и Украину, аннексия Крыма, война за Сирию, кибервмешательство в американские президентские выборы, попытки КНДР и Ирана заполучить ядерное оружие — это и было начало такой войны. Кто сказал, что в наше время войну обязательно объявляют? Это в начале первой мировой церемонные монархи обменивались нотами. А когда начиналась вторая, агрессор отнюдь не всегда информировал жертву о своих намерениях. Правила изменились, они меняются и сейчас. Дата начала третьей мировой войны может оказаться вообще неустановленной. Или эта дата хорошо известна нам — просто мы не поняли еще, что она означает на самом деле.

Впрочем, история учит, что современнику совершенно необязательно знать дату начала мировой войны. Для него самое главное — дожить до ее окончания.

 

Виталий Портников — киевский журналист, автор и ведущий программы Радио Свобода «Дороги к свободе»

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20354.html Thu, 20 Apr 2017 12:32:15 +0300

Почему мы так и не поняли войну Путина в Украине

Война российского президента Владимира Путина против Украины также вызвала гигантский рост научных и аналитических публикаций об Украине.

Евромайдан и российская аннексия Крыма превратили Украину в популярную тему для СМИ. Но война российского президента Владимира Путина против Украины также вызвала гигантский рост научных и аналитических публикаций об Украине. С 2014 года их было издано более трех сотен. Эти научные и экспертно-аналитические материалы построены на пяти основных позициях, причем в четырех из них упускаются из виду ключевые элементы, ставшие движущей силой путинской агрессии против Украины.

Крайне левые и правые реалисты имеют обыкновение обвинять в этом кризисе Запад. Они говорят, что это гражданская война между носителями русского и украинского языка; они считают, что Крым на самом деле русский; они говорят, что Путина спровоцировали НАТО, ЕС, Соединенные Штаты и действия по продвижению демократии. Они советуют украинцам отказаться от мечты о европейской интеграции.

Специалисты по международным отношениям, в свою очередь, сосредоточились на геополитическом соперничестве между Западом и Россией, и видят в Украине предмет торга.

Исследователи проблем безопасности анализируют советское и кагэбешное прошлое современных российских правителей и считают путинский режим «милитократией», которой руководят люди из спецслужб. Они пишут о политике ЧК и КГБ, которая питает пропагандистскую антизападную ксенофобию путинской системы, и которой для самосохранения нужны «маленькие и славные войны».

Военные специалисты сосредоточились на гибридных, информационных и кибернетических войнах России против Украины, Европы и США. Эта группа критикует путинские планы построения нового союза, а также его экспансионистскую и агрессивную политику.

И лишь небольшая группа сконцентрировала внимание на российском великодержавном национализме и национальном самосознании, называя их определяющими факторами в путинской войне, несмотря на огромную важность этих идеологий. Большинство членов этой группы являются специалистами по Украине. Причина этого ясна и понятна: большинство изучающих посткоммунистический мир экспертов — это русоведы, и в их мире Москва находится в самом центре.

Русоведы анализируют эту войну, ставя Москву во главу своего анализа и используя источники информации из России. Мало кто из них бывал в Украине, особенно на востоке страны и на линии фронта, и очень немногие знают украинский язык. Украина находится за пределами их привычной среды, но будучи «экспертами» по всему бывшему СССР, они почему-то считают, что понимают Украину.

Русоведы опубликовали множество прекрасных книг, в которых препарируют путинскую биографию и образ его мышления. Но мало кто из этих авторов уделяет внимание русскому великодержавному национализму и мнению русских об украинцах, а поэтому они не видят самые важные движущие силы этого кризиса. Таким образом, русоведы попали в ту же самую ловушку, что и советологи в последние годы существования Советского Союза, когда они проигнорировали национальный вопрос в СССР и не смогли предсказать стремительный развал советской империи.

Взгляды русских на Украину имеют давнюю историю, находят широкое понимание у путинского режима и даже среди оппозиции. И быстро они не изменятся. Русский великодержавный национализм и национальное самосознание оценивают Украину и украинцев с четырех позиций.

Первая позиция, которую неустанно повторяет Путин, заключается в том, что русские и украинцы — это один народ. С такой точки зрения, украинцы, как и белорусы, — это ветви русского народа и составная часть ближнего зарубежья. Данный миф берет свое начало в сталинских идеях о «дружбе народов» второй половины 1930-х годов. Согласно этим идеям, украинцам самой судьбой предначертано жить в русском мире, а не в Европе.

Вторая позиция состоит в том, что русское самосознание коренится в языке и культуре. Выступая в апреле 2008 года в Бухаресте на заседании Совета Россия-НАТО, Путин сказал, что русскоязычное население — это русские. Русские националисты и диссиденты из СССР, хорошо известный писатель Александр Солженицын и Путин считают, что не только Крым, но также восточная и южная Украина были ошибочно включены в состав Украины по решению советского вождя Владимира Ленина.

Третья позиция: Украина — на самом деле не суверенное государство, а искусственное образование, созданное изнутри еврейско-украинскими олигархами, а извне Соединенными Штатами и Евросоюзом. Влияние советского антисионизма (на самом деле это всегда был антисемитизм) сохраняется до сих пор, и его распространяют российские ставленники, утверждающие, что лидеры Евромайдана скрывают свое еврейское происхождение. Путин и русские считают, что украинский народ хочет жить в союзе с Россией, но ему в этом мешают местные олигархи и преступный Запад.

В-четвертых, Путин и его коллеги по КГБ воспитывались в советском духе в эпоху застоя, которая началась после Никиты Хрущева и закончилась при Михаиле Горбачеве. Их мировоззрение формировалось под влиянием мифов Великой Отечественной войны и совпало с новым культом Сталина. Но путинский культ Сталина и Великой Отечественной войны входит в открытое противоречие с тридцатилетним периодом десталинизации, начавшимся в украинской диаспоре в 1983 году, а затем перешедшим в советскую и позже в независимую Украину. Сегодня большинство русских считают Сталина великим руководителем, а большинство украинцев думают, что он был тираном, и что голодомор 1933 года был актом геноцида.

Эти основополагающие элементы русского национализма и национального самосознания сформировали взгляды Путина на Украину. Однако западные эксперты и политики это обстоятельство в основном игнорируют. Но без осмысления основ того, как Путин и его подчиненные смотрят на соседние страны типа Украины, международное внешнеполитическое сообщество никогда в полной мере не поймет ту войну, которую Россия ведет в Украине с 2014 года, как не поймет и то, почему она останется с нами на все обозримое будущее.

 

Тарас Кузьо — старший научный сотрудник Канадского института украинских исследований (Canadian Institute of Ukrainian Studies) при Университете Альберты и внештатный научный сотрудник Центра трансатлантических отношений (Center for Transatlantic Relations) при Школе передовых международных исследований Университета Джонса Хопкинса. В марте была издана его книга Putin's War Against Ukraine: Revolution, Nationalism, and Crime (Путинская война против Украины: революция, национализм и преступность).
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_20344.html Wed, 19 Apr 2017 11:42:31 +0300

Судьба правительства Гройсмана от итогов его работы не зависит

На посту премьера Украины Владимир Гройсман научился говорить правильные вещи, от которых веет банальным популизмом. Журналист Сергей Руденко о первом годе правительства Гройсмана.

В пятницу, 14 апреля, правительство Владимира Гройсмана отмечает свою первую годовщину. Отныне кабинет министров становится уязвимым — истек срок иммунитета, а это значит, что правительство в любую минуту может быть отправлено в отставку Верховной Радой. Впрочем, это, похоже, не огорчает Гройсмана и его команду. Она демонстрируют завидный оптимизм. А точнее — веру в то, что сейчас в парламенте нет сил, способных объявить вотум недоверия правительству.

 

Без большого опыта

При назначении премьером Владимир Гройсман обещал народным депутатам показать, как надо управлять страной. Он не стучал башмаком по трибуне, как Никита Хрущев, но был настроен не менее грозно. Правда, в большинстве случаев дальше слов дела не пошли. Сколько бы премьер ни повторял свое любимое слово «реформа», слаще от этого украинцам не стало.

Чтобы понять, почему Гройсману не удалось показать свой уникальный метод управления страной, надо вспомнить о карьерном пути нынешнего премьера. До февраля 2014 года он был городским головой Винницы, затем полгода работал вице-премьером в правительстве Арсения Яценюка и полтора года председательствовал в Верховной Раде Украины. Опыта руководства большими предприятиями или министерствами он не имел, а потому показать, как надо руководить страной, Гройсман попросту не мог.

Нынешний премьер гордится повышением минимальной заработной платы до 3200 гривен (около 110 евро), переформатированием системы субсидирования украинцев и планами проведения пенсионной реформы. Собственно, все это — рутинная работа для любого другого главы правительства. Но не для Гройсмана. Для него это — предмет особой гордости, о котором он готов бесконечно рассказывать, избегая разговора о том, какие реформы действительно нужны украинской экономике.

 

Рычаги есть, результатов нет

У нынешнего премьер-министра — большие амбиции, но, к сожалению, нет возможностей их реализовать. Причины на то разные. Одна из них — зависимость от главного политического игрока. Своей карьере Гройсман должен быть благодарен Петру Порошенко. Без него мы бы не никогда не увидели в Киеве Владимира Гройсмана.

Правда, демонстрируя решительность и самостоятельность в решении социальных вопросов — например, по поводу двойного увеличения минимальной заработной платы, Владимир Борисович иногда забывает о том, что именно президентская фракция рекомендовала его на пост главы правительства, что именно благодаря Порошенко он сделал стремительную карьеру в украинской политике. Но президент Украины также быстро может ее завершить.

За год в премьерском кресле Владимир Гройсман научился говорить правильные вещи о социальной справедливости, достойной пенсии и о росте благосостояния украинцев, от которых веет банальным популизмом. Глава кабмина может сейчас посоревноваться в риторике с Олегом Ляшко или с Юлией Тимошенко. Только, в отличие от них, он возглавляет правительство.

Он имеет реальные рычаги влияния на принятие решений. В парламенте есть большинство, которое назначило Гройсмана премьером. Есть поддержка президента, который через фракцию контролирует треть парламента. Похоже, ему мешает лишь одно — потолок его возможностей.

 

Правительство как разменная монета

За минувший год Владимир Гройсман достаточно сильно изменился. В риторике он стал более уверенным и безапелляционным. В качестве политического спарринг-партнера он выбрал для себя Юлию Тимошенко. Ее он назвал мамой украинской коррупции. Гройсман искренне хочет быть одним из политических лидеров страны.

Вопрос о выдвижении его кандидатуры на пост президента Украины сегодня выглядит, возможно, нелепо. Сам Владимир Борисович отшучивается. Дескать, в 2019 году на выборы главы государства он пойдет, но как обычный избиратель. Но это вовсе не означает, что в 2024 году он не будет баллотироваться. Все зависит от политической ситуации в стране.

А пока что будущее нынешнего правительства Украины и его председателя зависит от политических планов президента Порошенко. Не исключено, что уже этой осенью или следующей весной кабинет министров во главе с Владимиром Гройсманом может превратиться в разменную монету в большой игре главы государства с украинскими олигархами. Быть или не быть правительству Гройсмана напрямую не зависит от результатов его работы. 

 

Сергей Руденко — украинский журналист и политический обозреватель. Издал несколько книг об украинских политиках. Автор еженедельной колонки на DW.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20343.html Mon, 17 Apr 2017 15:20:32 +0300

Виталий Дейнега: «Бороться и освобождать»

Три года назад началась антитеррористическая операция на Донбассе — после того, как пророссийские сепаратисты начали захватывать административные здания в населенных пунктах Донецкой и Луганской областей.

За три года военных действий на востоке страны погибло более 9 тысяч 800 человек, около 23 тысяч были ранены, почти 1 миллион 800 тысяч украинцев стали вынужденными переселенцами.

На главные вопросы о будущем Донбасса отвечает волонтер, руководитель благотворительного фонда помощи армии «Вернись живым» Виталий Дейнега.

— Каким вы видите будущее антитеррористической операции?

— Я сейчас нахожусь в Краматорске, который раньше был оккупирован, а потом его освободили. Сейчас можно спокойно доехать до Авдеевки, пригорода Донецка. Это значит, что АТО как минимум успешна, и дальше будет только больше освобожденных городов. Мне кажется, Украина в 2014 году сделала максимум того, что могла.

— Что вы можете сказать тем людям, которые и три года спустя называют АТО «гражданской войной»?

— Наверное, доказывать им что-то уже поздно. Три года назад в Донецк, в Харьков начали свозить автобусами ребят из Ростова, из Таганрога — это не секретная, это доступная информация. Игорь Стрелков в Славянске — ну какая гражданская война? Это затертый, даже смешной уже штамп российской пропаганды. И оружие они на складах и в шахтах нашли, конечно же. Пусть люди говорят то, что говорят, а мы будем укреплять армию.

— Но все же эта пропагандистская машина три года вовсю работает на оккупированных территориях. Разумно ли вообще не считаться с этим?

— Да, я понимаю, что в Донецке и Луганске дети ходят в школы, где им рассказывают ужасы про Украину. Это даже не советская школа, а намного хуже. Что мы можем с этим поделать? Только бороться дальше и освобождать их. Сейчас в Краматорске люди как минимум рады, что у них не Авдеевка и не Ясиноватая. Вообще, в Украине большая проблема с профессиональными психологами — что с гражданскими, что с военными. Работать с населением некому, работать с бойцами, которые месяцами могут стоять без дела, — тоже. Наступать мы пока что не можем, поэтому надо удерживать позиции, не теряя сноровки и боевого духа.

— То есть вы предлагаете решать проблемы по мере их поступления?

— Именно. Главное Украина сделала — с боем отстояла свою независимость. Вооруженные силы сейчас в совсем другой форме, нежели в 2014 году. Только вдумайтесь: мы за три года удвоили количество бригад на линии соприкосновения. Если бы кто-то показал вам военную карту Украины 2017 года в 2014-м — вы бы поверили, что все так сложится? Донбасс, как мы уже окончательно убедились, не может даже номинально отойти России, значит, он будет нашим. С Крымом все выглядит сложнее, но потом, оглядываясь назад, мы тоже будем удивляться, как так все получилось. Главное — идти от одной промежуточной цели к другой и верить в победу. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20299.html Wed, 05 Apr 2017 12:35:16 +0300

Юрий Луценко: «У меня плохая новость для господина Путина»

Он — генеральный прокурор Украины. Будь то реализация Минских соглашений, расследование политических убийств или борьба с коррупцией — генеральный прокурор Юрий Луценко находится на ключевой позиции в решении конфликтов страны.

Поэтому его решения важны не только в Украине, но и в Германии, которая активно поддерживает оказавшийся в тупике мирный процесс на востоке Украины. Корреспондент газеты Bild провел интервью с Луценко и получил неожиданные ответы на актуальные вопросы.

Bild: 23 марта в Киеве на улице был застрелен бывший российский депутат Денис Вороненков. В тот же день президент Порошенко объявил убийство «актом государственного терроризма России». Какие есть доказательства этому обвинению?

Юрий Луценко: Вы знаете, что господин Вороненков был свидетелем по делу против скрывающегося в России бывшего президента Виктора Януковича. Убийца шел за жертвой больше километра и потом застрелил его. Мы идентифицировали убитого охранником убийцу. Он был ранее членом Национальной гвардии при украинском министерстве внутренних дел. 6 марта он находился на временно оккупированных территориях, а именно в Донецке. Это позволило президенту и мне предположить, что Россия стоит за этим. Членам Национальной гвардии, в том числе бывшим, запрещено находиться на этих территориях. Мы обыскали квартиру, в которой этот человек проживал вместе с еще двумя людьми. В интересах следствия я не могу вам сказать большего. Свидетель Вороненков был явно убит не из-за показаний, которые он уже дал, а из-за показаний, которые он еще только должен был дать.

— То есть то обстоятельство, что убийца за несколько дней до преступления находился в оккупированном пророссийскими войсками Донецке, указывает на то, что за убийством стоит Россия?

— (кивает) И у России был мотив. Во-первых, господин Вороненков хотел построить в Киеве центр сопротивления, чтобы раскрыть коррупционные схемы ФСБ. При этом речь шла и о наркоторговле. Об этом он говорил публично. Во-вторых, у киллера были связи с террористами на неконтролируемых сейчас Киевом территориях. Я не говорю, что киллер был российским агентом. Но, возможно, он был им на протяжении многих лет. Еще во времена украинской Национальной гвардии. Если мы задержим его пособников, узнаем больше.

Но у меня плохая новость для господина Путина и его верноподданного Януковича: процесс начнется в апреле. И показания убитого Вороненкова также будут использованы в судебном процессе.

— Вернемся к Минским соглашениям, от реализации которых зависит мир на востоке Украины. В пятом пункте соглашений указано требование принять закон, который «запретит преследование и наказание лиц, связанных с событиями в отдельных частях Донецкой и Луганской областей Украины». Будет ли такая общая амнистия для всех сепаратистов — то есть и для убийц украинских солдат и гражданских лиц?

— Я не согласен с вашей трактовкой этого пункта. Амнистия в Украине может предоставляться только индивидуально. И она может быть предоставлена в случаях, которые вообще подлежат амнистии. По украинскому законодательству, убийства, пытки, изнасилования, опасные ранения и похищения людей не подпадают под амнистию. Если этот пункт Минских соглашений будет реализован, мы будем рассматривать отдельных людей, которым может быть предоставлена амнистия. Если суд решит, что указанное лицо не совершало перечисленные преступления, он может его помиловать.

— Но Германия и Франция, европейские страны, поддерживающие Минские соглашения, требуют, согласно соглашениям, общей амнистии для всех участвовавших сепаратистов.

— Если 10 тысяч вооруженных российских военных действительно покинут Донбасс и дадут нам, наконец, жить в мире, тогда вопрос в том, что мы будем делать с оставшимися 40 тысячами украинских сепаратистов. Здесь не может быть общей амнистии. Как генеральный прокурор, я могу действовать только в рамках украинского законодательства. 40 тысяч человек должны будут сложить оружие и подать индивидуальную заявку на амнистию. Они должны признать свою вину и просить об амнистии. Тогда мы рассмотрим каждый случай на предмет того, были ли совершены тяжкие преступления, которые не позволяют говорить об амнистии.

В большинстве случаев они могут быть помилованы. Но для лиц, которые разжигали войну, тех, кто окружил себя убийцами, это невозможно. У нас есть доказательства, что сепаратисты отрезали людям руки и ноги, снимали с них скальп и хоронили заживо. Вы действительно думаете, что мы можем предоставить таким людям амнистию?

— Пункт шесть Минских соглашений требует «освобождения и обмена всех заложников и неправомерно удерживаемых лиц». Однако и в украинских тюрьмах содержатся подозреваемые из оккупированных территорий, которые удерживаются годами без обвинения. Когда вы выполните этот пункт Минских соглашений?

— К сожалению, вопрос обмена пленными используется Кремлем в качестве политического оружия. У нас были недели успешного обмена пленными. А теперь не происходит ничего. У нас есть список, но из-за недостатка воли со стороны сепаратистов обмен не может состояться. Проблема следующая: если я хочу передать другой стороне одного человека, против которого сейчас ведется следствие, тогда я вначале должен остановить процесс. Тогда я могу произвести обмен. Лица, которые уже осуждены, могут быть помилованы, и обмен осуществится. Если я сделаю одно из двух, я могу отдать человека завтра сепаратистам. Но если обмен не состоится ни завтра, ни через неделю или месяц, тогда у нас будет проблема, потому что мы не можем ни отпустить, ни удерживать человека. Чисто юридически это невозможно…

— То есть это политический вопрос?

— Это практический вопрос! Если я не знаю, когда сепаратисты согласятся на обмен, и жду полгода, я должен заново завести дело на человека. Каждый день идут звонки, мол, мы готовимся к обмену (смеется), и каждый день я должен приостанавливать дело и снова его запускать. Если мне кто-то гарантирует, что обмен состоится тогда-то и тогда-то, я это сделаю. Но если он отменяется, человек находится постоянно в серой зоне.

— И это объясняет то, почему люди удерживаются без обвинения?

— Да.

— Сколько человек сейчас удерживаются таким образом с целью будущего обмена?

— Около 100 человек. Но я хочу подчеркнуть, что лица, удерживаемые нами, находятся в местах предварительного заключения. Их могут навещать родственники, они могут получать посылки, ходить на прогулки. Чего мы, к сожалению, не можем сказать о людях, которых удерживают сепаратисты.

— Перейдем к теме коррупции. Ваше ведомство и антикоррупционное ведомство НАБУ должны работать рука об руку. Но в действительности ситуация такова, что ваше отношение почти «враждебное», и есть претензии, что вы не хотите передавать дела НАБУ. Вы будете комплексно сотрудничать с НАБУ и выдвигать обвинения против каждого лица, которое НАБУ считает коррумпированным?

— На это я дам вам четкий ответ — да. Это подтверждает и практика. С моей стороны не были ни одного случая, в котором генпрокуратура отказала в расследовании по обращению НАБУ. Неважно, будь то депутат парламента или глава счетной палаты. Я сам, будучи депутатом, участвовал в разработке законопроекта о создании НАБУ. Проблема заключается в том, что мое ведомство намного больше, чем НАБУ. У меня 10 тысяч сотрудников, 800 из них следователи. У НАБУ около 220 следователей. Вместе мы несем ответственность за 150 тысяч госслужащих, сейчас 1,2 миллиона дел в производстве. Многие из них связаны с коррупцией. Десятки дел в отношении коррупции мы передали судам, и я с нетерпением жду приговоров. В чем состоит конфликт с НАБУ? Барьер по взятии дела НАБУ очень низок. Порядка 30 тысяч евро. Это, например, сопоставимо по объему с расходами на ремонт школы. Кроме того, все госслужащие — категории А. Тем самым мне нужно было бы передать НАБУ целый вагон дел. А у него только 220 следователей и 30 прокуроров. Если я это сделаю, антикоррупционное ведомство тут же окажется парализовано.

— Однако ведомство все же хотело бы, чтобы ему передавали дела.

— Ведомство хочет, чтобы ему передали некоторые дела. А закон требует от меня, чтобы я передал ему все дела, которые оно хочет получить. И я никогда не отказывал.

— То есть антикоррупционный закон, которые вы сами создавали, — неправильный?

— Основа конфликта понятна. Почему они меня критикуют? Не потому, что я не передал дела, а потому, что я выдвинул обвинение против судей и политиков, против которых обвинение выдвинуть хотели они, но не смогли этого сделать из-за недостаточного количества персонала. Как только я это делаю, они говорят, что я должен передать дело им. Но так не получается. Мои сотрудники зарабатывают в 20 раз меньше, чем сотрудники НАБУ. Когда ловишь большую шишку, хочешь и сам передать ее в суд, чтобы получить славу. В этом заключается конфликт, и ответ мы нашли вместе. Мы сейчас основываем совместные следственные группы и прокуратуры. Я им предлагаю дело, а они думают, хотят они его получить или нет. Если они хотят, то получают, если нет, то нет.

— Еще раз, тогда при образовании НАБУ была допущена ошибка, которая заметна только сейчас: нужно сотрудничать и вести следствие совместно?

— Нужно немного подкорректировать закон. Но я не хочу иметь со своей стороны контроль над НАБУ. У НАБУ — хорошая репутация, у нас, к сожалению, — пока нет (смеется). Поэтому мы должны не контролировать НАБУ, а сотрудничать, а иногда и конкурировать в борьбе с коррупцией. Вместо этого мы планируем создать «аудиторский мониторинг» в составе трех человек, который будет контролировать НАБУ. Сейчас ведется борьба за то, кто будет этими аудиторами. НАБУ хочет, чтобы аудиторы были из их рядов, но президент и большинство парламентариев за то, чтобы это был нейтральный человек — не из окружения антикоррупционного ведомства. Так контроль будет более объективным. Я не комментирую этот вопрос и считаю, что в этом процессе слишком много политики. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20259.html Wed, 22 Mar 2017 09:04:36 +0200

Леонид Грач: «Если бы нас не поддержал Патрушев, в Крыму стоял бы американский флот»

Интервью крымского политика Леонида Грача о том, как ФСБ помогала Крыму с 2005 года.

Три года назад, когда Крым вошел в состав России, власть на полуострове была поделена между бывшими пророссийскими активистами. Руководящие посты, впрочем, достались не всем. Так, последний советский руководитель Республики Крым и лидер местных коммунистов Леонид Грач остался в оппозиции — хотя всегда горячо поддерживал российскую экспансию в регион. Он утверждает, что имел контакты с ФСБ по крайней мере с 2005 года и что именно ему российские официальные лица изначально предлагали возглавить республику. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев поговорил с Грачом.

Леонид Грач родился в 1948 году в Винницкой области, однако вся его политическая карьера связана с Крымом. После службы в армии, в 1970 году он стал секретарем комитета комсомола ГПТУ-6 в Керчи и в дальнейшем двигался вверх по партийной лестнице: в 1980-м стал заместителем заведующего отделом в Крымском обкоме КПСС, с 1984 по 1988 год работал там же заведующим отделом пропаганды и агитации, в следующие два года — секретарем обкома. Фактически именно Грач был последним советским руководителем Крыма. После распада СССР возглавил Коммунистическую партию Крыма; с 1998 по 2002 год возглавлял Верховный совет Крыма, который при нем принял Конституцию Автономной Республики Крым, а в следующие десять лет, до 2012 года, был народным депутатом Украины и работал в Верховной раде.

— До 2014 года Россия участвовала в крымской политической жизни?

— Конечно. Без Москвы мы бы не выиграли Донузлав. Там мы, по сути, арестовали высадку американо-украинского десанта и поставили ему условие — уйти. Это был 2008 год. Конечно, мы не были бы такими мощными в одиночку.

— И кто вам тогда помог?

— Патрушев Николай Платонович. Сегодня он секретарь Совета безопасности, тогда он был директором ФСБ. Это единственный человек в Москве, кто не пустые разговоры вел. Я имел доступ ко многим и имею право давать оценки. Николай Платонович — единственный, кто реально не только глубоко видел развитие событий, которые привели к тому, к чему привели, но и реально внес свой личный вклад в то, чтобы мы могли здесь восстать.

— Каким образом?

— Ну есть методы и формы, как-нибудь позже [их] назову.

— То есть вы с ним встречались?

— Конечно. В Москве, [а также] с его представителями на Кубани. Очень умные, хорошие, порядочные генералы, которые за матушку Россию стоят.

— А что он вам тогда советовал? Деньгами помогал?

— Моя позиция — я уже тогда был народным депутатом Украины — была широко известна, я не сходил с экранов телевидения. Я в открытую исповедовал пророссийские настроения. Более того, я их и реализовал. Я вам хочу сказать: если бы вот эту оппозицию, которую я возглавляю до сегодняшнего дня, не поддержал Николай Платонович, был бы здесь американский флот.


— Как он мог на расстоянии поддерживать? Что он конкретно делал?

— Как-нибудь в другом интервью расскажу как. Мог он. Это человек дела, это человек мозговитый, человек понимающий и человек государственный, в самом глубоком смысле слова.

— А когда это началось?

— В 2005-м.

— После «оранжевой революции»?

— Да. Он понял первый, а остальные в игры играли.

— Раз не хотите рассказывать про Патрушева, давайте вспомним, как, с вашей точки зрения, развивались события в феврале 2014 года.

— Янукович сдрейфил, предал всех. Как раз 23 февраля он ехал сюда, в Крым. А мне 23 февраля вечером позвонил бывший замкомандующего Черноморским флотом Юрий Халиуллин. Еще в переходный период между советским и постсоветским он был депутатом Верховного совета Крыма, и мы с ним не прекращали добрых дружеских отношений. Сейчас он работает в «Славянке». Звонит он и говорит: «Я вот прилетел, можно к тебе заеду?» Я отвечаю — какие вопросы. Приезжает, звонит, я открываю… Заходит с небольшим человечком, не выглядящим тузово. Знакомимся. Говорит: так и так, это сотрудник «Славянки» Олег Белавенцев (тогда работал генеральным директором ОАО «Славянка» — прим. «Медузы»), который впоследствии стал полномочным представителем президента в Крыму, а сейчас сидит в Пятигорске [полпредом в Северо-Кавказском федеральном округе].

Сели. Жена чуть-чуть поворчала, что не предупредил я. А я откуда ж знал? Ну был там борщ, какая-то закуска, бутылка водки, и мы начали разговор. Я обрисовываю им всю ситуацию, [говорю,] что она взрывоопасная, потому что киевских здесь вояжеров более чем достаточно, от Кузьмуков до Порошенко, чего только не носилось. Говорю: дело худо будет, надо принимать меры по защите Крыма. На этом мы после разъехались, а через несколько дней, 26 февраля, эта компания в расширенном составе опять прибывает ко мне в дом.

— Это в каком расширенном составе?

— Добавился еще замкомандующего военно-морскими силами Александр Федотенков, он был недолго командующим Черноморским флотом, и сейчас он замкомандующего ВМФ.

Заходят — и разговор, как говорится, с места в карьер. Это было вечерком уже, часиков в 9 вечера. Так и так: мы по поручению. Ссылаются на [министра обороны РФ] Сергея Шойгу: мол, Шойгу согласовал, просят, чтобы ты завтра дал согласие на назначение тебя премьер-министром Крыма; мы понимаем, что ситуация тяжелейшая. Я говорю: «Ребята, у меня нет никаких проблем. Я с Крымом в могилу пойду. У вас есть проблема». «Какая?» «Ну, — говорю, — как какая? Вы же понимаете, что [председатель Верховного совета Крыма] Константинов и вся компашка Партии регионов люто меня ненавидят, они не проголосуют [за меня] ни при каких условиях». — «Да нет, Леонид Иванович, не волнуйся, все будет нормально». Я говорю: «Ну, пожалуйста, смотрите». А в это время мне по телефону звонят: генерал ФСБ просит встречи, прилетел их сотрудник, и крайне важно встретиться с ним сегодня. Я говорю: хорошо, сейчас закончу только другую встречу.


— Что за сотрудник?

— Ну я же не знал его. Кто звонил, я знал. Скажем так, это человек Службы. Генерал, который по поручению Патрушева начиная с 2005 года занимался Крымом. Надо отдать должное его профессионализму — мы встречались в Москве, на Кубани, но он ни разу сюда не ездил. А сотрудника, который приехал в Крым, я не знал. Я говорю: «Хорошо, чуть позже встречусь». В этот момент ко мне в дом в прихожую заносят специальный аппарат правительственной связи — такую коробку с антенной и трубкой — и соединяют меня с министром обороны Шойгу.

Мы начинаем разговор: привет-привет, все такое. Я ему говорю: я хорошо вас помню еще со времен, когда первый секретарь заходил в отдел оборонной промышленности ЦК КПСС и с инструктором Шойгу знакомился. (Смеется.) Шойгу мне говорит: «Ну я вас прошу, дайте согласие…» Я отвечаю, никаких сомнений, надо только решить одну проблему — и повторяю ему то же, что остальным. Он говорит: «Это не проблема». Мы расстаемся с этой компанией, а мне звонит в очередной раз человек [из ФСБ], с которым надо встретиться.

Он говорит: «Я здесь, в соборе Петра и Павла». Я вызываю машину свою, еду к собору. Там справа есть небольшая пожарная часть, а рядом с ней одноподъездная гостиница под названием «Европейская». Подъехал, смотрю — что такое? Стоят Федотенков, Халиуллин, с которым мы час назад расстались. А водитель мне говорит: «О, смотри, охрана и водитель Константинова». Я говорю: «Так, не понял».

— То есть Константинов уже был в тот момент на переговорах с тем же Федотенковым и Белавенцевым?

— Да. И я говорю: «А что такое?» Они говорят: «Да пошли там разговаривать. И [лидера партии „Русское единство“] Аксенова позвали». Я говорю: «Я что-то не понял, ребята. Ну ладно». Хотя сердце екнуло, как говорится.

Пошел встречаться с эфэсбэшником. Подходит человек: «Я полковник такой-то, пойдем, я вас с генералом соединю». А он снял там временно жилье, у них все законспирировано. Мы пошли в квартиру, у них своя связь, он меня соединяет с генералом. И опять мне говорят: «Ты должен дать согласие… Завтра собери утром митинг и заяви, что ты даешь согласие быть премьер-министром». Я говорю: «Ребята, это какое-то детство, херня по большому счету. Я соберу, но это детство». Я собрал, кстати, забегая вперед. А в это время все шло — это же все было на фоне [событий] 26 февраля.

— Тогда как раз были столкновения между митингом меджлиса и пророссийски настроенными сторонниками «Русского единства».

— Да. И противостояние такое было, что не поймешь, для чего и что. На следующий день Халиуллин и Федотенков заходят ко мне в офис, а вслед за ними и Белавенцев. Названивают кому-то, шушукаются. Потом еще два человека приходят. А я уже получаю информацию по своим каналам, что проголосовали за Аксенова, что меня удивило вообще. У человека ни руки, ни головы нет, ничего не умеет. Человек донецкого мира. А эти тоже… Сидят у меня, жрут мои бутерброды, пьют мою водку. Разводят руками и говорят: «Понимаешь, не получилось». И тихонько сбежали.

Оставшиеся у меня сотрудники ФСБ затянули новый сериал — Леонид Иванович, с завтрашнего дня организуем митинги в поддержку референдума и нового крымского правительства. Тут уж я разозлился. Говорю: «Ребята, без меня. Свое лицо не продам. Одно дело — пророссийские силы, а другое — поддержка бандитов». На том и расстались.

Проходит несколько часов. Белавенцев ходит по Верховному совету, руководит. И уже к вечеру появляются по всему Крыму «вежливые человечки». Что само по себе является абсолютно оправданным. Если бы этого не было, мы бы не сидели бы здесь и не беседовали.

— Вы понимаете, как «человечки» приехали?

— Это десант был. Транспортные самолеты садились, и все. Ну и силы Черноморского флота подняли. Самолетов было с десяток. А дальше просто — локализовали воинские подразделения украинской армии, морского флота и так далее без единого выстрела. Если бы не локализовали, здесь пошла бы стрельба — и это было бы большущее горе для всех. А они взяли по большому счету умом и на испуг.


— Вы ожидали, что дальше так быстро все это произойдет — с референдумом и входом в состав России? Помните, все эти заседания с Чалым…

— Меня туда уже никто не звал. Я уже не нужен был.

— Какие эмоции испытывали?

— Прямо скажу: обида была. Взяли кого попало. Ну [глава Севастополя Алексей] Чалый ладно — время показало, что он не к месту был. Но я переживал. Я понимал, кто такие Аксенов и Константинов, и у меня была тревога.

Потом, кстати, проходит несколько месяцев — и вдруг заместитель полпреда президента в Крыму обо мне вспоминает. Звонит: не могли бы вы прийти к нам в представительство? Иду, там куча охраны. Паспорт просят, документы. Я им говорю: Грач в Крыму один. Они куда-то позвонили и пропустили. Меня заводят в кабинет Белавенцева. Белавенцева нет, есть его зам, тоже генерал, эфэсбэшник. Поет мне оды, вручает медаль «За освобождение Крыма», удостоверение за подписью Белавенцева.

Через месяц, в сентябре 2014-го, начинается подготовка к выборам в Госсовет Крыма. А я уже легализовался политически. В зюгановскую партию не пошел, пошел в мальчишечью партию, «Коммунисты России» Сурайкина. Решил участвовать в выборах, хотя уже знал, что дана команда. Председатель Центризбиркома, с бородой — Чуров, да, — дал команду: Грачу не больше двух процентов. Этим же всем руководил Володин — страшный по большому счету человек.

В общем, пошел я к заместителю [Белавенцева] и говорю: «Смотрите. Вы же видите, что это одна шайка-лейка. Разделят Госсовет напополам. Часть Аксенов приведет, часть Константинов. И почти все — [бывшая] Партия регионов. Самые порочные, которых все знают. Что же вы будете делать?» Отвечает: «Иванович, да мы не допустим». Что вы не допустите, когда я знаю, что уже есть команда [замглавы администрации президента Вячеслава] Володина? Это же разошлось по городским, районным избирательным комиссиям, а там свои люди, и все [говорили]: «Как можно?! У Грача такой авторитет. Он только за счет авторитета возьмет эти 5%». Но команда была — рубить.

А затем последовало то, что последовало. Очень высокого патриотического уровня настроение столкнулось с самой махровой российской бюрократией, которая является фундаментом коррупции в стране. Я сегодня всем — и Путину, и Чайке, и Бастрыкину — пишу письма с доказательствами коррупции в Крыму во всех сферах.

— А Патрушеву?

— И ему пишу.

— Но он уже не звонит?

— Нет. Теперь уже нет. «Мавр сделал свое дело». 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20228.html Thu, 16 Mar 2017 19:20:51 +0200

Юля и компрачикосы

«Кому в наши дни известно слово „компрачикосы"? Кому понятен его смысл?» — так писал Виктор Гюго в XIX веке в романе «Человек, который смеется».

Этот роман, необыкновенно популярный в то время, как раз был посвящен жертве промысла компрачикосов. Главный герой, Гуинплен, в детстве попал в руки этих изуверов, которые разрезали ему рот таким образом, чтобы вечная улыбка жила на его лице.

В переводе с испанского «компрачикос» (comprachicos) буквально значит «скупщик детей». В былые времена это был достаточно распространенный подпольный бизнес, приносивший неплохой доход. Гюго писал об этом: «Компрачикосы представляли собой необычайное и гнусное сообщество бродяг. Компрачикосы вели торговлю детьми. Они покупали и продавали детей. Но не похищали их. Кража детей — это уже другой промысел. Что же они делали с этими детьми? Они делали из них уродов. Для чего же? Для забавы». Продавали детей в основном или родители-бедняки, или рабовладельцы. Изуродованные дети потом на протяжении жизни служили забавой публике. В нынешние времена это ремесло исчезло, сохранившись лишь в самых нищих странах — например, в Индии.

Теперь осталось объяснить, почему вдруг вспомнились компрачикосы. А вспомнились они в связи с бурно обсуждаемой сейчас ситуацией — решением отправить Юлию Самойлову, 27-летнюю колясочницу из Ухты, в Киев на Евровидение.

По ходу дела напомним: Евровидение — конкурс вообще-то не ахти какой значимый и никогда таким не был. Это конкурс эстрадной песни среди стран-членов Европейского вещательного союза — European Broadcasting Union (сокращенно — EBU). Существует с 1956 года, наследуя известному итальянскому фестивалю в Сан-Ремо. Россия впервые приняла участие в Евровидении в 1994 году и до 2003 года выше 11-го места не добиралась. Даже Алла Пугачева со своей песней «Примадонна» в 1997 году удостоилась лишь 15-го места. В 2003 году прорыв совершила группа «Тату», занявшая третье место, и с тех пор Евровидение, о котором раньше в России знать не знали, с подачи телевидения и других СМИ стало неистово раскручиваться: появилась еще одна площадка для оттачивания имиджа России как прибежища талантов. С тех пор Россия из года в год уверенно делает вид, что Евровидение — это главный в мире конкурс, за своего конкурсанта теперь принято болеть всем кагалом в прямом эфире с патриотическими камланиями. Как почти все, к чему прикасается Россия, становится объектом ее политики, так и Евровидение стало одним из таких объектов, особенно с тех пор, как Европа объявила нам санкции.

В прошлом году на Евровидении победила украинская, точнее крымскотатарская, певица Джамала, спевшая песню «1944» о депортации крымских татар. Российский конкурсант Сергей Лазарев занял второе место, что в России, разумеется, было расценено как политический выпад. Тем более что на тот момент изменились правила присуждения премии, и изменение сыграло как раз не на руку Лазареву. В этом году Россия решила дать Украине, как ей кажется, адекватный ответ. И тут мы возвращаемся к чуть было не забытым компрачикосам.

Девушка Юля стала забавой для российских компрачикосов от политики. Ни ее талант, ни ее болезнь — кстати, прогрессирующая, — ни ее будущее ровным счетом ничего не значат для тех, кто ее отправляет в Киев на Евровидение. Ею, и без того физически изуродованной, беззастенчиво торгуют на мировой ярмарке, выставляя девушку как экспонат. Да-да, я знаю — политика не вершится руками в белых перчатках (а кстати, почему бы и нет?), но ведь и руки не обязательно перед каждой политической акцией окунать в чан с нечистотами. Решение отправить Юлию в Киев было явно принято после такого ритуального погружения рук. Потому что это решение — не что иное, как опять попытка прикрыться слабыми. Конечно, после принятия «закона Димы Яковлева» нашим политикам самих себя не переплюнуть — тут они просто целой толпой несчастных детей прикрылись — но в случае с Юлей «политика компрачикосов» получила «достойное» продолжение.

Зачем ее посылают — понятно: Украина должна быть унижена в глазах мира и жителей России. Для этого все средства хороши, а уж отправить на заклание «какого-то инвалида» — для нас тут вообще раз плюнуть. Действительно — неужто нам есть дело до Юлиных чувств, если ее развернут на границе как нарушителя украинских законов? В прошлом году девушка выступала в Крыму, въехав туда не через Украину и без разрешения украинских властей. Российским властям только этого и надо — спровоцировать Украину на резкие движения. А если и впустят — кто убережет Юлию от провокаций уже в стране как представителя страны-агрессора? Дураков-то и провокаторов везде хватает. Но опять же — какая нам разница, что там будет с девушкой, если наша провокация сработает, если можно будет на весь мир заклеймить Украину как жестокосердное государство, нечуткое к проблемам инвалидов. Между тем в московском метро только 2,5% входов и выходов доступны для колясочников, станций с такими маршрутами — 14 из более чем двухсот. 13% переходов в метро оснащены пандусами. Но это так, к слову.

При этом Юлины «благодетели» совершенно правильно, к сожалению, рассчитывают на массовую стереотипную реакцию с нашей стороны границы — дескать, смотрите, мы не боимся отправлять инвалидов на международные соревнования, где они будут сражаться наравне со всеми. У нас дороги для всех открыты — будь ты хоть в коляске, хоть на «Бентли». Правда, еще недавно кто-то хотел в Киев на танке въехать, но с этим пока не срослось.

Давайте называть вещи своими именами: певица-колясочница стала объектом дискриминации со стороны государства, сколько бы ни пыжились объяснить нам обратное. Юлию выбрали нарядным фасадом, за которым спрятан миллион проблем российских инвалидов — начиная с физической невозможности выходить на улицу и кончая неготовностью общества воспринимать их как равноправных членов общества.

Воспользовавшись Юлиной немощью, ей заморочили голову и отправили в страну, против которой ее родина ведет войну. Только не надо банальностей типа «она посильнее всех нас будет»: она не сильнее, она — тяжелобольной человек, хоть и с силой воли.

Аморальность давно стала спутницей нашей политики, которая привычно продолжает оттаптываться на слабых, выпуская их вперед и прячась за их спинами, тихонько собирая тем временем дивиденды.

Компрачикосы вам завидуют из своих могил. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20198.html Tue, 14 Mar 2017 12:23:51 +0200

Суть нынешнего противостояния в Украине

Украина находится в самом начале олигархически-криминальной диктатуры. Власть все еще не решается на диктаторские действия без оглядки на реакцию общества. Но власть уже де-факто ввела полицейский режим в стране.

Это, во-первых, означает, что принятие важных решений относительно силовых действий против общины перенесено на уровень полиции и СБУ при условии преступной бездеятельности Парламента и Президента, которые в такой ситуации публично попустительствуют, воздерживаясь от публичных заявлений, а фактически такой ситуацией управляют.

Во-вторых, на наших глазах при преступной бездеятельности журналистов и молчании большинства экспертов происходит второе в истории независимой Украины сращивание криминалитета и олигархии.

28-го февраля 2017-го года на участников блокады произошло нападение так называемых «титушек». Всех 37 участников нападения («титушек») полиция задержала. «Блокадники заявили, что, по предварительным данным, "титушки" — из одной из охранных фирм Ахметова и Нусенкиса.» Были сообщения о том, что их допрашивают в полиции. Но до сих пор неизвестно — что это были за люди, они уже арестованы (ибо время задержания возможно истек), или они уже отпущены на свободу?

Эй, журналисты и эксперты на телевидении! Вас действительно фэйковая спецоперация властей против бывшего председателя Государственной фискальной службы интересует больше, чем начало криминализации олигархической власти? Вы уже совсем забыли про кровавый Майдан 2013-2014-ых годов и роль в нем «титушек»? Вы действительно не понимаете, в какую олигархическо-криминальную пропасть мы сползаем?

Где же ваши репортажи, расследования, оценки, анализ криминализации олигархической власти?

Эй, стратегические консультанты и аналитики! Вы действительно считаете, что развитие олигархической экономики это развитие страны? Что если блокада вредит олигархам, то она вредит экономике? Вы действительно считаете, что нашей самой большой угрозой является Россия, а не украинские олигархи? Ведь Россия есть зло однозначное, относительно которого есть общенациональный консенсус неприятия. А насчет олигархов такого однозначного восприятия нет. Именно поэтому русских бандитов легче победить, чем олигархических бандитов.

8 марта 2017 года полиция запретила ввозить оружие на Донбасс, то есть фактически на территорию АТО.

Ситуация выглядит так. Террористические группы, то есть так называемые ДРГ так называемых ЛДНР, до сих пор проникают на контролируемую Украиной территорию. При этом полиция запрещает украинским гражданам иметь оружие на территории АТО. Это означает на фоне отказа Президента и Парламента от введения военного положения на территории оккупированного Донбасса только одно — украинская полиция действует в интересах врага. То есть враг может проникать на нашу территорию с оружием, а украинские граждане не имеют права носить с собой оружие.

Это вражеские действия украинской власти по отношению к гражданам.

Для чего была осуществлен запрет на ввоз оружия на территорию АТО стало ясно 13-го марта, когда СБУ задержала 46 участников участники блокады торговли с оккупированным Донбассом, а оружие изъяла.

Задержания участников блокады свидетельствует лишь о непосредственном начале полицейского режима в Украине. Ни Президент, ни Парламент, ни Правительство публично не давали санкций на задержание участников блокады. Сделано это было в режиме полицейского государства под предлогом якобы контрдиверсионной операции. СБУ до сих пор публично не объяснила своих действий.

Как пишет об этом депутат Оксана Сыроед: «Полиция, которая разогнала редут в Кривом Торце до этого времени не предоставила информации ни о причине задержания, ни о людях, которые были задержаны. Так же, нарушив закон, не обеспечила задержанным ребятам возможности проинформировать своих близких о своем состоянии и месте пребывания, а также вызвать адвоката.»

В штабе Антитеррористического центра это объясняли так: «в ходе контрдиверсионных мероприятий в населенных пунктах Торецком, Щербиновке и Курдюмовке (район проведения АТО) сотрудники СБУ выявили группу лиц с оружием и другими средствами поражения. Отказ сдать оружие полиции стал основанием для задержания 43 человек... то есть участники блокады, которых поддерживает большинство украинской общины, оказались неизвестной группой лиц с оружием.

Каким образом контрдиверсионные меры касаются украинских участников блокады, объяснения не было. И его собственно не может быть. Потому что участники боев в АТО не являются вражескими диверсантами по правовым признакам и по элементарному здравому смыслу. Они не являются неизвестной группой лиц, а выполняют свой гражданский долг.

Поскольку публичный протест украинской общины был молниеносным и быстро распространился по всей территории Украины, власть, извините за мою народную украинскую, обосралась и уже до утра отпустила всех задержанных.

Информацию о задержании участников блокады и общественные протесты в Киеве и в регионах 13-го марта распространяло не телевидение, которое массово проигнорировало эти события в своих новостях, а социальные сети. Украинские граждане все больше переходят на получение информации через «стримы» в Фейсбуке. Только постфактум, то есть утром 14-го марта, информацию о задержании блокировщиков и протесты в Киеве и регионах некоторые телеканалы все-таки дали.

То есть, третьим признаком полицейского государства и приближение олигархически-криминальной диктатуры в стране есть олигархическое телевидение, в частности гибридные телеканалы, которые в основном работают против общества.

Фактически, если бы не быстрые и радикально настроенные действия общественности, никого из задержанных не отпустили, и все было бы, как и во времена Кровавого Президента.

Но есть еще одно обстоятельство, которое совсем не рационально, которое трудно подтвердить или опровергнуть — это эмоциональное ощущение, тональность разговоров на телевидении, выражения лиц провластных экспертов, наглость манипуляций провластных тележурналистов.

Зловещий эфир «Свободы слова» на ICTV от 13-го марта 2017-го года позволяет сказать лишь одно — за режиссерским пультом там работает человек, который на стороне общины. Ибо благодаря ему мы увидели то, что обычно прячут.

Так большинство провластных экспертов и журналистов, особенно те, кто давно в политике и на телевидении, научились прятать свои эмоции. Но некоторые до сих пор не научились.

Можно увидеть ехидно-наглые и презрительно-пренебрежительные лица некоторых из них в упомянутом эфире.

Точно такие же лица провластных политиков и экспертов можно вспомнить накануне Майдана в 2013-м году. Действия и мотивы можно скрыть. Но иногда выражение лиц скрыть очень трудно.

Значительная часть правящего класса на содержании у олигархов не желает остановить процесс скатывания страны в пропасть. Значительная часть экспертов и журналистов уже перешли красную черту и стали по ту сторону общины.

Итак нас, как всегда, ждет противостояние — добра и зла, чести и бесчестия, достоинства и измены. Сволочей будут прославлять и называть героями, а героев оклевещут и будут считать сволочами. И среди доминирующей лжи трудно будет разобраться, кто есть кто, поэтому следите за эмоциями, следите за лицами, следите за личным поведением. Ничего нового под Луной. Идите на ощущение благородства. Убегайте от ощущения подлости и продажности.

С полицейским государством вас, господа граждане!

Готовимся к усилению открытой и откровенной олигархически-криминальной диктатуры! 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20197.html Mon, 13 Mar 2017 18:16:35 +0200

«Евровидение-2017»: Россия берет Украину «на слабо»

Почему прикованную к инвалидному креслу Юлию Самойлову отправляют на «Евровидение» в Киев. И почему Украина ее не пустит.

Политический характер решения Москвы относительно конкурса «Евровидение» в 2017 году был предрешен. Именно потому, что проходит он на территории страны, с которой идет война. Реши Россия бойкотировать конкурс или послать какого-нибудь одиозного артиста, вроде Кобзона — это было бы воспринято как политический демарш. Реши послать кого-нибудь максимально нейтрального — это трактовалось бы как мягкий вариант и попытка налаживания отношений. Но, следует признать, те, кто придумал отправить в Киев прикованную к инвалидному креслу Юлию Самойлову, умеют использовать ситуацию по максимуму.

Возможно, в их картине мира такое решение выглядит адекватным ответом на прошлогоднюю победу певицы Джамалы. Дескать, вы со своим участником спекулировали сложной, но легко считываемой комбинацией исторических событий и политических реалий, а мы проверим Европу на толерантность. Очевидно, что речь идет только о политике, поскольку о конкурсе песни давно и прочно забыли. Более того, теперь «Евровидение» даже не рассматривается как некие соревнования, спорт. Теперь это политика в чистом виде, и, собственно, сами выступления и даже финальное голосование — далеко не самые интересные части процесса.

 

Спецоперация «инвалид»

Ситуация развивалась так: сначала в одном из телешоу на Первом канале, который в этом году ответственен за выбор участника от России и должен освещать сам конкурс, случается скандал с участием инвалида. Многие бросаются защищать его права от нетолерантных Владимира Познера и Ренаты Литвиновой. В стране, где у инвалидов нет практически никаких возможностей вести нормальную жизнь, у одного героя телешоу вдруг находится огромная армия защитников. Через несколько дней Первый канал выбирает колясочницу в качестве участника «Евровидения», и это выглядит как «работа над ошибками», в этом даже успевают рассмотреть символ изменения отношения к людям с ограниченными возможностями, если не в стране в целом, то хотя бы на телевидении, что для российских реалий почти равнозначно.

Некоторые увидели в этом даже какие-то проявления пресловутой «оттепели», которую нынче модно замечать в любых нелюдоедских событиях. Появляется и версия, согласно которой такой выбор сделан, чтобы обезоружить украинскую публику и СМИ: дескать, постесняются проявлять агрессию к инвалиду. Но уже через несколько часов становится известно, что у Юлии Самойловой могут возникнуть проблемы при въезде на Украину, поскольку она посещала аннексированный Крым. В этот момент невозможно было не удивиться совершенству зла и безграничности цинизма, заложенным в этот вариант.

 

Бьют на жалость

Справедливости ради стоит сказать, что среди более или менее известных российских артистов, которых Первый канал мог бы отправить на Евровидение, не так-то легко отыскать тех, кто за эти три года не побывал в Крыму. Даже условно альтернативный, популярный у значительной части либеральной интеллигенции Сергей Шнуров выступал со своим «Ленинградом» на фестивале в Севастополе. Но Шнурова, если его не впустят на Украину, и не дадут поучаствовать в каком-то там конкурсе, совсем не жалко, а вот Самойлову — очень. Эта история отлично продается публике, причем не только российской.

Вряд ли Украину и украинцев сильно волнует то, как этот конфликт будет использоваться для внутрироссийской пропаганды, — видели и не такое. Но глупо было бы ожидать, что столь привлекательная площадка как «Евровидение» не будет использована для эскалации антиукраинской пропаганды в Европе. «Девочка со страшным диагнозом, героически борющаяся с болезнью, вынуждена проститься с мечтой детства по воле украинской хунты. И за что же она так жестоко наказана? Всего лишь за то, что она когда-то спела пару песен о любви в Керчи» — вот какой основной сюжет готовится на ближайшие месяцы.

 

Нетонкая политика

Москва очевидно провоцирует Киев на жесткую реакцию, да его и провоцировать особо не надо: любой украинский политик сто пятьдесят раз подумает, прежде чем выступать в защиту российского участника «Евровидения». Возможности для маневра здесь чрезвычайно малы: пусти одного нарушителя — и уже не отобьешься от обвинений в измене Родине.

Подталкивая Киев к жесткому решению, Кремль раскачивает ситуацию и на самой Украине, подогревая условно пророссийскую публику. Ситуация для Москвы выглядит выигрышно в любом случае: если вдруг СБУ не увидит в Юлии Самойловой угрозы национальной безопасности Украины и допустит ее въезд, это можно будет трактовать, как пусть и косвенное, но признание Крыма российским.

Украина, возможно, могла бы обратить эту ситуацию себе на пользу или, по меньшей мере, не проиграть. Для этого придется придумать какое-то тонкое решение, которое, с одной стороны, позволило бы российской участнице принять участие в конкурсе, а с другой — не привело бы к правительственному кризису или, не дай бог, беспорядкам. В конце концов, было бы желание, можно и отдельный закон о конкретном человеке принять, если нужно. Но в том и дело, что война — самое неподходящее время для тонких и изящных политических решений.

 

Александр Плющев — журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на Deutsche Welle.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20190.html Sun, 12 Mar 2017 10:57:26 +0200

Інші-3 (Другие-3)

Согласно самого информативного интернет-источника «Блог Олега Ярчука» на сегодняшний день «реальные потери РЕГУЛЯРНЫХ ВОЙСК РФ в войне на Украине составляют: убитых — 7933. Пропавших без вести — 3410».

Всего безвозвратные потери личного состава составляют 11343 человека. В день публикации этих цифр президент Путин подписал указ, засекречивающий сведения о потерях военнослужащих в мирное время.

Листаю семейный альбом… Пожелтевшие фото, родные лица… дедушка Боря с бабушкой Маней под пальмой. В углу старательная вязь прописей с нажимом и волоском: «санаторий Гагры 1932 год». Молодые, счастливые… вспоминаете? Этот тот самый тридцать второй год, в котором на территории СССР от голода погибло несколько миллионов человек.

Добрейший и скромнейший человек, дедушка Боря, сын деревенского кузнеца, дослужившийся до мелкого совслужащего, добросовестно проживал предписанную Советской властью жизнь в самом центре голодающего региона, в Киеве. Растил дочь — мою маму и был, надо думать, вполне счастлив в этом страшном 32 году, как, впрочем, и мы вполне счастливы сегодня в своем 2015, невзирая на то, что ведем подлую войну, в которой гибнут тысячи соотечественников. Что тут комментировать?

Никогда еще, ни одна, даже самая чудовищная трагедия не отменила естественно-природное человеческое стремление к счастью и в то самое время, когда в украинских и поволжских селах каждый день от голода умирали больше 10000 человек, из которых половина — дети, миллионы счастливых смеялись, любили, танцевали…

Кстати в этом же самом 32 году, в тех же Гаграх снималась первая советская музыкальная комедия «Веселые ребята»… Помните? — «Легко на сердце от песни веселой!» А в газете Правда как раз «на злобу дня» вышла статья о тяжелой участи японских крестьян, в которой автор клеймил пороки капитализма… и народ хавал эту гнусную пошлость, распевая бодрые песни из любимой картины.

Кто-нибудь обязательно возразит, что народ не знал про голодомор, так же как и мы сегодня ничего не знаем о погибших на украинской войне. Вранье — и мы всё знаем, благодаря интернету, и родители наши видели голодомор во всей его ужасности. Да и как было скрыть? — опухшие от голода крестьяне шли в города, надеясь раздобыть хоть какую-то еду. Милицейские кордоны отлавливали их на дорогах и, как беглых крепостных, возвращали «по месту проживания». В голодающих регионах участились случаи каннибализма. На виду у всего народа, дворники и работники НКВД по улицам собирали истощенных детей, которые все-таки проникали в города, надеясь спастись от голодной смерти. Погрузив детей в вагоны, их целыми эшелонами вывозили за десятки километров, в поле, где оставляли умирать. Там же их и хоронили в заранее выкопанных рвах. Страна, как ни в чем, ни бывало, продолжала жить в двух параллельных мирах — в одном труппы дистрофиков по обочинам дорог, в другом: «…легко на сердце от песни веселой!»

В подобных двух мирах живем сегодня и мы — по «телеку» вечный праздник, а с украинских полей сражения нескончаемым потоком идет груз-200.

Придуманная в голодные тридцатые технология растления народа путем разделения его на «своих» и «чужих» — недостойных ни сострадания, ни сочувствия, сработала как часы так, что спустя всего несколько лет после голодомора, этот развращенный бессердечностью народ на митингах в поддержку большого террора, со всей искренностью закричал: «расстрелять как бешеных собак!»

Парадокс, но чудовищные преступления, свидетелями и участниками которых стали мы и наши родители — войны, массовые убийства, геноциды народов не только не сделали нас нетерпимыми к насилию, а наоборот, как будто атрофировали лучшую часть души, отодвинув болевой порог сострадания куда-то в бесконечность. Так бывает, когда после артиллерийской канонады человек на какое-то время глохнет. Кажется, что артиллерийская пальба людоедства, ни на минуту не умолкающая в нашем отечестве, оглушила нас навсегда.

Кто на Руси ценил человеческие жизни? Когда? В какие времена? Помнит ли кто-нибудь, например, сколько народа погибло на строительстве Исаакиевского собора? Для читателей с крепкими нервами могу сообщить официальную цифру — сто тысяч (100.000) человек!!! Ни Родину защищая на отечественной войне, ни спасая человечество, ни детей вынося из огня пожара погибли эти сто тысяч человеческих душ. Нет, нет, они просто строили дом. Возводили здание, между прочим, во имя богочеловека, провозгласившего высшим благом «любовь к ближнему». О чем думали создатели проекта «Исаакий», погубившие на стройке население среднего города? Неужели всерьез полагали, что Спаситель войдет в это языческое капище?

Но это был еще благословенный 19 век, когда погибших считали, а кто сегодня доподлинно знает, сколько человек погибло в тот же голодомор? — то ли 3 миллиона, то ли 8. А в Отечественную? — разные источники называют цифры от 10 до 40 миллионов. А в репрессиях? А при исполнении «интернационального долга»? Теперь вот «спасаем Русский Мир», отжимая сакральные территории у соседей. Не считать же нам действительно потери в таком святом деле? Мы и не считаем, и другим запрещаем считать поскольку, как объясняют политики: «человеческий ресурс восполняется, а территории нет».

Больший цинизм трудно себе представить, но мы — «оглушенные», к цинизму привыкли, «принюхались». Все принюхались — и власть, и народ, и, что страшней всего — интеллигенция.

Читаю интервью потрясающего писателя Дмитрия Быкова. Среди прочих вопросов прозвучал и такой: «В каком году из прошлого вы бы хотели побывать, будь у вас машина времени?». Выяснилось, что самое желанное и интересное для Быкова время 1919 год — молодой Маяковский, Ахматова… Стоп кадр. Вспоминаем историю — 19 год: красный и белый террор, военный коммунизм, голод, тиф, гражданская война. По самым скромным подсчетам в этот год в России погибло не меньше полутора миллионов человек. Кажется, что напрашиваться в свидетели этой величайшей национальной трагедии может лишь человек начисто лишенный воображения, в чем невозможно заподозрить знаменитого писателя и поэта. Что же это, Господи?

— Не гони волну, — успокоил меня товарищ. — У Быкова профессиональное любопытство. Он исследователь, филолог, литературовед гениальный. Может быть, пять минут общения с Маяковским открыли бы ему такие глубины…

И я устыдился своих ханжеских подозрений, из-за которых чуть не отказал художнику в праве на любопытство. Ведь, правда, как должно быть, любопытно было бы переместиться на машине времени, скажем, в 6 августа 1942 года, в Треблинку и взять интервью у Януша Корчака непосредственно, перед тем как он с детьми пошел в газовую камеру? Пусть бы рассказал, что чувствует? Какими мотивами руководствуется? Почему поступает именно так, а не иначе? Какие глубины человеческого благородства могли бы открыться интервьюеру!

Или пообщаться бы с Екатериной Медичи в Варфоломеевскую ночь?.. Впрочем, всего-то несколько тысяч убитых — не масштаб для холодных носов современных инженеров человеческих душ.

А вот еще одно развернутое интервью властителя дум современной России, писателя Захара Прилепина. Интеллект и блеск ума потрясающие! Реакция — молния! Диапазон — от Бога до микроба. Широта взглядов — что твой Шопенгауэр. Всего за час прямого эфира, о чем только не говорено — и о Донбассе как новом Граде Китеже. О Майдане. О неудачности либеральных реформ в России. О мужестве Гиркина. О «реставрации имперского контекста». О Че Геваре. Об угрозах евразийству. О «неизменной сущностной структуре русской политики». О юбилейном, полном собрание сочинений в 7 томах. О том, что русский мужик воспринимает войну как работу без романтизма. И вообще о том, что «война это данность в которой люди работают» и пр. и пр… Даже песню спел напоследок. Притом, что за целый час интервью не нашлось ни времени, ни повода, чтобы выразить хотя бы формальное сожаление по поводу гибели тысяч соотечественников на украинской войне. По всему видно, что и Прилепину известно, что человеческий ресурс восполняется, чего ж воздух сотрясать зря?

А ведь вранье — не восполняется человеческий ресурс. Кто не верит, пусть спросит, только не генералов и политиков, а вдов, матерей, осиротевших детей — кто им восполнил отца или сына? Спросили? Услышали? Никогда и никем не восполнятся именно эти молодые жизни, прерванные на взлете по воле подлых политиков и их подручных пропагандистов.

Никогда больше не будет на белом свете Антона Савельева, позывной «Савва», похороненного на кладбище поселка Новые Ляды. Философ Дугин будет и дальше призывать к убийству украинцев, болтая несусветные глупости о «неоевразийстве» и о том, что для модернизации России «надо водить хороводы». А Савельева не будет.

Не воскреснет рядовой Тимур Мамаюсупов, позывной «Мамай», похороненный в деревне Кук-Тяка. В то время как писатель земли Русской Александр Проханов будет любовно пополнять свою уникальную коллекцию бабочек, а в перерывах витийствовать по «ящику» о том, что «война гораздо интересней затрапезной, обыденной жизни».

Об американской угрозе будет по телевизору бесстыдно врать режиссер Шахназаров, после чего в столичном кинотеатре у него состоится шумная премьера. Его замечательный фильм не увидит Иван Кардаполов, позывной «Кардан», похороненный на кладбище города Шумиха, Курганской области.

Писатель и по совместительству штатный провокатор Лимонов, провозгласивший лозунг «Сталин Берия, ГУЛАГ» будет и дальше благополучно жить и стариться. Этого местечкового пророка будут долго лечить от какой-нибудь старческой хвори. Друзья и поклонники будут доставать дефицитные заграничные лекарства, чтобы продлить драгоценную жизнь знаменитого писателя. Несчитанный «человеческий ресурс», уехавший воевать на Донбасс по призыву горячего патриота Лимонова, к тому времени уже истлеет в могилах.

И спросить не с кого. Да и какие могут быть вопросы? И к кому? К президенту, развязавшему подлую войну? К нему вопросов нет — так понимает он достоинство и славу России на размер своей, стукаческой душонки. Нет вопросов к окривевшим от вранья пропагандистам. Ни к прикормленным попам, раввинам и мулам. Нет вопросов даже к народу, который как вода течет туда, куда ведет канава, прорытая политиками. Есть вопросы лишь к интеллигенции (другого термина не знаю), испокон веку лишившей себя права «сдавать» обманутый народ властным жлобам, невзирая на глумливое презрение к себе этого же народа, называющего ее, интеллигенцию «гнилой» и «мягкотелой». Они глумятся, а мы все равно, обязаны сочувствовать, сопереживать и сострадать по должности, или по судьбе — как кому нравится. Миссия такая, если хотите.

Фейсбучный товарищ написал мне буквально следующее: «Аркадий, в твоём почтенном возрасте пора заканчивать с детским онанизмом на Россию!». В переводе с фейсбучного на русский это означает: «Кончай переживать, ведь не мальчик уже!». Да не подумал бы кто-нибудь, что советчик этот безусый юнец, не дозревший еще до осознания того, что такое есть смерть! Нет, не переживать по поводу гибели тысяч молодых жизней мне советует хороший, уже не молодой, и весьма известный киноартист — тоже, видимо знает про «человеческий ресурс». Он же время от времени вразумляет меня, сообщая об особых качествах этого «ресурса», то бишь русского народа. Сегодня это такая отдельная профессия — «специалисты по русскому народу», умеющие подгонять наши национальные качества под заявленные властями «требования момента». Согласно их установкам, например, нам русским категорически противопоказан независимый суд или, не дай Бог честные выборы. А в условиях свободных СМИ и сменяемой власти мы просто не выживем. Они, специалисты, это точно знают. Они же обнаружили в нас и суицидальные наклонности. Мы, по их мнению, любим умирать, причем за любую, самую бредовую идею — «за выполнение мнимого интернационального долга», «за, якобы принуждение кого-то к миру», теперь вот «за путинскую Новороссию!»

Вот факт: собственными ушами слышал, как вскоре после Минских переговоров Порошенко по ящику заявил о первом для себя счастливом дне, в котором не погиб ни один украинский солдат. Степень искренности украинского президента можно оспаривать, скорей всего это, все-таки был политический пиар, говорящий совсем не о личных переживаниях политика, но, во всяком случае, о тех принципах, которые исповедует украинское государство: «жизнь солдата — высшая ценность». Пусть хотя бы так.

Наш-то «непредсказуемый», выражается больше в духе: «На миру, дескать, и смерть красна». «Умрем же под Москвой!»
Слышите ли вы, мастера искусств — это убогое порождение советской гебухи, перестроечного ворья и православного ханжества призывает наших детей красиво умирать за себя любимого! Ничего не напоминает?

Впрочем, митинговые призывы можно, пропустить мимо ушей — ведь, это не наших детей послали красиво умирать на украинскую войну. Наши хорошо спрятаны — если не за границей, то в престижных университетах и академиях. А умирать за продление путинского самодержавия пошел тот самый «человеческий ресурс» — всякие там Ивановы, Петровы, Сидоровы, Савельевы, Мамаюсуповы, Кардаполовы и прочие «неизвестные солдаты», уже похороненные в безымянных могилах.

Так что можно смело подмахнуть письмо в поддержку украинской войны, что и сделали почтенные мастера. Список с фамилиями подписантов от Баталова до Табакова способен свести с ума вопиющим несоответствием имиджа безоговорочной порядочности его героев, с фактом реальной подлости. Разум отказывается верить глазам.

А вот еще один список кинорежиссеров, претендентов на государственную финансовую помощь для постановки новых фильмов в 2015 году. Список почти целиком состоящий из подписантов предыдущего письма. Лунгин, Учитель, Хотиненко, Бондарчук… — то есть, практически живая очередь в кассу за дивидендами от капитала под названием «конформизм». Любопытно, что ни один режиссер не просит деньги на ленту, прославляющую сволочей, убийц или насильников — боже упаси! Темы будущих «нетленок» все больше вокруг добра, духовности и справедливости. То есть, подлость мы позволяем себе лишь в реальной жизни, а для высокого искусства, читай «для вечности», у нас совести «хоть жопой ешь». Потому, что грамотные и не сомневаемся — время лечит, а человеческая память избирательна и незлобива.

Любой двоечник, знакомый с фамилией Достоевский, знает и о «слезинке ребенка», и о том, что «красота спасет мир». А о том, что Федор Михалович написал подстрекательскую статью, подталкивая Россию к захватнической войне за Константинополь, никто не помнит и это справедливо — не статья, призывающая к «окончательному решению восточного вопроса» прославила христианского писателя. Вероятно, что и сегодняшнее предательство нынешних мастеров искусств, подписавших письмо в поддержку братоубийственной войны, потомки едва ли вспомнят, на что мастера и рассчитывают. Потомки «не вспомнят», но мы-то не среди «потомков» живем и, как не крути, несем свою часть ответственности за преступления властей, освященные нашими авторитетами. И те, кто подписал, и те, кто промолчал, и те, кто руку подавал подписавшим и промолчавшим, и мы, наблюдавшие это скотство и возмущавшиеся «про себя» — все виноваты, чего уж там глаза прятать? Блажен, кто живет в согласии со своей совестью.

Дальше следует вопрос: «кто они такие, чтобы указывать нам, художникам, творцам»? Отвечаю: «они — современники». Свидетели нашей земной юдоли, которые ставят нам отметки за жизни, прожитые у них на виду. Сегодня отметка эта — жирный кол за наше корыстолюбие, трусость и предательство. За то, что мы добровольно пошли в нравственное рабство на роль мелочи пузатой — «воробьев», по версии Ежи Леца, заметившего, что «воробей в клетке для орла свободен». И то, правда: нам — воробьям в клетке под названием путинская Россия раздолье — можно порхать, чирикать… никаких проблем. И совершенно непонятно о чем грустят эти большие, глупые птицы? Что бессмысленно бьются о сетку вольера? Дались им эти майданы?! Какой еще свободы надо при такой-то благодати!

Понять ли нам, воробьям чирикающим, что есть СВОБОДА, и как за нее в кровь расшибаются и ломают судьбы? Не за еще один спектакль, еще одну книгу, еще один фильм, но за право без стыда смотреть в глаза детей и внуков. Пустой вопрос: готовы ли мы умирать за нечто нематериальное — человеческое достоинство? Даже «не умирать», а хотя бы поступиться какой-то частью комфорта? Выйти на митинг? Подписать письмо в защиту политзэка, а не в поддержку аннексии Крыма? Отказаться от награды, которую вешают нам на грудь нами же тайно презираемые подонки во власти?

Нет ответа. Ждем…

Украина тоже ждет, надеясь, что количество погибших россиян, наконец, разбудит общественность. Что, в конце концов, возвысят свой голос творческие элиты. Что возмутятся и завоют матери и вдовы, и тогда, глядишь, правители вынуждены будут сворачивать агрессию. Размечтались, наивные хохлы! И мы — элиты чирикающие, и наши вдовы и матери начнем дисциплинированно и единодушно возмущаться и рыдать только по отмашке из Кремля, если таковая последует. А пока что нам рекомендовано испытывать счастье от того, что Крым наш. Мы и испытываем.

И ничто не колышет культурное пространство русской жизни — ни тайные захоронения солдат, ни открытое вранье властей, ни оскорбительное презрение «сообщества». Лишь легкая рябь на зеркальной глади нашей прославленной стабильности. Кажется, что и ждать уже нечего, ан нет — дождались. Свершилось! — два, по-настоящему выдающихся поэта современной России Александр Кушнер и Евгений Рейн не выдержали и все-таки выступили с публичным, совместным заявлением, протестуя против… вы не поверите: «против присуждения литературной премии поэту Юлию Киму», до глубины души возмутившего двух взыскательных, совестливых художников. Остальное их устраивает. Другого повода для публичного протеста в воюющей стране, где каждый день в сволочной, захватнической войне гибнут русские и украинцы, два знаменитых поэта не нашли. Где поэт, а где «человеческий ресурс»? Да и… всего-то пара десятков тысяч погибших — не наш масштаб.

Сегодня по нравственной пустыне, называемой пышными словами «русская культура» мечется несколько «городских сумасшедших», вопя о погибающих. Их так мало, что, кажется, будто за весь Союз Театральных Деятелей отдувается одна Ахеджакова — дает же Господь силы крошечным женщинам! А крупногабаритные, маститые, седовласые имитируют имперский восторг или беспомощно разводят руками — «что я могу сделать, на мне театр...» На одном — театр, на другом — киностудия, на третьем — газета, на четвертом — фонд… А в сумме получается одна большая мерзость и предательство. Кто знает, развязали бы власти украинскую бойню, если бы знали, что из всей интеллигенции их поддерживают, лишь Кобзон и Бабкина?

Но мы промолчали, и война разгорелась, и «человеческий ресурс», приняв от нас эстафету подлости, пошел убивать братьев. И, в очередной раз выяснилось, что реальность совсем не совпадет с лестным панегириком Блока о нас, русских, несправедливо презираемых высокомерной Европой, которую мы, тем ни менее, великодушно защищаем от азиатского варварства:

«Для вас — века, для нас — единый час
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!»

Найдутся ли сегодня простаки, не узнавшие в свирепых гуннах нас, русских, дождавшихся наконец своего звездного часа? С таким азартом рвущихся в ненавистную «гейропу», чтоб: «жечь города, и в церковь гнать табун, и мясо белых братьев жарить» на украинских полях сражений! Узнали? Это мы — граждане великой страны, в имперском забытьи потерявшие честь, совесть, достоинство и, кажется, самого Бога.

К слову, о Боге — наконец, и мы, русские нашли род деятельности, в котором всех превзошли и являемся первыми, и единственными в мире, в пику «ихним айфонам, гуглам и прочим графенам». Благую весть принесли отечественные СМИ. Читаем: «…прошли успешные испытания по десантированию единственного в мире надувного, полкового мобильного храма, который сбрасывают на парашютной платформе. Чтобы надуть походный храм для богослужения, нужно всего 5 -7 минут». Вот оно, счастье! Вот она, сладкая пастораль нашего Русского мира — поработали «Ураганами», «Градами» и «Буками», покрошили укропов, и тут же на поле боя «милости просим, в надувной храм». Поставили свечку, покаялись и всего через несколько минут мы уже снова, практически безгрешны. И готовы к новым подвигам. Огонь, товарищи! Gott mit uns! С нами Бог!

 

Читайте по теме:

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_20173.html Thu, 09 Mar 2017 12:41:26 +0200

Сценарии уничтожения Украины

Кремль не хочет подчинять Украину. Он хочет ее демонтировать, раз и навсегда. Чтобы больше никогда такое государство в существующих границах не смогло появиться на карте мира.

Россия, которая планирует стать ключевым игроком на евразийском пространстве, не может себе позволить иметь у себя под боком абсолютно непрогнозируемую, а тем более враждебную страну, занимающую стратегическое географическое положение.

Москва не может себе позволить зависеть от настроения украинцев: сегодня они проголосуют за тех, завтра за этих, сегодня они сидят спокойно, а завтра устроят Майдан.

Поэтому в Кремле серьезно настроены раз и навсегда покончить с нами и ждут для этого удобного случая. Так же, как они ждали удобного случая больше десяти лет, чтобы начать против нас сегодняшнюю кампанию.

Удобный случай можно просто ждать, а можно создавать и приближать. Кремль всегда выбирает второй вариант, и активно в этом направлении работает.

Демонтаж Украины Кремль может осуществить двумя основными путями: силовым и политическим.

Политический путь заключается в федерализации, последующей ползучей конфедерализации и, наконец, распаде страны на несколько образований, ориентированных на различные соседние государства. Так называемая «Новороссия» – на Россию, Галичина – на Польшу, Закарпатье – на Венгрию, Словакию и ту же Россию, Буковина и Бессарабия – на Румынию. С «той» стороны нужные политические силы прикормлены и только ждут отмашки из Москвы, чтобы начать нас рвать.

Независимая «Новороссия» Кремлю не нужна. В Москве уже понимают, что любая обособленность порождает обособленное самосознание, и, создав новое большое государство, Россия рано или поздно получит себе еще одну Украину под боком. Поэтому в случае распада Украины «Новороссию» по ее «просьбе» будут сразу включать в состав России в качестве нового федерального округа.

Небольшой обрубок страны вокруг Киева не будет иметь для России никакой стратегической ценности. Более того, утратив ресурсы и территории, остаток Украины также попадет в сферу влияния России и, со временем, примкнет к ЕврАзЭС либо также вольется в Россию на правах автономной республики.

Чтобы осуществить такой сценарий нужно обеспечить совпадение нескольких факторов.

  1. Ослабление центральной власти. Для этого Кремлю важно превратить Украину в парламентскую республику либо максимально ослабить президентскую вертикаль другими формальными и неформальными способами.
     
  2. Усиление региональных элит. Этому сегодня способствует экономическая децентрализациея, которая, фактически, является фундаментом для политической федерализации. Если при этом подкупить часть региональных элит напрямую или какими-либо преференциями – эффективность их использования возрастет в разы.
     
  3. Усиление раскола между регионами по культурным и языковым признакам. Для этого Кремлю нужно максимально усилить два крайних полюса – защитников русского языка и фанатичных апологетов украинизации и противопоставить их друг другу. Если до революции ставка делалась, прежде всего, на русскоязычное население, то сегодня Кремлю выгоднее идти от обратного –провоцировать крайних националистов через своих агентов в их среде и разжигать ненависть с их стороны по отношению к русскоязычным украинцам.
     
  4. Рост регионального патриотизма и настроений, связанных со всеми видами автономности. Этому очень поспособствует внедрение в тело Украины ОРДЛО на правах автономии или субъекта федерации. Вполне вероятно, что многие регионы после возвращения Донбасса на условиях России будут предпринимать по своей инициативе (или с подачи агентов Кремля) политические, экономические и гуманитарные шаги по максимальному ограждению себя от вновь приобретенных соотечественников и остальной Украины.

    Дестабилизация органов власти и паралич системы управления государством. Для этого активно продвигается идея досрочных парламентских выборов, что не только является само по себе дестабилизирующим фактором, но и несет риск прихода в парламент массы засланных агентов, которые сорвут создание любой коалиции, выборов премьера и, таким образом, парализуют весь процесс реформ в стране.
     
  5. Приход к власти пророссийских либо популистских сил и создание благоприятных условий для демонтажа Украины. Для этого Кремль пачками скупает отдельных политиков и целые партии, инспирирует и усиливает протестные настроения населения, осуществляет тотальную дискредитацию власти и всех государственных институтов Украины.

Если политический вариант демонтажа Украины зайдет в тупик, у Кремля остается силовой путь расчленения страны.
Он возможен только в случае если Кремль, который стремится на международной арене играть роль миротворца и обосновывает все свои шаги якобы «гуманитарными соображениями», сможет создать такие условия для вторжения, против которых мировое сообщество не сможет найти контраргументов.

Просто взять и напасть сегодня невозможно. Агрессия должна быть продиктована самыми благими и возвышенными соображениями гуманитарного характера, которые пророссийские СМИ и политики по всему миру осветят таким образом, чтобы общества развитых стран встали на сторону Москвы.

Силовой вариант имеет две составляющие, которые могут осуществляться в комплексе либо по отдельности – внутреннюю дестабилизацию и внешнюю агрессию.

1. Внутренняя дестабилизация направлена на то, чтобы в Украине исчезла легитимная власть, а в стране воцарились хаос и кровопролитие.

Этого можно достичь:

  • путем государственного переворота в период между выборами;

  • инспирированием общественного взрыва в период выборов с невозможностью установить их результаты, дальнейшей эскалацией, разрушением государственных механизмов;

  • созданием на основе отдельных политических и общественных организаций и неформальных структур параллельных центров силы, неподконтрольных государству и разрушающих монополию государства на насилие, проведение внутренней и внешней политики.

Для осуществления государственного переворота и демонтажа Украины идеальный вариант – пророссийский президент с одной стороны и подконтрольные через своих агентов вооруженные патриотические формирования – с другой. Если получить своего президента в Украине Кремлю не удастся – будут всеми способами топить того, который есть.
Общественный взрыв во время выборов достигается массовыми фальсификациями и профанацией выборов, срывом голосования и подсчета голосов в регионах и других подобных технологиях. В таком случае в работу также включаются те вооруженные формирования, которые Кремль контролирует через своих агентов.

Создание параллельных центров силы осуществляется через агентов влияния, объединяющих вокруг себя патриотически настроенных граждан, ветеранов АТО, волонтеров, добровольцев. Они, по идее, должны подменить собой государство и начать постепенно его разрушать, действуя самостоятельно в вопросах внутренней и внешней политики, экономики, гуманитарной сферы. То есть, по сути, речь идет о «ползучем Майдане».

В случае, если эти сценарии будут полностью реализованы, страна рассыплется сама, и России при помощи ЛДНР останется лишь подобрать нужные ей регионы. Естественно, «исключительно с целью не допустить гуманитарной катастрофы и предотвратить кровопролитие».

2. Прямое военное столкновение. Оно возможно только в случае, если Украина сама нападет на Россию или союзные с ней государства. И если прямая агрессия Украины против России нереальна, то военный конфликт с ее союзниками спровоцировать вполне можно.

Для этого Кремлю достаточно признать независимость ЛНР и ДНР, подписать договор о союзничестве и военной взаимопомощи и спровоцировать эскалацию конфликта между Украиной и новоявленными «республиками». Хотя бы разместив у линии разграничения свой «миротворческий контингент» в соответствии с договором между РФ и ДНР и срежиссировав якобы их обстрел со стороны Украины.

То, что мировое сообщество не признает независимость «республик» – в данном случае не будет иметь никакого значения, главное – что Россия их признает, а потому будет действовать абсолютно в правовом для себя поле. К тому же к признанию республик Россия привлечет своих союзников по всему миру для максимальной легитимизации «новообразований». Первый шаг в виде признания паспортов ЛДНР уже сделан.

При этом у России будет два варианта действий: «лайт-версия» в виде поддержки армий ЛДНР авиацией и ракетами по фронту, который будет двигаться от линии разграничения к Харькову и Одессе, либо «хард-версия», когда прямое нападение России будет осуществлено и с ее территории.

Силовые варианты – последний довод, когда все остальные возможности будут исчерпаны и в Кремле поймут, что они проиграли во всех остальных партиях.

В настоящее время мы видим последовательное продвижение Кремля в обоих сценариях – политическом и силовом, чтобы в нужный момент можно было использовать наиболее целесообразный из них, гарантирующий достижение цели.
Понимая это, сегодня не только украинской власти, но и гражданскому обществу нужно отдавать себе полный отчет в том, как те или иные наши действия способны повлиять на ход гибридной войны.

Нам нужно защищать государство – единственную организованную и системную силу, способную, в свою очередь, защитить всех нас и сохранить нашу целостность.

Есть и другой вариант – играться дальше в политику и «активизм» и думать, что это все шуточки. Это будет очень увлекательно и фейерично, но недолго. А потом нация умоется кровью.

 

Дмитрий Бачевский —  политтехнолог, специалист-практик по работе с массовым сознанием и массовым бессознательным. Автор книги «Управление инстинктами. Искусство пропаганды».

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20142.html Fri, 03 Mar 2017 18:28:40 +0200

Энн Аппельбаум: «Украина является практически последней проевропейски настроенной страной»

Интервью с американо-британской журналисткой и писательницей, автором книги «ГУЛАГ: паутина большого террора», за которую была удостоена Пулитцеровской премии.

У нее как раз завершился первый день в авторитетной Лондонской школе экономики. На этой территории ведется большое строительство, и идти приходится по зигзагообразной дороге. Наконец я добралась до здания Turm 3. Ее бюро пропитано шармом тюремной камеры, более безрадостным была только каморка Херфрида Мюнклера (Herfried Münkler). Но дух силен. Лондонский свет падает сквозь мутные стекла. На пустых полках одна единственная книга — о Советском Союзе.

Die Welt: Вы публикуете страстные комментарии в газете Washington Post, и вы — историк. Ваша последняя книга посвящена «железному занавесу». А какой будет следующая?

Энн Аппельбаум: Книга об Украине под названием «Red Famine» (Красный голод). В ней описывается, как Сталин использовал голод и репрессии, чтобы уничтожить национальное движение на Украине и «советизировать» эту страну. Я стала работать над ней еще в 2010 году. Однако когда начались протесты на майдане, я занялась ими, а книгу отложила.

— Будет ли эта книга встречена с таким же вниманием, как «ГУЛАГ» и «Железный занавес»?

— Каждый, кто хочет понять европейскую политику, будет заниматься этой темой. Она поможет разобраться в сложных отношениях между Россией и Украиной. И она поможет понять Путина и что он хочет сделать с Россией.

— Тогда Украина переживала жестокие унижения, вспомним лишь «Bloodlands» автора Тимоти Снайдера (Timothy Snyder). Произойдет ли для Украины некоторое продвижение?

— Быть может, Путин порою был бы почти готов отказаться от Украины. Ведь он начал эту войну. Конфликт в Восточной Украине Россия использовала по внутриполитическим соображениям. В конечном счете, Путин не является законно избранным президентом. Он должен постоянно доказывать, что он у власти и почему. По его словам, одна из причин заключается в том, чтобы защитить Украину, а также Россию от фашистских и нацистских сил. Другая история — это борьба против исламизма. Конфликт в Украине перестал между тем быть популярным в России, так что он мог бы захотеть завершить его.

— А как обстоят дела с самой Украиной? Является ли она чем-то другим, чем просто несчастным обществом, которое слишком поздно проявило свою волю к свободе и которая безразлична для европейцев?

— О нет! За последние годы произошли огромные положительные изменения, и в каждом городе живут люди, которые имеют вполне четкое представление о будущем своей страны. Здесь срабатывает полезный либеральный патриотизм. Они хотят добиться перемен со своим собственным правительством. И не забывайте: Украина действительно является практически последней страной, которая настроена настолько проевропейски. Люди должны преодолеть не только советский период, они были также долгое время колониальной страной. Преодолеть это очень трудно. Но несчастной эта страна отнюдь не является.

— Станет ли Украина когда-либо частью Запада?

— Я не думаю, что там стремятся к членству в ЕС или в НАТО, хотят лишь торговых отношений и свободы передвижений. На большее большинство украинцев и не рассчитывает. Но и это уже «Запад» в смысле внутренней позиции и приверженности.

— Существует много спекуляций о дружественном отношении Дональда Трампа к России. Но можно ли действительно представить себе сближение обоих антагонистических моделей общества или даже союз?

— Каждый президент со времени Рональда Рейгана пытался построить особые отношения с Россией. И каждый из них потерпел в этом неудачу. Проблема проста — США и Россия по-разному смотрят на мир и не имеют общих ценностей. Мы, американцы, верим в то, что правительство существует для того, чтобы служить народу, гарантировать свободу и способствовать благосостоянию. А русские думают, что правительство для того, чтобы обогащалось руководство.

— Кто опаснее, Трамп или Путин?

— Ну и вопросы у Вас! Мы еще не знаем опасен ли Трамп и насколько. С Путиным дело проще. У него не только имперские замашки, чтобы контролировать другие регионы. Ему нужна для своего собственного восприятия власти миссия разрушения ЕС, а с ним и НАТО. Идеи демократии, правового государства и прав человека являются для него кошмаром, что он и доказал. Для этого он использует методы кибервойны во всех европейских странах. По сравнению с этим воинственное военное обхождение с Украиной является необычным.

— Однако обоих сейчас связывает большее, чем в это отваживались верить.

— Что объединяет Трампа и Путина, так это неспособность понять и оценить значение и силу западных ценностей. Трамп не обманывает и не предает Запад, он просто не заинтересован в нем. Его не трогает и не волнует то, какие союзные структуры и альянсы возникли 70 лет тому назад. Он первый президент со времени второй мировой войны, которому Европа действительно безразлична.

— Почему никто не смог представить себе такую фигуру, как он, которого историк Дэн Дайнер (Dan Diner) назвал «искусственной фигурой»?

— Он находится в некотором роде вне возможности представления. Но он избран демократическим путем, и он, это надо признать, еще пока не нанес реального ущерба демократии. Мы должны быть осторожными в слишком быстрых оценках в отношении него. Но ясно также, что в ХХ веке не было ни одного президента с аналогичным коррупционным потенциалом

— До сих пор структуры реагировали прямо-таки образцово.

— Посмотрим. Америка не так централизована, как Европа. Президент не может контролировать полицию, также и ФБР имеет многие региональные бюро. И юстиция имеет обширную сеть. Она гигантская. Трамп не может также контролировать СМИ или конгресс. Но сможет ли тот сдерживать его? И здесь любой прогноз слишком преждевременен. Его поведение и его стиль еще недостаточны для процесса импичмента, о чем многие левые мечтали уже после четырех недель президентства.

— Итак вы признаете за ним «презумпцию невиновности»?

— Нет. Он будет плохим президентом. Меня сбивает с толку, что он говорит и как он это говорит. У меня нет иллюзий, но ведь было бы ненормально уже теперь утверждать, что в Америке больше нет никакой демократии. Об этом сейчас можно услышать от многих немцев. Это ерунда. Дональд Трамп просто не понимает демократию, а также нашу конституцию. Когда он говорил про судью, который отменил его запрет на въезды в страну, то было заметно, что он, пожалуй, в первый раз вообще подумал об этом. Сейчас он на собственном опыте узнает, что президент не обладает абсолютной властью и он также связан обязательствами и его контролируют. Для него все это целина. Но это хорошие уроки.

— Создается впечатление, что Брексит, который был шоком прошлого лета, сократился между тем до незначительных размеров.

— Его можно было бы просто забыть. Если бы не было разнообразного эхо, которое он вызвал. Трудно будет покинуть не только внутренний рынок, но и таможенный союз. Как вы думаете, что произойдет, если между Северной Ирландией и Республикой Ирландия вновь будут осуществлять пограничный контроль? Тереза Мэй действует не осторожно и не в интересах всех, а поддается влиянию воинственного меньшинства в своем кабинете. Проблема Брексита в том, что большинство его эффектов носят более долгосрочный и более деликатный характер. Не будет никакого краха. Изменения будут происходить постепенно.

— Не осталось ли здесь положительных мыслей, например, о том, что британское «нет» имело смысл, а ЕС необходимо радикальное новое начало?

— Это было бы фантастическим моментом для ЕС. Ведь пограничный вопрос является решающим вопросом в каждом обществе. Мы должны обеспечивать охрану внешних границ и создать морские патрули. «Крепость» для меня слишком жесткое понятие. Но, конечно же, Европа не может принять всех беженцев и дать себя дестабилизировать и разобщить. А охрана границ не является задачей одной единственной страны, а всех стран. Тогда в этих странах не будет недовольств

— А если изберут Ле Пен, и она выйдет из ЕС?

— Тогда, вероятно, возникнет новое объединение под руководством Германии. Это было бы временем, чтобы все тщательно взвесить и посмотреть, кто с кем вообще может иметь дело.

— В любом случае возникает немецкий вопрос. Вновь.

— Я ненавижу, когда говорят: Германия должна для себя самой стать ведущей страной при новом осмыслении и новой структуризации ЕС.

— Почему вы это ненавидите?

— Я ненавижу, если на Германию возложат такую обузу — именно на страну, которая как раз этого не хочет.

— Что было самой большой ошибкой представительской демократии?

— А она совершила ошибку?

— Откуда тогда недовольство и недоверие населения, отчуждение от правительства? Партии являются устаревшими образованиями.

— Это другой вопрос. Старые структуры больше не работают, потому что они не воплощают истинные разделительные линии. Христианские демократы делали ставку на церковь, социал-демократы на профсоюзы. Обе структуры больше не важны.

— А что же тогда важно?

— Действительно, существует разница между «открытым» и «закрытым». У популизма на самом деле нет никакого большинства. В лучшем случае он достигает 25%. Ле Пен может получить даже 26%, поскольку другие партии слишком расколоты. Партия Качиньского никогда не имела более 25% и представляет 18% населения. Она выиграла, потому что остальные силы были раздроблены.

— «Мы народ, а кто вы?» — спросил Эрдоган.

— В Германии Вы еще не достигли этого кризисного момента. Ограничение популистов возможно лишь через новые альянсы. Но они должны ставить правильные вопросы, не такие, как налоги или справедливость. Каждый хочет справедливости, это прописная истина. Партийная система действительно должна постепенно осознать серьезность положения. Консерватизм центра должен сплотиться и мог бы просто победить. Это было бы легко в Польше и кстати также и в Нидерландах.

— А что мешает партиям центра придерживаться, скажем, ответственной этики?

— Меня кое-что ужасно разочаровывает: я еще не так стара, но я помню о крушении коммунизма и почему он проиграл. И я помню о том, как люди поняли, что социализм попросту не функционирует. Все это произошло лишь 28 лет тому назад. Однако сегодня политики уже снова требуют национализации промышленности. Однако это не помогало и не помогает более бедным людям. Почему люди хотят вернуться к этим провалившимся лозунгам? Для меня это загадка. Торговля однозначно создает новые рабочие места, также и открытые границы. Таким образом возникает благосостояние, которое рождает чувство сопричастности. Однако что не удалось западным обществам, так это сокращение коррупции. В Лондоне целые кварталы принадлежат иностранцам, которые тем самым получают налоговые преимущества. А молодые люди не могут найти подходящую недорогую квартиру. Это действительно большая социальная проблема. Каждое правительство устранялось от того, чтобы найти решение. Вместо этого у нас Брексит!

— Также и невероятно высокая безработица среди молодежи во Франции не имеет ничего общего с экономическим либерализмом, а наоборот вызвана безуспешным чрезмерным государственным регулированием.

— Возвратимся к либеральному капитализму. Мы должны залатать дыры. Будем честными, что касается его слабостей. Олигархи должны платить налоги. Международный капитал по всему миру должен быть привлечен к ответственности. Нужно сильное государство, которое бы строило дороги и дома. В Швейцарии накапливают золотые слитки в бывших бункерах. Это абсурд.

— Есть ли партия или политик, которые производят на вас впечатление?

— Да, есть либеральные головы, которые знают, что мы живем в новую эпоху. В Испании, в Польше, а во Франции Макрон. Он создал новую партию, новое движение. Добьется ли он успеха? По крайней мере, он понял, что такое вакуум. В Великобритании намного тяжелее создать что-то новое. Об этом думают многие люди. Потому что в обеих партиях действуют меньшинства как захватчики заложников. А в центре огромное количество людей не чувствуют себя представленными. Отдадим свой голос этим людям.

— Итак, вы — не только пессимист?

— Я невероятно пессимистична! Я уже полтора года назад говорила о возможном конце либерального миропорядка. И Брексит я тоже предсказывала. Почему я не увидела, что придет Трамп? По крайней мере, я не верила в силу Клинтон. Как долго можно сопротивляться пессимизму, спрашиваю я сама себя? В США, в любом случае, произошло самое плохое из того, что могло произойти. А каковы ответы? Поэтому я и сижу здесь, в этом бюро и хочу говорить. Мы займемся дезинформацией и тем, как можно с ней бороться. Над этим я работаю уже несколько лет.

— Составьте быстро программу и помогите нам в предвыборной борьбе в Германии!

— Возможно, мы на самом деле сделаем немецкую программу. Я, конечно, думаю о России. Это что, глубоко прочувствованная вина, которая немцев делает такими русофилами или невосприимчивыми к очевидным опасностям? Нет, немцы боятся России. Ибо Россия причинила кое-что немцам. Особенно восточные немцы хорошо помнят об этом. В Германии находится огромное количество российских денег. Они вложены туда очень осторожно и постепенно, в учреждения, фирмы, вплоть до художественных выставок как несколько лет назад в DHM, которую спонсировал «Газпром». Я не хотела бы быть чрезмерно конспиративной, но Германия два десятилетия находится под прицелом российской дезинформации. В Германии это успешно удалось.

 

Энн Аппельбаум (Anne Applebaum) — американо-британская журналистка и писательница. Известна как автор книги о ГУЛАГе, за которую была удостоена Пулитцеровской премии. Владеет французским, польским и русским языками. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_20137.html Fri, 03 Mar 2017 12:12:42 +0200

Наедине против всего мира

Сегодня уже наглядно можно представить результаты блокады оккупированного Донбасса, которые имеют глубокие революционные последствия для Украины.

За время после Революции Достоинства мы имели четыре революционных процесса.

  1. Избрание нового Президента и нового Парламента, которые более-менее приемлемо действовали целый год, что не помешало им потом стать на сторону контрреволюции.

  2. Создание добробатов и волонтерских организаций, которые сработали как народная самооборона Украины в условиях отсутствия украинской армии.
     
  3. Недолгая блокада Крыма украинской общиной, которую власти удалось преодолеть, но которая была первой попыткой давления как на украинскую, так и российскую власть относительно войны.
     
  4. Блокада оккупированного Донбасса, которая разворачивается на наших с вами глазах в условиях сопротивления чуть ли не всего мира, включительно с украинской и российской властью, против украинской общины.

Когда Минский процесс зашел в тупик, а украинская власть продолжала бубнить, что «альтернативы Минским договоренностям нет», с лета 2016 года начало вырисовываться противостояние двух стратегий – 1) Минской стратегии поглощения Украиной оккупированного Донбасса; 2) Общественной стратегии дистанцирования от оккупированного Донбасса, его политической изоляции и экономической блокады с возможностью сосредоточиться на реформах, деолигархизации и люстрации правящего класса.

Поскольку украинская власть на публичные уговоры и попытки аргументированного убеждения общественных и политических деятелей на реагировала, община в лице воинов, которые прошли войну АТО, решила пойти на радикальный и несогласованный с властями шаг — заблокировать экономический трафик Украины с оккупированным Донбассом.

Украинская власть тоже пошла на беспрецедентный шаг — экономический шантаж отключением электроэнергии. Когда стараниями экспертов из электроэнергетики шантаж не удался, в дело включились попытки так называемого нового правового урегулирования отношений с так называемыми «ДНР/ЛНР» и силовой шантаж от Авакова.

Давайте посмотрим на предыдущие последствия блокады, которые можно зафиксировать уже.

  1. Решение СНБО от 16 февраля 2017 года, которое констатировало по сути саботаж нынешним Правительством диверсификации поставок угля в Украину, за что никто в Правительстве не понес ответственности по законам военного времени, но по сути заставило прекратить энергетический шантаж украинцев и переинтерпретировать чрезвычайное положение для граждан в чрезвычайное положение для самого Правительства в процессе авральной диверсификации поставок угля.
     
  2. Раскол политиков по Минской стратегии и Общественной стратегии.
     
  3. Публичное проявление большей зависимости «БПП« вместе с «НФ» от «Оппоблока» в Парламенте.
     
  4. Определение экспертного сообщества по признаку поддержки Минской стратегии или Общественной стратегии.
     
  5. Обострение общественного противостояния с властью в Украине и ультиматум украинских националистов украинской власти.
     
  6. Признание Россией паспортов так называемых «ДНР» и «ЛНР».
     
  7. Ультиматум руководителей так называемых «ДНР» и ЛНР» о «национализации», последующая «национализация» псевдоукраинских олигархических предприятий с неопределенным правовым статусом на оккупированной территории и призыв Президента Украины ввести санкции в отношении тех, кто незаконно присваивает украинскую собственность.
     
  8. Публичная поддержка Россией этой «национализации».
     
  9. Испуг власти на третью годовщину победы Майдана 2013-2014 и ее истерика с угрозой силового варианта разгона блокировщиков оккупированного Донбасса.
     
  10. Прекращение деятельности «Укртелекома» на территории так называемой «ДНР».
     
  11. Прекращение деятельности Гуманитарного штаба Ахметова.
     
  12. Потеря Ахметовым своих экономических позиций в рейтинге Блумберг.
     
  13. Обещание Премьер-министра новых правил торговли с Донбассом.
     
  14. В то же время признание Премьер-министром других путей закупки украинскими предприятиями угля в России, то есть публичное заявление о фактическом продолжении саботажа Правительством диверсификации поставок угля в Украину в виде кажущейся беспомощности перед якобы независимыми действиями украинских предприятий.
     
  15. Угрозы «ДНР» возобновить войну на Донбассе.
     
  16. Демократическая международная общественность в очередной раз оказалась не такой уж и демократичной. Групповые политические и олигархические интересы мира продолжают уничтожать демократию.
     
  17. Как интегральный вывод – фактически блокада торговли с Донбассом похоронила «Минские договоренности» как позорный международный договорняк, а украинскую секту Свидетелей присоединения оккупированного Донбасса дипломатическим путем превратила в смешных маргиналов.
     
  18. Соответственно, фактический конец «Минских договоренностей» открыл путь для новых инициатив Украины относительно оккупированного Донбасса и Крыма. И очень похоже, что эти инициативы будет предлагать уже новая власть в Украине.

А теперь, господа эксперты, стоящие на позиции Минской стратегии, скажите — какие еще общественные или может властные действие после Революции Достоинства привели к таким системным и быстрым сдвигам в ситуации экономической войны с Россией и деолигархизации в Украине?

Если бы эта блокада не была придумана в прошлом году, то ее бы стоило придумывать сейчас.

Да, это все очень болезненно для Украины, но особенно это болезненно для украинской олигархической власти, которая неспособна к стратегическим инициативам, и для украинских олигархов, которые делают все для того, чтобы дерибан и контрабанда на крови продолжались.

Сопротивление общественному блокированию оккупированного Донбасса оказалось беспрецедентным — давление со всех сторон, бешеная кампания ненависти в СМИ, использование всех международных возможностей украинской властью.

В то же время, именно ситуация борьбы власти и олигархических прихвостней с общественностью просто приводит в отчаяние.

Никогда после Революции Достоинства не думал, что снова увижу этот позор, когда украинская власть, российская власть, часть украинских экспертов, власти так называемых «ДНР» и «ЛНР» вместе с международным сообществом будут против украинской общины, которая борется за свое право на свою стратегию в своей стране.

Это единственный фактически за все время с начала Революции Достоинства случай, когда украинская власть действует вместе с сепаратистами и российскими властями против украинской общины, всячески ее оскверняя и оскорбляя.

Поэтому нынешняя власть – это не наша власть, не власть для украинских граждан. Это власть международного олигархата, которая готова за сдачу части территориального суверенитета Украины договориться о разделе суверенной ренты против интересов своего народа в обмен на удовлетворение интересов украинских олигархов.

Да, господа граждане, мы сейчас в одиночку против целого мира, причем украинская власть вместе с российской властью против нас.

Это позорная ситуация, но мы должны выстоять. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/analitika/analitika_20115.html Wed, 01 Mar 2017 09:50:06 +0200

Мифы «возвращения» Крыма

Согласно уверениям российской пропаганды, Крым законно и мирно «отделился» от Украины после «переворота» на Майдане и прихода к власти «фашистской хунты». Однако в этой схеме не нашлось места самой России и ее действиям весной 2014 года.

Анализ реальных фактов показывает, что, во-первых, Крым не «отделился» от Украины, а был сначала оккупирован российскими войсками, а затем аннексирован. Во-вторых, Кремль начал спецоперацию по захвату полуострова 20 февраля – еще до появления в Киеве новой власти. И в-третьих, украинское государство в результате Революции Достоинства не исчезло с карты, а у крымских властей не было полномочий на односторонний выход из состава Украины.

Предлагаю вашему вниманию девять наиболее распространенных кремлевских мифов, оправдывающих аннексию Крыма, и их разоблачение.

 

Миф 1. В Крыму угнетали русский язык и культуру, а Киев проводил политику насильственной украинизации

Во-первых, согласно ст. 10 Конституции Автономной Республики Крым, «Русский язык как язык большинства населения в Автономной Республике Крым и приемлемый для межнационального общения используется во всех сферах общественной жизни».

В вузах Крыма только 5% дисциплин преподавали на украинском языке, остальные – на русском
Во-вторых, в Крыму к 2013 году образование на русском языке получали 89,4% школьников, в то время как на украинском и крымскотатарском – 7,3% и 3,1% соответственно. Из почти 600 школ в Крыму к моменту его захвата Россией лишь 14 были с крымскотатарским языком обучения, и только 7 – с украинским. Из более 500 дошкольных учреждений украиноязычными были 11, на крымскотатарском обучение вели лишь в одном. В высших учебных заведениях Крыма только 5% дисциплин преподавали на украинском языке, остальные – на русском. Доля студентов вузов, обучавшихся исключительно на русском языке, для АРК составляла 83,1%, а для Севастополя – 86,7%. Для техникумов и колледжей этот показатель в АРК составил 94,5%, в Севастополе – 100%. Лишь в двух вузах Крыма готовили учителей крымскотатарского языка и литературы.

И в-третьих, более 80% печатных СМИ выходили исключительно на русском языке, полностью украиноязычной была лишь одна газета полуострова – «Кримська світлиця». Лишь 7% программ на государственном крымском телевидении выходили на крымскотатарском языке. Русский язык безраздельно доминировал в общественно-политической жизни полуострова.

 

Миф 2. Крымчане имели право на самоопределение, реализованное на референдуме

Во-первых, после того, как российские войска оккупировали полуостров и заняли административные здания, в Крыму не осталось никаких легитимных органов власти, которые могли объявить, организовать и провести референдум. Совет министров Автономной Республики Крым был нелегитимен с 27 февраля 2014 года, поскольку крымские депутаты голосовали за него в буквальном смысле под дулами российских автоматов и с нарушением норм украинского законодательства. Верховная Рада АРК была нелегитимна де-факто с 27 февраля, а де-юре – с 15 марта, будучи распущенной Верховной Радой Украины. Кроме того, Центральная избирательная комиссия Украины не создавала никаких органов для проведения референдума в Крыму, а также закрыла на полуострове доступ к реестру избирателей.

Во-вторых, на тот момент отсутствовала законодательная база для проведения местных референдумов. И в-третьих, согласно ст. 73 Конституции Крыма, «Исключительно всеукраинским референдумом решаются вопросы об изменении территории Украины».

 

Миф 3. Крым самоопределился по примеру Косово

Во-первых, отделение Косова от Сербии стало результатом вооруженного гражданского противостояния, включающего этнические чистки, но ничего подобного не было зафиксировано в Крыму. Во-вторых, албанцы в Косово строят свое, пусть и частично признанное государство, а так называемая «Республика Крым», не просуществовав и двух дней, решила «присоединиться» к России. И в-третьих, хоть Косово и было оккупировано иностранными войсками в момент провозглашения независимости, это был многонациональный контингент НАТО, и ни одна из стран альянса не предъявляла претензии на эту территорию. Российские же войска были прямо заинтересованы в «независимости» Крыма и его «вхождении» в состав России.

 

Миф 4. Россия не осуществила аннексию, поскольку Крым уже стал независимым государством

Во-первых, в составе унитарной Украины Автономная Республика Крым не имела права на выход в одностороннем порядке, а любые изменения территории страны должны были утверждаться исключительно всеукраинским референдумом. Во-вторых, с момента захвата административных зданий российскими войсками никакие решения местной власти не могут считаться добровольными и самостоятельными и как следствие – законными. И в-третьих, любая независимость должна пройти процесс не только внутренней, но и внешней легитимизации, то есть признания другими государствами. Ни одна страна в мире, кроме России, не признала «Республику Крым», равно как и подавляющее большинство государств не признает Крым частью Российской Федерации.

 

Миф 5. Российские войска защитили крымчан от фашистской угрозы с Майдана, если бы не они – Крым разделил бы судьбу Донбасса

Во-первых, праворадикалы, называемые в российских СМИ «фашистами», всегда были в Украине политическим меньшинством – об этом свидетельствуют хотя бы результаты парламентских выборов 2014 года. «Свобода» набрала 4,7% голосов, «Правый сектор» – 1,8%, естественно, что фракции этих политических сил в Верховной Раде не появились.

Ничего не угрожало бы и Крыму, не вступи в него российская армия, как ничего не угрожало крымчанам последние 25 лет
Во-вторых, это война на Донбассе стала следствием аннексии Крыма, когда российским наемникам удалось соблазнить украинских сепаратистов и ирредентистов обещаниями быстрой интеграции в Россию.

И в-третьих, под контролем украинского правительства находится 93% страны, и никаких «ужасов кровавой хунты» (по версии российских пропагандистов) там не наблюдается. Ничего не угрожало бы и Крыму, не вступи в него российская армия, как ничего не угрожало крымчанам последние 25 лет.

 

Миф 6. Присоединение Крыма было мирным, «без единой капли крови»

Во-первых, с момента вторжения российских войск сторонники аннексии стали широко практиковать избиения и похищения проевропейски настроенных крымчан. За три года оккупации жертвами насильственных исчезновений на полуострове стали 40 граждан. Шестеро были найдены мертвыми, 17 похитили в марте 2014 года, но вскоре отпустили. Во-вторых, в период вторжения погибли двое украинских военных и один российский «доброволец». И в-третьих, исчезновения противников российской власти на полуострове не прекратились и сегодня. До сих пор ненайденными остаются еще 17 крымчан.

 

Миф 7. Большинство крымчан было за присоединение к России

Среди крымчан действительно были сторонники присоединения Крыма к России, но их число неуклонно снижалось. Если в 1994 году в крымском парламенте за союз с Россией выступали 58 депутатов из 100 (55 – Блок «Россия», 2 – Русская партия Крыма, 1 – Русская община Крыма), то в 2010 году – лишь 8 депутатов (5 – Партия «Союз», 3 – Партия «Русское единство»). Во-вторых, если в 2008 году около 70% крымчан поддерживали идею вхождения в состав России, то в 2014 году таких было около 40%. И в-третьих, поскольку так называемый «референдум» проводили в условиях открытой российской оккупации, не только признавать, но и даже доверять его «результатам» нет никаких оснований.

 

Миф 8. Крымчане в основном не сопротивлялись оккупации Крыма, лишь Меджлис выступил против

Во-первых, весь период Евромайдана в Киеве его сторонники в Крыму выходили на уличные акции и продолжили это делать даже после начала оккупации. По инициативе Меджлиса 26 февраля у здания Верховной Рады Автономной Республики Крым состоялся многотысячный митинг, сорвавший планы провозгласить «независимость» Крыма в парламенте автономии, что вынудило Россию пойти на прямой захват административных зданий в Симферополе. Даже после появления российских военных на улицах крымских городов местные жители в течение всего марта 2014 года выходили на акции протеста и помогали попавшим в окружение украинским военным.

А во-вторых, гражданский водораздел в Крыму прошел не по национальному, а по идеологическому признаку. Среди противников аннексии были не только крымские татары, но и крымские украинцы и представители других национальностей, и даже русские националисты.

 

Миф 9. Запад рано или поздно признает российский суверенитет над Крымом

Сколько эту успокаивающую мантру не произноси, реальнее она не станет. Аннексия Крыма стала первой в Европе со времен Второй мировой войны. Признание ее автоматически аннулирует миропорядок, возникший после войны, и откроет шлюзы для массового силового пересмотра границ. Ни одна из семи мировых аннексий с 1945 года так и не была признана, и в большинстве случаев агрессор уже отступил.

 

Сергей Громенко — крымский историк, обозреватель Крым.Реалии
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_20095.html Mon, 27 Feb 2017 10:17:41 +0200

Павел Климкин: «Борьба с российской агрессией не закончится ни завтра, ни послезавтра»

Последние недели министра иностранных дел Павла Климкина практически невозможно застать в Киеве. Нью-Йорк, Вашингтон, Мюнхен, снова Нью-Йорк — вот география перемещений главы украинского МИДа только за последние две недели. Список же его встреч займет куда больше места.

Планету лихорадит. Мир с опаской и любопытством следит за первыми шагами новой американской администрации во главе с эксцентричным и непредсказуемым Трампом. Европа готовится к многочисленным выборам и прощается с прежним — привычным и комфортным — существованием, слабо пока понимая, как ей не захлебнуться в приливе беженцев; как, не особо ссорясь и не жертвуя собственными интересами, умерить геополитическую булимию России; как приспособиться к норовливому хозяину Белого дома и, не особо тратясь, сохранить американский зонтик безопасности над Старым Светом. Всем явно не до Украины, но для нее жизненно важно втиснуться в этот калейдоскоп проблем со своей невеселой повесткой дня. Вот и курсирует между столицами украинский министр, пытаясь донести до мира боль разрываемой агрессором на части страны. Пользуясь его недолгой остановкой в Киеве, мы не стали затрагивать весь внешнеполитический спектр и сконцентрировались лишь на двух ключевых вопросах — на Минске и других «планах» остановки российской агрессии, а также на налаживании отношений с новой вашингтонской командой.

— Павел Анатольевич, состоялись первые личные контакты — и ваши, и президента- с представителями новой американской администрации. Каковы впечатления?

— Налаживание отношений — это как джаз: одна мелодия, но каждый исполняет свою партию. Мы работаем с американской администрацией не по одному треку: есть трек Совета национальной безопасности (СНБ), есть — Госдепартамента, Пентагона и еще много других. Сейчас в Вашингтоне еще продолжается формирование команды, например, вот только на днях назначен советник по вопросам национальной безопасности; только сейчас реально начнется назначение на многие должности в Государственном департаменте. Сегодня формирование уровня людей, отвечающих за подготовку политических решений, фактически только началось. Поэтому с точки зрения ключевых встреч меня, безусловно, вдохновила беседа президента Порошенко с вице-президентом США Пенсом — вдохновила и атмосферой, и содержанием. Это был очень хороший разговор с точки зрения понимания мотивов России. Конечно, мы прекрасно знаем: чтобы разобраться во всех деталях происходящего, необходимо время. Но вице-президент был в курсе всех ключевых деталей, задавал очень четкие вопросы, свидетельствующие о его весьма глубоком понимании ситуации. Безусловно, в интервью я не могу рассказывать подробности, но могу сказать, что его вопросы показали: он получил информацию, так сказать, не за 15 минут до нашей встречи.

Что касается других контактов, то у меня были весьма неплохие встречи в Вашингтоне. Но, замечу, это не был формальный визит, это было желание заехать на один день после министерской встречи в Нью-Йорке в рамках нашего председательствования в Совете Безопасности ООН. В Вашингтоне я встречался с представителями СНБ, правда, не увиделся, как планировал, с советником по вопросам национальной безопасности, поскольку он ушел в отставку как раз накануне.

— Но, по нашей информации, вы еще планировали увидеться и с Тиллерсоном, однако этой встречи не было. Зато новый глава Госдепа встретился с Лавровым.

— Я с Тиллерсоном разминулся, поскольку не мог приехать раньше из-за своей нью-йоркской программы, а у него на следующий день была программа с Нетаньяху, а после того он сразу улетел в Бонн. С Лавровым Тиллерсон встречался в Бонне на полях G-20.

— А почему вы в Германии не пересеклись?

— Как раз одна из идей и была пересечься в Бонне, поскольку мы с немецким министром иностранных дел Габриэлем, в свою очередь, обсуждали идею, что встреча «нормандской четверки» состоится в Бонне. Но потом оказалось, что 17-е число, к сожалению, логистически не всем подходило, и мы перенесли «Норманди» на Мюнхен. Соответственно, организовать встречу с Тиллерсоном логистически было трудно. Мы сейчас подбираем дату, когда можно было бы вероятнее всего встретиться сразу и с Тиллерсоном, и с новоназначенным советником по национальной безопасности Макмастером, и с новым министром обороны Мэттисом, поскольку существует много аспектов, которые необходимо обсуждать с разными членами новой американской администрации.

— Но Банковой ваша поездка в США подавалась как подготовка визита президента и его встречи с Трампом.

— Это в определенной степени вопрос восприятия. Во время телефонной беседы президентов Порошенко и Трампа шла речь о том, что необходимо подготовить их встречу. И тогда мы договорились, что будет мой визит. Но этот визит должен быть наполнен встречами с самыми ключевыми представителями новой администрации. Заезд же в Вашингтон после Нью-Йорка и СБ ООН — никак не может считаться таким визитом. Официальный визит еще предстоит и, возможно, с ключевыми персонами необходимо будет встретиться несколько раз.

— То есть на сегодня о дате встречи президента Порошенко и Трампа говорить преждевременно?

— Мы сейчас обсуждаем разные опции. На сегодня больше сказать не могу, чтобы сознательно, так сказать, не держать интригу.

— Но хотя бы предположить можете — это состоится до встречи Трампа с Путиным или после? Скептики, несмотря на достаточно жесткую в последние дни риторику Вашингтона в адрес России, все равно подозревают, что, как писала The Washington Post о внешней политике Тиллерсона, Russia first.

— Я это понимаю через призму эмоционального восприятия. Такие вещи часто воспринимаются как символика.

— Но в дипломатии всегда много символики.

— Я хочу сказать одну вещь, которая, возможно, выходит за рамки дипломатического протокола. Если вы посмотрите, как работает новая администрация США, то можно во многом искать символику, а можно эту символику еще и интерпретировать. Поэтому я бы на эту символику особого внимания не обращал. Я это говорю совершенно серьезно и сознательно, даже выходя за определенные рамки протокола. Кто с кем первым встречается, каким образом построены контакты — это, конечно, очень важно, но, тем не менее, мы уже видим, что эта американская администрация работает принципиально иным образом, нежели многие другие. Есть внешняя символика, а есть внутренняя. Так вот, на внешнюю символику я обращал бы значительно меньше внимания. А сконцентрировался бы на содержании и на заявлениях, которые были очень четкими и которых многие не ожидали — это и заявления в СБ ООН, и высказывания вице-президента, и заявления других важных представителей. Как я уже говорил, это как джаз — они несколько отличаются формулировками, но по содержанию имеют абсолютно одну направленность.

— Давайте уточним для читателей: речь о заявлениях американцев по Крыму и по санкциям против России?

— Безусловно. И я считаю, что они чрезвычайно четкие — то, что сказала представитель США во вторник во время заседания Совбеза ООН, и то, что заявил вице-президент в Мюнхене. У нас любят анализировать разные высказывания и искать для них толкования. Так вот, толкования этих высказываний искать не следует. Они сами за себя говорят.

— Можно ли ожидать, что новая американская администрация, критиковавшая предыдущую за слишком мягкую реакцию на аннексию Крыма и события в Донбассе, будет более решительной и предоставит Украине летальное оборонительное оружие, к чему уже призывают даже представители демократов — после того как их президент ушел с поста?

— Тот, кто принимает решения, делает несколько иные заявления, чем те, кто следят за принятием решений… Я считаю, что значительная часть (не могу говорить обо всех, поскольку еще не имел возможности со всеми встретиться) представителей этой администрации имеет очень четкие представления о том, что такое ценности и каким образом их необходимо отстаивать. Многие люди, пришедшие в эту администрацию и имеющие разный опыт, разные карьеры, имеют определенные убеждения. Это фундаментальные убеждения (можете даже считать эти слова патетикой) относительно того, что такое свобода, демократия и верховенство права. Можно анализировать высказывания, например, нынешнего советника президента по вопросам национальной безопасности, которые украинские медиа уже раскрутили, высказывания министра обороны США, других персон. У меня сложилось впечатление, что у этих людей есть четкие убеждения и готовность их отстаивать. Как это будет осуществляться с точки зрения поставок нам оружия, других вопросов — над этим будем работать. Военно-техническое сотрудничество однозначно будет продолжаться, и, что самое главное — развиваться.

— Давайте расставим точки над «і»: мы нуждаемся в оборонительном летальном оружии?

— Мы однозначно в нем нуждаемся. Я, правда, всегда говорю, что не люблю этого разделения — на летальное и нелетальное. Есть четкое понятие оборонительного оружия. Нам оно необходимо. Нам однозначно необходимо больше высокотехнологичного оружия, нам нужно эффективное взаимодействие с Соединенными Штатами и НАТО, причем во многих сферах. И поскольку я значительную часть своего времени посвящаю вопросам безопасности, то вижу, что данное взаимодействие сегодня реально начинает давать результаты. И, главное, по реакции наших друзей и коллег я понимаю: и они видят, что результаты есть.

— Вы верите в возможность big deal — «большой сделки» между Америкой и Россией, о которой сегодня так много говорят?

— Я не верю в возможность сделки, охватывающей все. Поскольку России никто не верит. Я не исключаю возможности элементов сотрудничества этих двух стран в борьбе с исламским радикализмом, в других вопросах, но так однозначно это тоже работать не будет, поскольку побороть исламский радикализм только военным путем невозможно, должна быть согласованная всеми ключевыми игроками стратегия, которой все должны придерживаться.

Возможности нескольких deals, охватывающих отдельные вопросы, я не исключаю. Будут ли и эти локальные сделки среднесрочными или ситуативными? Возможно и то, и то. В силу разных причин я склоняюсь ко второму. Главное, чтобы эти deals не были за счет других. А большой deal противоречит, по моему мнению, всей логике американских интересов.

— Насколько сильно сегодня еще ощущается раздражение новой американской команды, вызванное высказываниями и поведением некоторых украинцев, в т.ч. и занимающих официальные посты, во время американской президентской кампании? Простили ли уже Киеву слив информации, вследствие которого разразился скандал вокруг Манафорта?

— Начну со второго вопроса — касательно истории вокруг Манафорта. На самом деле в этой администрации США есть много людей, у которых разные истории отношений. У меня нет впечатления, что все, что происходило, имеет какое-то определяющее значение для кого-либо из ключевых представителей этой администрации. И у людей, с которыми мы общаемся, тоже такого ощущения нет.

— Тогда отвечает ли действительности информация, что американская сторона якобы дала четко понять, что дальнейшее пребывание Валерия Чалого во главе украинского посольства в Вашингтоне нежелательно?

— Однозначно нет. Эта информация на сто процентов не отвечает действительности.

— Но на этой неделе тема Манафорта снова всплыла. Константин Килимник, «киевский информатор» американского политтехнолога, как сообщило Радио «Свобода», рассказал о планах — то ли манафортовских, то ли собственных — относительно урегулирования в Донбассе и назначения Януковича и Левочкина главами Донецкой и Луганской областей. А Янукович тем временем пишет письма Трампу и Путину…

— Сейчас много политиков, которые пытаются налаживать определенные контакты в Вашингтоне, говоря при этом, что у них есть уникальный рецепт на все, включая «урегулирование с Россией». Причем мостики они наводят не с администрацией, как им кажется, а с отдельными представителями истеблишмента, которые, опять же, как им кажется, могут влиять на что-то, активно используя лоббистов. Мой опыт работы с американскими администрациями свидетельствует, что, конечно, подобные попытки, могут принести какие-то ситуативные контакты и т.д., но администрация США- это очень разумная, сбалансированная и сложно структурированная машина.

— Но лоббизм — это часть американской политической культуры.

— Да, это так, но на одном лоббизме в американской администрации выехать невозможно, его абсолютно недостаточно. Попытки нанимать какие-то компании, с их помощью наводить контакты и заявлять, что, мол, мой план самый лучший в мире и только он «приведет нас к счастью», только помогите нам прийти к власти, — это вызывает лишь саркастические улыбки у многих людей, занимающих посты в этой администрации. Ну, а лоббисты, конечно, немало заработают.

— Но ведь Украина как государство тоже нанимала лоббистские структуры. Будут ли украинские госорганы и в дальнейшем пользоваться услугами американских лоббистов?

— МИД не будет. МИД создает структуру системной публичной дипломатии, мы хотим построить системное представление современной Украины в мире. Но это уже другая тема. А возвращаясь к вашему вопросу, повторю, что никакого фундаментального значения и влияния на отношение ключевых игроков эти истории не создали. И это не мое личное мнение, а тех людей, с которыми я общался, в т.ч. моих друзей, с которыми я знаком уже много лет. Могу сказать, что на этапе предвыборной кампании кто-то, может, и обращал внимание на отдельные месседжи из Украины, но если посмотреть, кто сегодня раскручивает весь этот нарратив относительно того, что мы якобы поддерживали одну сторону, то вы увидите, что это исключительно РФ. Так что мы прекрасно понимаем, кому это выгодно и для чего это раскручивается. Но представители американской администрации весьма и весьма опытные и, конечно, разумные люди, чтобы отличить реальность от того, кто хочет эту реальность исказить в свою пользу.

А я, если хотите, всегда исходил из того, что, учитывая настроения в американском обществе (а мы их очень внимательно изучали, причем по многим каналам), и учитывая, что в политике всегда есть элемент иррациональных мотивов (а политика — это всегда микс рационального и иррационального), то шансы кандидатов были приблизительно 50 на 50. Более того, расскажу, что хотя мои европейские друзья за это меня по-дружески и критикуют, я перед голосованием по Brexit даже заключил пари, что если учесть настроения в Соединенном Королевстве (как я их оценивал), то большинство все-таки проголосует за выход из ЕС. Хотя абсолютное большинство моих друзей убеждали меня, что этого не случится.

— Учитывая нынешнее паломничество украинских политиков в Вашингтон, ту же историю с вояжем Артеменко и его (или кого-то другого) планом передачи Крыма в аренду России, согласны ли вы, что в Украине (как предлагает на страницах ZN.UA эксперт Александр Хара) следует принять закон, подобный американскому «закону Логана» и предусматривающий наказание тех, кто без соответствующих полномочий «непосредственно или опосредованно вступает в связь с иностранным правительством с целью решения любых противоречий»?

— Я не исключаю, что это следует сделать. Все эти спекуляции, что Крым «пойдет путем Аляски» — это абсолютно сознательная сдача Крыма. В Штатах подобные планы никто всерьез не обсуждает. А если куда-то пойдут какие-то «платежи», значит, их уже кто-то с кем-то поделил. Об этом тоже не следует молчать.

Во многих странах, несмотря на любые внутренние распри, как правило, все говорят если не на одном языке, то, как минимум, одним набором месседжей для внешнего мира. А у нас все используют внешнее измерение как определенный рычаг для употребления во внутренней политике. И это мне очень не нравится. Это реально грустно. Поскольку это делает некоторых украинских политиков объектом улыбок со стороны наших международных партнеров, а некоторых — объектом презрительного отношения.

— А вы не считаете, что в свою очередь Украина становится фактором во внутриполитической борьбе в Соединенных Штатах — между республиканцами и демократами, которые сейчас раскручивают тему связей команды Трампа (в том числе и предвыборной, включая того же Манафорта) с Россией?

— Хороший вопрос, однако, на самом деле тут речь идет не об использовании Украины как фактора во внутриамериканской политической борьбе. Речь о том, каким образом строится политика Соединенных Штатов по ключевым стратегическим вопросам, в том числе и относительно России. Понятно, что должна быть прогнозированная логика этой политики. Нам всем прекрасно известно, что поддержка демократии и свободы всюду, в том числе и в Украине, составляет не только часть поддержки ценностей в Штатах, это является фундаментальным национальным интересом США. И мы также прекрасно понимаем, почему это так. Если вы спрашиваете в этом контексте, то, возможно, в какой-то степени вы правы. А если говорить просто об использовании вопроса Украины во внутренней политике, то так это там не работает.

— После встречи с Пенсом вам уже известно, кто в Вашингтоне станет курировать украинское направление? Будет ли это, как в предыдущей администрации, вице-президент — или наши вопросы будут решаться в основном в Госдепе?

— Я, конечно, не могу говорить за американскую администрацию, но я склонен считать, что вице-президент США будет играть особую роль во внешней политике, ведь не зря именно он представлял США на Мюнхенской конференции, и я считаю это очень важным, поскольку в американской системе вице-президент — ключевая фигура. Но думаю, что и другие — это касается СНБ, Госдепа, Пентагона, разведывательного сообщества — будут работать вместе очень эффективно. Мы сейчас наблюдаем за процессом построения системы новой администрации. Ведь даже такая сложная и сбалансированная во многих измерениях система, как американская, тоже зависит от личностей, поэтому внимание вице-президента к внешней политике, конечно, очень важно.

— Кстати, о роли личностей, в том числе и вице-президентов, в том числе и бывших. Это правда, что г-н Байден приезжал в Украину со своим сыном, известным связями с украинской газодобывающей компанией Burisma Holdings? Остается ли газодобыча в Украине и сегодня в сфере интересов экс-вице-президента?

— Поскольку я уже неоднократно слышал спекуляции на эту тему, могу сказать, что сколько я помню визитов Джо Байдена, с сыном он никогда не приезжал. Я слышал, что его сын занимается бизнесом, но я никогда не слышал, и говорю об этом официально, чтобы Джо Байден когда-нибудь упоминал эту тему во время встреч, в том числе и в узком формате.

— Трамп смотрит на политику глазами бизнесмена. Чем Украина может быть ему интересна? Готов ли Киев предложить новым американским партнерам какие-то серьезные инвестиционные проекты? И с этой ли целью сейчас пребывает в США г-н Ложкин?

— С какой целью — понятно, ведь Ложкин — секретарь инвестиционного совета. Нам, в самом деле, сейчас очень нужно на абсолютно новой качественной основе привлечь американский бизнес. Поскольку если посмотреть на его сегодняшнее присутствие, то оно, очень мягко выражаясь, совершенно недостаточно. По понятным причинам американские компании, работавшие в энергетическом секторе, не осуществили полностью своих планов…

— Так, может, г-н Тиллерсон теперь как-то поспособствует?

— Ну, он не работает уже в этой области. Тем не менее, да, он известен как человек, фантастически разбирающийся в вопросах нефтегазовой сферы. А если серьезно, то сейчас весьма благоприятный момент для прихода американского бизнеса в Украину. Это связано с тем, что существует простор для инвестирования, для участия в приватизации. И это касается многих сфер — не только нефтегазовой, но и аграрной, энергосбережения, и IT, где, я считаю, у нас колоссальный потенциал, у нас многие айтишники уже сегодня работают в глобальном измерении. Нам необходимо выделить несколько ключевых направлений, которые реально могут запустить экономический двигатель страны. Я считаю, что какие-то просто сборочные предприятия, которые сюда, конечно же, придут, — это лишь часть, а не вся палитра экономики. Никто еще на «сборочных» рабочих местах экономического чуда не сотворил. А для того, чтобы идти вперед, нам необходимо иметь 5-7-9% экономического роста на протяжении всех ближайших лет. А это может произойти только при условии очень масштабных инвестиций и использования особых преимуществ Украины. Ведь в мире есть много стран, конкурирующих сегодня за те же сборочные производства. А волна инвестиций не придет, пока бизнес в Украине не будет чувствовать себя защищенным.

— Но ведь Трамп занял президентское кресло с заявлениями, что он будет поощрять возвращение в Штаты выведенных производств и создание рабочих мест в Америке, а не за ее пределами.

— Один из его внутренних приоритетов — действительно создание высокоэффективных рабочих мест в Соединенных Штатах, и это, кстати, уже происходит. Какова будет дальнейшая торговая политика, мы должны еще посмотреть, поскольку она тоже пока находится в процессе стратегического формирования. Я, например, действительно верю в глобальные рынки, в свободу торговли, обмен услугами, капиталами и, конечно, рабочей силой. И считаю, что открытость Украины — это ее фундаментальное преимущество, и мы должны его использовать, в том числе и для привлечения американского бизнеса. Конкретные проекты будем обсуждать, ведь привлечь сейчас американский бизнес — это действительно мега-приоритет.

— И снова о политике: скажите, почему в Мюнхене договорились не расширять «нормандский формат» за счет США?

— Это мифология, которую почему-то все подхватили. На самом деле в Мюнхене вообще никто ни о чем подобном не договаривался. Это не звучало ни на «Норманди», ни на отдельных встречах. Просто, насколько я понимаю, когда проходили встречи у Тиллерсона, в том числе и с Габриэлем, был разговор о том, что сейчас, именно на данный момент, «нормандский формат» функционирует так, как функционирует. Но американская сторона готова искать формы своего ангажирования.

— Почти перед каждой встречи «нормандской четверки» кто-то из ее участников, включая вас, заявляет, что надежд на успех немного, прорывов ожидать не стоит. Так, может, действительно настало время сменить формат? Тем более, и момент, вроде подходящий: состав «четверки» снова меняется — уже нет Штайнмайера, скоро сменится и представитель Франции…

— Если подходящий момент настанет и мы все будем понимать, что нечто новое даст нам «добавочную стоимость», тогда, конечно, будем над этим вопросом работать. Мы открыты для любой логики, которая, действительно, принесет нам победу. Но на сегодня нет эффективной замены «нормандскому формату», поскольку этот формат — не только люди, это страны, в частности, Германия и Франция, которые много инвестировали в данную проблематику — и на уровне канцлера и президента, и на уровне министров иностранных дел. Я помню, как в нашей прессе писали, когда пришел Жан-Марк Эро, что, мол, появился новый министр, никогда не занимавшийся иностранными делами, наверное, ему все это будет не очень интересно. Конечно, ему необходимо было какое-то время, чтобы войти в курс дел, но сейчас он, в самом деле, очень помогает и между встречами, и на встречах. Он понимает логику происходящего. Вот мы ездили в Донбасс. И когда ты разговариваешь там в вертолете, потом идешь и видишь все вокруг, разговариваешь с людьми — это все дает определенную эмоциональную нагрузку, и я видел, насколько небезразлично было Штайнмайеру и Эро общаться с теми, кто был вынужден покинуть свои дома, выслушивать эти человеческие истории.

Поэтому я считаю, что на сегодня есть «нормандский формат», он функционирует, но он не может дать нам желаемого результата из-за позиции России. Тем не менее, и немцы, и французы помогают нам во многих вопросах держать Россию в определенных рамках логики Минска.

— Ну, а если во Франции победит Ле Пен?

— Вот если «если»… Я всем говорю: считаю, что с Ле Пен надо разговаривать, используя аргументы, в том числе и эмоциональные. Вот я уже виделся с Ле Мэром, договорился, что побеседую с Фийоном, запросил встречи с Макроном и Амоном. Но я считаю, что со всеми необходимо разговаривать и давать им реальные факты. Конечно, мы все знаем, что Россия финансирует Национальный фронт, тем не менее, посмотрим, как его представитель отреагирует на то, что людей в Крыму запихивают в психушки, как в советские времена, что люди пропадают без вести, что представителей ООН и международных гуманитарных организаций не допускают на полуостров. Необходимо задействовать разные методы влияния.

— Фрау Меркель признала, что сегодня нет условий для выполнения политической части Минских соглашений, но Украина взяла на себя обязательства начать выполнение политической части Минска, несмотря на это. Кто, когда и почему дал такое обещание?

— Мы обещали только одно, и с самого начала была такая позиция: мы готовы обсуждать разные блоки Минска, мы готовы их обсуждать параллельно, поскольку нам, в конце концов, необходима одна «дорожная карта» выполнения Минска. Это была фундаментальная позиция с самого начала. Касательно же политической части… Вот я встречался с некоторыми новыми министрами иностранных дел и старался быть конкретным. Прежде всего, я раскладываю карту оккупированного Донбасса…

— А может, лучше их туда лично возить? И не только Линкявичюса.

— Так я и вожу. Вот, например, датский коллега был готов поехать, но его СММ не пустила, сказала — опасно. Тем не менее, выехали за Мариуполь и услышали, как там гаубицы по нам стреляют.

Так вот, когда я беседовал с одним из новоназначенных министров (а ему перед этим Лавров рассказывал о политической части Минска), я сказал: «Окей, допустим, ничего не происходит — ни в части безопасности, ни с освобождением наших заложников, и допустим, сугубо теоретически, при этом мы принимаем завтра закон об особенностях местного самоуправления. Вот что будет послезавтра?» Он спрашивает: «А действительно, что?» Я ему отвечаю: «Так вот все, о чем я тебе рассказал и о чем у тебя написано в твоих тезисах, оно будет легализовано — там будет российская колония, российский протекторат, по сути, размороженный конфликт для всей Европы. И он ответил: «Действительно. Я тебя очень хорошо понимаю».

Меня часто спрашивают: а на вас давит кто-то, чтобы начать политическую часть Минска прямо сейчас, параллельно хотя бы с частичным выполнением условий по безопасности? И я всем объясняю, что будет, если прямо сейчас начать выполнять «политику». Проблема ведь не в том, что мы не хотим что-то выполнять, проблема в том, что легализация там российской реальности, российского протектората, означает бомбу, которую я когда-то сравнил с ядерной, в центре Европы. Они должны понимать, что если по Минску будет продвигаться все в таком порядке, как того хочет Москва, то готовится все для того, чтобы разрушить не только украинскую, но и европейскую реальность. Поэтому, сначала необходимо выполнить требования базовой безопасности, одновременно освободить заложников, и потом уже каким-то образом двигаться к тому, чтобы в Донбасс вернулась нормальная жизнь. И вот когда там уже будет нормальная реальность, тогда уже можно будет идти дальше.

Честно скажу, не все политики в Европе это понимают, но абсолютное большинство понимает. Я все равно буду разговаривать даже с теми, кто нашей логики не воспринимает. Вот в Германии есть левые, и некоторые из них ездили в Донбасс. Но это не означает, что мы отказываемся с ними вести жесткую дискуссию. На них нужно стараться давить, но давить аргументами, фактажом и эмоциями, и говорить им: если вы это поддерживаете — убийства и пытки людей, тогда вы должны об этом заявить у себя в стране. И надо идти в немецкие, французские и другие медиа и говорить: смотрите, что поддерживают эти политические силы! Тогда они попадут под общественный прессинг. А то они позиционируют себя в определенном сегменте как борцов за что-то. Нам необходимо достаточно продуманное стратегическое видение, каким образом мы можем перебить российскую пропаганду, направленную, прежде всего, на левый фланг, но и на правый тоже.

— Минск не работает с самого начала — вот уже два года. Но все его «крестные» настойчиво твердят, что альтернативы ему нет. Может, ее нет потому, что ее никто не ищет? Вот у самой Украины есть какая-то альтернативная стратегия, мы можем предложить что-то вместо Минска?

— Я считаю, что вопрос ни в Минске, ни в «нормандском формате». Нам нужно честно сказать себе и обществу: нам всем необходимо настроиться на то, что борьба с российской агрессией будет продолжаться, она не закончится ни завтра, ни послезавтра. Нет никакого магического способа достичь завтра некоего фантастического соглашения, после которого Россия прекратит нас дестабилизировать. Поскольку для России любой успех Украины как демократического европейского государства — это фундаментальный удар по самой логике российской системы. Сказать, что Украина, где реально началась центральноевропейская цивилизация, где реально началось православие в Центральной Европе, может быть эффективным европейским и демократическим центром на фоне претензий России на то, что якобы существует какая-то параллельная система ценностей, с отдельной исторической и государственной реальностью, система, уходящая корнями даже не в Советский Союз, а возвращающаяся к имперскому мышлению, — для Москвы это невозможно. Поэтому сегодняшняя Россия не прекратит последовательных действий по дестабилизации Украины. Необходимо четко настроиться на то, что эта борьба будет продолжаться. И она, как лично я считаю, будет делать нас сильнее. Ну нет какого-то магического рецепта, после которого Россия вдруг скажет: ладно, идите себе спокойно дальше, а мы перестали вас дестабилизировать!

— Значит, получается, что Минск — это фиговый листок, которым все пытаются прикрыть свою беспомощность.

— Давайте отделим грешное от праведного. В Минске есть практические вещи, например, каким образом достичь прекращения огня. Это нужно? Нужно. Разведение сил необходимо? Необходимо. Увеличение присутствия ОБСЕ необходимо? Да.

— А «особый статус» ОРДЛО тоже необходим?

— Политическая логика должна прийти, когда Россия из Донбасса уйдет. Вся логика, заложенная в Минские соглашения, — это выход России с ныне оккупированных территорий, причем не только в смысле регулярных войск, но и всего ее вооружения. А международное сообщество туда вместе с нами должно зайти. Так что есть практические вещи, которые в рамках Минска можно сделать. Но надеяться, что Минск будет той волшебной палочкой, которая остановит дестабилизацию Россией Украины, пора перестать. Мы это все понимаем.

Если бы Москва хотела выполнить Минск, все было бы достаточно просто. Ведь смысл Минска — это сначала добиться безопасности, когда прекращают стрелять, потом дают международному сообществу возможность контролировать процесс с постепенным его расширением, и после этого с постепенными волнами стабилизации идти вперед. А если задача заключается в дестабилизации Украины, причем не только через Донбасс, то Минский процесс находится там, где он находится. И это не проблема Минского процесса, а проблема позиции России. И никто не должен ожидать, что завтра в Москве вдруг скажут: ну, все, начинаем выполнять Минск. Единственно, чего там боятся, это последовательной международной солидарности и ее использования в практической политике. Ведь сейчас роль России фундаментально ограничена в принятии мировых решений. Дело ведь не только в санкциях, хотя они и являются важным элементом в этой логике солидарности. Если Россия не может сидеть как нормальный партнер за общим столом, значит, она не может быть глобальным лидером. А глобальным лидером ей почему-то быть очень хочется.

Нам необходима эта сильная международная коалиция, которую мы удерживаем — и по Донбассу, и по Крыму. В России никто не ожидал, что санкции могут сохраняться три года. Они никак не думали, что нам удастся принять в ООН резолюцию по Крыму. Они очень боятся наших исков, которые уже находятся в международных судах. И только такая системная и последовательная позиция может со временем дать результат — и Украина будет становиться сильнее, и связи с нашими партнерами крепнуть.

Нам надо настроиться на то, что мы боремся дальше и строим ту Украину, ту общественную систему, о которой мечтаем. Только такой должна быть наша настроенность. Вот я американцам говорил: в Авдеевке первый батальон 72-й бригады, который прошел подготовку вместе с нашими американскими друзьями — вот это реально украинский дух, но общий профессионализм, и нужно распространить этот опыт первого батальона на всю страну. Вот только так это будет работать. Потому что нет никакого магического решения, которое Россию в какой-то момент просто остановит.

В принципе, я считаю, что для нас это в том числе и шанс — сформироваться как сильная нация и идти вперед. Теперь из-за российской агрессии мы не можем впустую тратить время, как потратили двадцать с лишним лет с момента независимости. А ведь могли бы быть уже далеко…
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20085.html Thu, 23 Feb 2017 19:20:06 +0200

Актуальные вопросы национальной безопасности Украины

Выступление Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова на оперативном совещании руководящего состава Вооруженных Сил Украины.

Уважаемый господин Президент Украины, Верховный Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины, товарищи генералы, адмиралы и офицеры!

Третий год подряд продолжается необъявленная война против Украины. Нашему обществу, волонтерам и государству, прежде всего Вооруженным Силам и другим воинским формированиям удалось дорогой ценой, ценой жизни лучших детей Украины, остановить врага. Бои за полное освобождение Украины продолжаются. Но борьба идет не только в Украине.

На наших глазах рушится мировой порядок. Испытывает беспрецедентные испытания основанное на принципах свободы и демократии единство Запада. Кардинально меняется мировой порядок, сложившийся после Второй мировой войны. Очертания его новой модели еще не определены. Однако возвращение в прошлое уже невозможно: ни в желанные в Кремле времена СССР, ни в «золотую» для Запада эпоху конца ХХ века.

Впервые в истории масштабная смена технологических укладов происходит в глобализированном мире, что драматически усиливает как её преимущества, так и риски, возможности для нейтрализации которых на национальном уровне сегодня объективно ограничены. Созданы новые политические и социально-экономические реалии, на которые не было адекватной реакции правительств ведущих государств мира.

Транснациональные корпорации, прежде всего в сфере информационных технологий, которые все больше отделяются от национальных «корней», определяют лицо мировой экономики. Национальные правительства теряют возможности влияния на них. Формируется глобальное мультинациональное общество. Планету окутала сеть связей, вне которых современное общество уже не может функционировать.

Все больше государственных функций, связанных с применением силы, прежде всего за рубежом, выполняется частными компаниями. Беспрецедентный масштаб приобрела деятельность международных террористических организаций и организованных преступных группировок, некоторые из которых даже берут на себя функции государств на огромных территориях.

Победить такие террористические организации, как Исламское государство, исключительно налетами и рейдами спецназа невозможно прежде всего потому, что они основываются не только на организационных связях, но и на доктринально-идеологическом фундаменте. Непонимание этого не позволит полностью нейтрализовать эту опасную угрозу.

Новейшие информационные технологии трансформируют социальную коммуникацию и тем самым изменяют общества. Традиционные медиа все больше уступают место социальным сетям. Исчезают фильтры, которые еще вчера усложняли распространение недостоверной информации и разрушительных психологических воздействий. Сегодня даже сумасшедший может в миг превратиться в «звезду» Интернета, а впоследствии и воздействовать на настроения миллионов, а через это и на государственную политику.

Государственная иерархия дополняется, а иногда и замещается сетями, более хаотичными по своей сути. Это уменьшает устойчивость и стабильность системы и требует от тех, кто должен направлять ключевые общественные процессы в конструктивное русло, кардинально новых подходов, знаний и навыков.

Последние тенденции в США свидетельствуют о борьбе двух основных подходов к выработке и осуществлении внешней политики. Первый, традиционный, основан на идее о США как глобального лидера, в то же время другой предлагает сосредоточиться преимущественно на собственных проблемах, вернуться к так называемой политики изоляционизма.

Отход США от глобального лидерства может спровоцировать другие государства на попытки сформировать или расширить зоны собственного влияния. Можно ожидать дальнейшую дестабилизацию, в частности в Восточной Европе, на Ближнем и Среднем Востоке, Южной и Восточной Азии, других регионах мира. Усиление глобальных противоречий грозит возникновением глобального конфликта.

Углубляется кризис Европейского Союза. Миграционный кризис, греческий долговой кризис, нидерландский референдум относительно Соглашения об ассоциации с Украиной, Brexit, рост радикальных, антиевропейских сил и движений, — все эти якобы не связанные между собой события являются прямым следствием противоречия общеевропейских, как их понимают в Брюсселе, и национальных интересов.

Выход Великобритании из Евросоюза не означает, что она перестала быть европейской страной — как и Норвегия и Швейцария, которые никогда не были членами ЕС. Европейская идея значительно объемнее проекта Евросоюза: европейские ценности не равны политическим концепциям и бюрократическим структурам.

Неготовность к пересмотру привычных доктрин, попытки избегать действительно действенных шагов, стремление ответить на новые вызовы традиционными инструментами приводят к все большему росту недоверия к элитам. Все это провоцирует разочарование в демократии, подпитывает авторитаризм и фундаментализм, способствует укреплению диктатур и тираний.

Так, руководство РФ пытается консолидировать общество путем подпитки имперско-шовинистической истерии и экспорта внутренних проблем наружу. Оккупировав Крым и осуществив прямую военную агрессию на Донбассе, Кремль спровоцировал кризис международной безопасности, стремительный рост международного терроризма, усиления жестких угроз безопасности. Несмотря на все усилия мирового сообщества Россия не собирается прекращать свою агрессивную политику. Последним свидетельством этого стал указ российского президента о де-факто признании террористических образований ДНР/ЛНР. Как дерзко заявил кремлевский пресс-секретарь Песков, «боеприпасы у террористов никогда не закончатся».

Вновь, как и в советское время, Россия ведет гибридную войну, которая предусматривает комплексное и согласованное, подчиненное единому замыслу применения политико-дипломатических, экономических, энергетических, информационно-пропагандистских, кибернетических, военных и других подрывных мероприятий. Причем такая война ведется не только против Украины, но и против Запада в целом и Европы в первую очередь. Вспомним военную операцию России в Сирии, которая вызвала мощный поток мигрантов в ЕС, провокационные действия российской авиации и военно-морского флота, кремлевскую пропаганду в США и государствах ЕС, дерзкое вмешательство российских хакеров в избирательный процесс в США, Германии, Франции и процесс подготовки к референдуму в Нидерландах, попытку организации государственного переворота в Черногории и тому подобное.

Ключевым театром российской гибридной войны выступает Украина. Продолжается очередная опасная попытка переформатирования земель бывшей российской империи. Не покорив нашу страну, Кремль не может дальше успешно развивать свою экспансию. Беспрецедентное политическое давление, почти неприкрытая подрывная деятельность внутри государства, прямое финансирование радикальных политических организаций, оголтелая пропаганда, кибератаки, торговые и энергетические войны, блокада транзита — все эти средства дополняют военное вмешательство на Востоке Украины. Вооруженные силы и спецслужбы РФ превратили украинский Донбасс в полигон для испытания современных тактических приемов, новейшей военной техники, прежде всего средств связи, управления, разведки, РЭБ, подготовки офицеров тактического и оперативного звена. Параллельно в Сирии РФ отрабатывает скоординированное использование сухопутных войск, воздушно-космическоой и военно-морской группировки.

В современных условиях военная сила становится главным инструментом реализации неоимперской внешней политики России. Не буду повторять известные вам вещи, но на развертывание войск, их перевооружение и подготовку Россия сознательно выбрасывает огромные средства, пренебрегая потребностями экономического развития и решения острых социальных проблем. Война против Украины становится важным этапом подготовки РФ к большой войне и демонстрирует претензии на глобальное лидерство и перераспределение влияния в мире.

Несмотря на санкции и экономические неурядицы Российская Федерация еще долго будет оставаться источником военной агрессии, угрозой безопасности и генератором нестабильности.

В общем, ситуация в мире и в Европе быстро усложняется, стратегическая неопределенность возрастает, что предъявляет особые требования к качеству государственной политики.

С 1990-х годов в Украине много говорилось о получении формального статуса кандидата, а впоследствии и члена Европейского Союза. Некоторые даже превратил эти разговоры в свою профессию и прибыльный бизнес. Задача же глубокой модернизации украинского общества на основе европейских ценностей свободы и права подменялась выполнением формальных требований ЕС и других международных организаций.

Но наше общество нуждается не в сказках о светлом европейском будущем «уже сегодня», не в обещаниях всего и сразу, а в откровенном и честном диалоге. Украинцы неоднократно доказывали свою зрелость, а значит искренность должна стать императивом государственной политики и условием для укрепления общественного доверия.

Следует осознать: разрушение системы коллективной безопасности уже произошло. И это особенно остро почувствовала Украина. К созданию нового мирового порядка каждое государство вынуждено само защищать свои интересы. При этом сильные стремятся это сделать за счет других. К сожалению, и некоторые наши партнеры нередко относятся к Украине как к такому себе «кругляку», то есть сырьевому придатку, проблемы безопасности которого далеки от их приоритетов и является лишь нашей собственной заботой.

В этих условиях нам надо четко определить приоритеты. Обеспечить выживание и развитие независимой Украины может только сильное национальное государство, в основе которой — мощные Вооруженные Силы, другие воинские формирования, надежный и эффективно действующий сектор безопасности и обороны.

Нашим главным приоритетом должно стать построение такого государства. Государства, которое будет в состоянии защищать жизненно важные интересы украинцев — государственный суверенитет, свободу и достоинство, обеспечить экономическое развитие, освоение инновационных технологий и новых рынков. При этом должны исходить именно из наших национальных интересов, а не представлений 20-летней давности, сформулированных в принципиально иных условиях.

Общественная модель, которая сформировалась в Украине в 1990-е годы, характеризуется монополизацией ключевых сфер социально-экономической жизни, доминированием теневых механизмов согласования клановых интересов и привлечением публичных институтов к разветвленной системе коррупционных связей. Ее сущностной характеристикой является «проедание за счет будущего».

Сокращая и в дальнейшем инвестиции в развитие, Украина рискует повторить ошибку СССР и второй раз подряд «пропустить» смену технологических укладов.

Продолжаются начатые еще в 1970-е годы процессы деградации здравоохранения, образования, науки. Несмотря на сохранение или даже рост количественных показателей в сфере образования, ее качество, особенно в естественной и технической отраслях, существенно снизилась. Продолжаются легитимация и популяризация псевдонаучных концепций. Распространяется вера в астрологию, магию, колдовство, отражающая деградацию общественного сознания.

После 2010 года снижаются социальные стандарты и престиж государственной службы, что уже привело к потере конкурентоспособности профессии государственного служащего. Новый Закон Украины «О государственной службе» не решил, а лишь зафиксировал эту тенденцию. Несистемное выборочное применение антикоррупционного законодательства превращает этот стратегический вопрос в основание для политического пиара и кампанейщину.

Важную роль в разрушительных процессах играют популистские и радикальные политические силы, а также квазиорганизации, которые камуфлируются под институты гражданского общества. Они пытаются перехватить функции по формированию государственной политики и управления государственным сектором экономики, никоим образом не отвечая за ультимативно навязываемые ими решения, обеспечивая решение сугубо узкополитических, корпоративных лоббистских задач или вообще неприкрыто работают на государство-агрессора. Все это предопределяет рост общественного недоверия к государственным институтам, которую они сами удачно эксплуатируют.

Промедление с решительными действиями с построения сильного Украинского государства сделало возможным рост рейдерства и безнаказанного насилия, эрозию монополии государства на легитимное применение силы, возникновение политизированных парамилитарных образований.

Сегодня ресурс деклараций, косметических реформ и полушагов уже исчерпан. Или будут предложены и реализованы новые подходы к решению системных проблем, или воплотится подготовленный Кремлем разрушительный сценарий. «Майдан-3» неизбежно будет сопровождаться массовым насилием. Любая создаваемая в его результате управленческая структура будет опираться преимущественно на силовой ресурс, не будет иметь внутренней и внешней легитимности, а следовательно для своего существования будет вынуждена жестко подавлять демократические свободы. Это уже за несколько месяцев приведет к полной дезорганизации государства, разрушению экономики, взрыву преступности, активизации сепаратистских проявлений и в итоге откроет путь к оккупации Россией значительной части территории Украины. Именно на такой результат, очевидно, и рассчитывают отдельные пропагандисты этой идеи.

Единственная реалистичная альтернатива этому разрушительному сценария заключается в консолидации вокруг действующих основ конституционного строя, идеи управляемой модернизации государства на основах политической и экономической свободы, оздоровление на этой основе всей системы общественных отношений.

В фокусе общественного внимания должны быть проблемы настоящего и будущего, а не прошлого. Нужны реализм и откровенность в оценке ситуации и предлагаемых действий.

Стоит прекратить манипулирование розовыми иллюзиями «светлого европейского будущего уже сегодня», осознавая, что мечта об Украине в Европе — построение свободного, справедливого и процветающего общества, приобретение европейских стандартов жизни как главной цели евроинтеграции, — может воплотиться только благодаря тяжелой, последовательной и настойчивой работы всех украинцев.

Следует избавиться от до сих пор присущего широким кругам общества восприятие власти и государства как чуждых. Воспроизведение колониальных стереотипов только ослабляет Украину.

Защиту суверенитета, а в перспективе и восстановления территориальной целостности может обеспечить только сильное Украинское государство. Только его ускоренное укрепление позволит реально защитить права и свободы граждан, создаст благоприятные условия для реализации их законных интересов, создаст условия для модернизации экономики и роста уровня и качества жизни населения.

Достичь всего и сразу невозможно. Следует четко определить основные приоритеты: государство должно сосредоточиться на эффективной внешней политике и обеспечении национальной безопасности, защите конституционных прав, свобод и законных интересов граждан и субъектов хозяйствования.

Отказ государства от функций, которые оно в современных условиях не способно эффективно выполнять, сделает возможным отделение политической власти от бизнеса — ключевого условия развития Украины. Настоящая дерегуляция, прежде всего в экономической сфере, создаст благоприятные условия для оздоровления как экономики, так и политической системы. Именно это, а не дальнейшее тиражирование и распыление контролирующих и правоохранительных функций, является единственным на самом деле действенным путем противодействия коррупции.

Актуальным является восстановление дееспособности государственного аппарата в целом и дальнейшее укрепление сектора безопасности и обороны. За три года в Украине появилась армия, способная воевать и давать отпор врагу, что является базовой гарантией выживания государства. Однако, сегодня Украина находится под постоянной угрозой расширения военной интервенции со стороны России. Поэтому усиление безопасности должно происходить постоянно и на разных уровнях.

Развитие Вооруженных Сил, других военных формирований должно осуществляться на основе лучших достижений ведущих армий мира, а также собственного боевого опыта последних трех лет. Мы должны обеспечить не только всестороннее изучение опыта боевых действий в АТО, оплаченный человеческими жизнями, но и его осмысления и учета в установках и боевых уставах. Недопустимо, что заложенная в них философия до сих пор осталась неизменной.

Со своей стороны подчеркну: решение Совета национальной безопасности и обороны Украины по инициативе Президента относительно увеличения денежного обеспечения военнослужащим не является статичным, одноразовым актом. Мы не можем останавливаться на этом пути, не учитывая инфляционные факторы и динамику роста доходов граждан в стране.

Вместе с тем, денежное обеспечение не должно расти только через увеличение премий и надбавок. Оклады по должности и званию — неизменны уже более 10 лет. Так, средний уровень основных составляющих (должностной оклад, оклад за воинское звание, выслугу лет) в структуре денежного обеспечения военнослужащих субъектов сектора безопасности и обороны составляет лишь 12 процентов. С соответствующими последствиями для пенсий.

Напомню, что в армиях НАТО именно основные составляющие в структуре денежного обеспечения военнослужащих составляют 70-80 процентов. Эту диспропорцию следует исправить, и безотлагательно.

Оборона Украины нуждается в создании надежного и високообученного резерва, готового по заранее разработанному плану приступить к выполнению боевых задач по оказанию отпора агрессору. Следует построить систему территориальной обороны, при которой все военнообязанные будут проходить курсы военной подготовки на специальных учебных полигонах, принимающих участие в собрании и боевом слаженные своих подразделений.

Военно-патриотическое воспитание, военная подготовка и изучение основ гражданской обороны должно стать одним из приоритетов в обучении как в общеобразовательной, так и в высшей школе. Трудно переоценить важность привлечения к воспитанию нашей молодежи ветеранов АТО, которые прошли современную войну.

Прохождения военной службы должен открывать для молодежи социальные лестницы, стать обязательным условием для политической или государственной карьеры, быть общественно престижным и материально привлекательным.

Отдельным вопросом является перевооружение Вооруженных Сил Украины, других военных формирований, получения и принятия на вооружение новых высокоэффективных образцов оружия и военной техники, способных компенсировать добровольно потерянный на основе международных соглашений ядерный потенциал.

Стоит отметить проекты создания новейшего ракетного оружия, которые реализуются во исполнение соответствующих решений Совета национальной безопасности и обороны Украины и должны кардинально повысить огневую мощь боевых подразделений Вооруженных Сил Украины. Одновременно осуществляются мероприятия по формированию производственных мощностей для серийного производства образцов нового вооружения и военной техники.

Важной задачей остается усиление контроля, охраны и обороны Государственной границы Украины. Конечно, если речь идет о Российской Федерации, то мы должны делать акцент именно на обороне, но на западной границе следует последовательно реализовать принцип обеспечения пограничной безопасности по европейскому образцу. Речь идет как об инженерном оборудовании, высокотехнологичных средствах контроля, так и об увеличении оперативных и боевых возможностей соответствующих подразделений.

Мы должны последовательно развивать способности Национальной гвардии, Национальной полиции, развивать кадровый потенциал, усиливать их техническую обеспеченность. Сдержать Россию невозможно только военной силой. Нам нужно эффективное применение специфических инструментов разведки и контрразведки.

В Государственном бюджете Украины на 2017 год объем расходов для нужд субъектов сектора безопасности и обороны Украины составляет 134,5 млрд гривен (5,11% от ВВП), в том числе для Министерства обороны Украины 69,1 млрд. гривен (2,67% от ВВП). Это большая сумма в условиях нашей страны, хотя на самом деле это лишь тот минимум, который позволяет нам противостоять агрессии.

Эффективные политика безопасности и внешняя политика требуют ресурсов, привлечение которых невозможно без достижения нового качества экономического роста. Экономика должна генерировать высокую долю добавленной стоимости и обеспечивать привлечение масштабных иностранных инвестиций.

Необходимо сформировать экономическую среду, в котором обеспечивается свободная конкуренция, поощряется частная инициатива, эффективно защищаются право собственности и инвестиции.

Старые подходы к структурной перестройке, основанные на применении льгот, в Украине есть корупционными и неэффективными. Экономическая политика должна обеспечить выполнение следующих основных задач:

  • Дерегуляции — устранение мелочной регламентации хозяйственных отношений, искусственных препятствий развитию предпринимательства и зарегулированности фискальных процедур, избавление государства от лишних функций.
  • Демонополизации — демонтажа экономических механизмов, на которых основывается господство кланов в отдельных секторах экономики, и всестороннее содействие свободной конкуренции;
  • Децентрализации — передачи на уровень территориальных общин функций, которые могут более эффективно выполняться на местном уровне, и соответствующих фискальных полномочий и ресурсов.
  • Детенизации — создание условий для того, чтобы работа в легальной экономике была более эффективной и прибыльной чем в теневом секторе с одновременным усилением борьбы с криминальными составляющими экономической деятельности.

Приватизация должна обеспечить привлечение в украинскую экономику крупного иностранного капитала, прежде всего западного, и дать толчок модернизации ключевых отраслей экономики. Относительно узкого круга объектов, которые не будут приватизированы, государство должно эффективно реализовывать права собственника и осуществлять жесткий контроль. Механизмы теневого перераспределения ресурсов таких предприятий должны быть ликвидированы.

Необходимо наконец ввести рынок земли, исключая при этом образование монополий и гарантируя права украинцев на земельные участки.

Доходы от приватизации государственного имущества и функционирования земельного рынка будут компенсировать потерю бюджетных доходов на первом этапе снижение уровня фискальной нагрузки на экономику — до того времени, когда оно обеспечит значительный рост ВВП и, соответственно, доходов бюджета.

Основным содержанием налоговой реформы должно стать не только снижение налоговой нагрузки для подавляющего большинства населения и мелкого бизнеса и улучшение администрирования, но и изменение структуры налогообложения путем переноса «центра тяжести» с добавленной стоимости на себестоимость и вывода капитала за пределы Украины, введение гибкой системы кредитования мелкого и среднего бизнеса, внедрение стимулов для инвесторов, стимулирования новейших наукоемких индустрий.

Несмотря на утверждение о тотальную энергетическую зависимость Украины от России, за три года удалось свести потребление российских энергоносителей к минимуму и существенно повысить энергоэффективность. Но мы только в начале этого магистрального для Украины пути.

Назрел вопрос внедрения политической реформы — новой конституционной модели для обеспечения сбалансированности власти и эффективного управления. Особое значение приобретает дальнейшее продвижение судебной реформы, утверждения действенной третьей ветви власти.

За три года Украина наконец начала развитие собственного информационного и культурного пространства, преодолевая колониальную зависимость от России. Взвешенная культурная политика должна позитивными стимулами обеспечивать развитие украинского языка и культуры, изучение иностранных языков, прежде всего языков государств-мировых лидеров, развитие украинского кинематографа, других украинских культурных проектов. Требует дальнейшего внедрения образовательная реформа.

Пример Реформации, которая открыла перед Европой путь к обновлению и развитию 500 лет назад, свидетельствует: позитивные изменения могут происходить быстро и всеобъемлюще. Украинское общество уже сделало невозможное — мы остановили российскую военную машину. И теперь все зависит от воли, рук и мозгов украинцев.

Сегодня чрезвычайно важно продолжить реформаторский курс, не сорваться в бесполезный и разрушительный популизм, что может за короткое время уничтожить все достижения, в тяжелой борьбе добытые украинцами за последние три года.

Основная задача государства — защитить каждого гражданина, каждую семью от ужасов войны и тирании. В правовом государстве ни один политический, социальный статус, ни профессия не могут рассматриваться как освобождающие от ответственности.

Нашим фундаментальным принципом должно стать распространение свободы человека до тех пределов, где начинается свобода другого человека. Свободный человек в свободной стране — не лозунг, а указатель в будущее.

Украина имеет все основания не только выжить, но и превратиться в регионального лидера, способного защитить не только себя, но и своих союзников. Только сильное, независимое, национальное государство способна заставить считаться со своими интересами, изменить отношение к себе. Речь идет не об альтернативе евроинтеграции, а о реальный путь к ней. Мы имеем не скрестись в закрытую дверь, а получить приглашение как безальтернативный стратегический партнер!

Хотя никто кроме нас не заинтересован в появлении нового сильного игрока в Европе, должны обеспечить укрепление и развитие украинского государства на основе полной мобилизации нашего главного ресурса — человеческого потенциала.

Сильное Украинское государство — это залог нашей независимости и динамичного развития, это общее дело всего Украинского народа.

С нами Бог и Украина!

Слава Украине!

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20078.html Thu, 23 Feb 2017 11:07:48 +0200

Война против Украины: Убийство библиотеки и украинский язык

Российская власть окончательно уничтожила единственную в Москве — да и во всей России — Библиотеку украинской литературы.

Книжный фонд библиотеки, который собирался украинской общественностью Москвы при поддержке друзей из Украины и всего мира, передается Библиотеке иностранной литературы и станет частью Центра славянских культур. Никакого центра, никакого его книжного фонда пока нет. Книги из украинской библиотеки просто перевезут в другое место, которое уже не будет называться опасным словом «украинская», не будет выглядеть — хотя бы условно — как культурное заведение другого народа, с языком и культурой которого Россия ведет настоящую войну. И отнюдь не гибридную.

Война с Библиотекой украинской литературы в Москве началась задолго до того, как российские танки появились в Крыму и на Донбассе. Сама Библиотека украинской литературы появилась во время перестройки, когда исчезли многие запреты. И она была не государственной, не городской, а именно народной инициативой. Но когда российская власть поняла, что Украина действительно возрождается, стала делать все возможное, чтобы этому помешать. Чтобы доказать, что «мы один народ». А для этого нужно, прежде всего, уничтожить все то, что составляет культурную уникальность украинского народа. Какая еще в таком случае украинская библиотека в центре Москвы?

 

Цель империи — уничтожить Украину, лишая ее языка

Это мы можем до хрипоты спорить между собой, что именно определяет украинского патриота, какое значение в его мироощущении играет родной язык и нужно ли во времена экономического кризиса дискутировать о языке. А в империи никаких сомнений нет: для того, чтобы не было никакой Украины, нужно лишить ее языка. Для того, чтобы украинец забыл про свою Родину, он должен говорить исключительно на языке соседнего народа. В России никогда не было украинских школ — не смотря на миллионы этнических украинцев, которые проживают в этой стране. Здесь никогда не было высшего образования на украинском языке. Никогда не было украинских телеканалов и радиостанций, даже радиопередач (за исключением одной, которую автор этих строк создал в те же 90-е годы на радио «Эхо Москвы»). Культурные организации украинцев появились только в 90-е годы и постоянно находятся под давлением власти. А теперь после долгой борьбы закрывают и единственную украинскую библиотеку России. Просто сравните эту ситуацию украинского языка в России с ситуацией русского языка в Украине — и с легким сердцем плюньте в лицо тому, кто будет рассказывать вам о языковой «дискриминации» в Украинском государстве.

В противоположность тому, чего в России не было, мы можем вспомнить, что в ней всегда было. А было — откровенное пренебрежение к украинскому языку, которое по уровню хамства можно сравнить разве что с пренебрежением к белорусскому. И это пренебрежение исходило отнюдь не только от императоров, которые выдавали свои подлые указы. Виссарион Белинский, один из лучших российских литературных критиков, советовал Тарасу Шевченко перестать писать «мужицким диалектом». Так в литературные салоны Москвы и Петербурга приходило презрение к украинскому языку, уверенность в том, что на этом «сельском диалекте» нельзя создать ничего, что стоило бы внимания. А если так — зачем на этом диалекте разговаривать? Не лучше ли помочь «мужикам» заговорить «правильно»?

Все это было ложью. Украинский язык никогда не был исключительно языком села — но империя сделала все возможное, чтобы он таким стал. Она создала условия для исчезновения этого языка в городах, она выгнала его в села, она связала язык и комплекс неполноценности в единое цивилизационное понятие. Если уж в советские времена она позволяла украинскому языку прийти в город — то только с помощью силы, приказов и распоряжений, только в роли оружия большевистской идеологии. Так что, когда империя начинала снова выгонять украинский язык из украинских городов, многие с облегчением вздыхали.

Империя добилась очевидных успехов — их нельзя отрицать. На территории, которую она объявила своей, украинского языка просто нет и условий для его возрождения тоже нет. Нет даже на традиционных территориях расселения украинцев, которые стали частью Российской Федерации. Там уже давно не дискутируют о том, на каком языке разговаривать — своем или чужом. Там разговаривают на русском.

Единственной территорией, на которой украинский язык может сохраниться и развиваться, является Украина. Русифицированая Украина, в которой веками создавались условия комфортного отказа от родного языка. Украина, в которой человек из маленького города или села, который переезжал в индустриальный центр, должен был в первую очередь научиться говорить «по-человечески» — иначе засмеют. Украина, в которой должны были исчезнуть украинцы. Но они не исчезли.

Именно поэтому имперским условиям уничтожения и упрощения украинского языка мы должны противопоставить условия его возрождения. И речь идет не только о государственных решениях. Государство — ничто без народа. Российский народ поддерживал шовинистические усилия своей империи, был носителем русификации — и именно поэтому Россия добилась такого убийственного успеха. Именно поэтому русский язык стал языком «аборигенов» в своей собственной стране.

 

Русскоязычные патриоты, оцените опасность для Украины. Помогите детям и внукам

Я не верю в силу приказа. Я прекрасно понимаю, что человека нельзя просто заставить говорить на языке, которым он не владеет. Я не сомневаюсь, что среди русскоязычных граждан Украинского государства подавляющее большинство — это патриоты Украины. Именно поэтому я верю в силу человека, в силу патриотизма и любви к своей стране. Просто вы должны оценить уровень опасности. Просто поймите, что империя — наглая, лживая, кровавая — воюет не только с вашей страной, но и с украинским языком.

Если вы русскоязычный патриот Украины и никогда не говорили на украинском — начните изучать язык страны, в которой живете. Если вы не считаете, что добьетесь успеха — создайте условия для того, чтобы этот язык знали, чтобы на нем общались ваши дети и внуки. Интересуйтесь украинской культурой.

Прекратите думать, что центр мира находится в Москве и когда Россия станет «хорошей», вы снова сможете посещать русские театры, которые, конечно же, лучше наших «провинциальных». Все это — ваши комплексы. В той же имперской России москвичи восхищались театром Кропивницкого, в том самом Советском Союзе специально приезжали в Киев, чтобы увидеть театр Гната Юры. Украина — такая же страна, как Россия или Польша. Со своей историей, культурой, наукой. И со своим языком. Культурная проблема Украины — не в нашей неполноценности, а в попытках конкуренции с Россией в одном языковом пространстве, Россией же и созданном.

Но русскоязычная Украина всегда будет просто российской областью. Брянской, Курской или Киевской — нет значения, какой. А украиноязычная Украина всегда будет страной. Страной, в которой не останется места для неполноценности, но всегда будет место для уважения к самому себе.

 

Виталий Портников — журналист и политический комментатор, обозреватель Радио Свобода

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20054.html Sat, 18 Feb 2017 10:38:56 +0200

Проверил, как работает блокада ЛДНР

Поскольку сейчас ходит много разных разговоров о том, работает ли в самом деле блокада оккупированных территорий, или же все делается больше ради пиара, и рельсы перекрыты не круглосуточно, решил проверить сам, насколько это соответствует истине.

Для этого я просто позвонил по нескольким объявлениям в интернете, и попытался договориться о покупке угля в ОРДЛО с доставкой на подконтрольную Украине территорию.

Когда украинская власть говорит, что торговля с оккупированными территориями не приносит денег боевикам ДНР и ЛНР, а только помогает украинским предприятиям в ОРДЛО работать и платить налоги в украинский бюджет — то это абсолютно сознательная ложь. До начала блокады уголь в Украину ввозил не только ДТЭК Ахметова, который действительно платит налоги в наш бюджет, но и десятки всяких мелких мутных конторок, которые зарегистрированы на территории боевиков. Это всевозможные частные шахты, копанки и площадки, различные ООО с непонятными учредителями, которые находятся в Шахтерске, Торезе, Антраците, Ровеньках и Красном Луче. Все эти конторки и фирмочки по факту работают под крышей боевиков, платят им дань (налоги) а то и вообще в реальности принадлежат Захарченко, Плотницкому, Тимофееву (Ташкенту), Завдовееву, Пасечнику и прочим крупным и мелким сепаратистам. И уголь они продают не для нужд ТЭС, как втирают по новостям, а кому попало. Любой предприниматель из Украины может позвонить по объявлению и заказать 10-20 вагонов угля для собственных нужд либо для перепродажи владельцам частных домов.

Как выяснилось, в настоящее время поставить уголь на подконтрольную территорию Украины (в Покровск и Лисичанск) они не могут. Все, кому я звонил, рассказали, что пока рельсы перекрыты, работать на Украину у них возможности нет. Сказали звонить, когда блокаду снимут.

Прошу прощения за качество съемки, под рукой был не слишком профессиональный оператор

 

 

Посмотрим, надолго ли хватит блокадников.

В целом в нынешнем виде блокада ОРДЛО мне не нравится. Прекращать торговлю с боевиками нужно на государственном уровне. Под прикрытием вранья о том, что антрацит из Донбасса необходим только для нужд ТЭС и заменить его нет возможности, в Украину из ОРДЛО везут все подряд. И лидеры боевиков, которые на словах борются с фашистами, на деле спокойно подсчитывают «бандеровские» гривны, заработанные на поставках угля. Не вижу никакого смысла продолжать снабжать их деньгами. Перемирию это уж точно никак не поможет. 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20052.html Fri, 17 Feb 2017 13:02:41 +0200

Что мы даем Путину за то, что он разрешает нам возить уголь с ОРДЛО?

А давайте порассуждаем не о той блокаде, которая есть, пусть частично, а о той, которой нет вообще. О блокаде Украины от энергоресурсов оккупированной Россией части Донбасса.

Путин мог бы давно обрубить нам все оттуда, устроив нам чуть ли не ад (наши министры о нем говорят), — но нет. Почему-то не обрубает. Не устраивает нам ада.

Вопрос. Он что, заботится, чтобы у украинцев в домах бесперебойно было тепло? Чтобы металлургические заводы Украины работали? То есть Путин — он Украине друг получается, а не враг?

Нам тут говорят, что шахты ОРДЛО, как минимум, половину денег отстегивают коллаборантам, но все-таки платят налоги Украине, причем часть их идет на вооружение армии. (То есть, половина — Украине, половина — на войну с ней. С одной и той же шахты. Однако.) Как такое мог бы позволить Путин, если он нам если не друг, то хотя бы тайный симпатизант? Это же Путин о нас реально заботится, так по факту? Чтобы нам было тепло, сухо и сытно в нашей фашистской хунте?
Не находите в этой ситуации, скажем так, некоторых смысловых, целеполагательных противоречий?

Я долго про это думал, прикидывал так и эдак. Мысль о том, что Путин любит Украину, я, конечно, отбросил. Так же, как и его непосредственное участие в доходах ОРДЛОвских шахт. Путин, конечно, считает бабло священным, но не священнее «Великой России», которую он строит, стремясь уничтожить независимую Украину мытьём или катаньем. Аргумент, что поставки из ОРДЛО нужны Путину, чтобы не на 100% содержать «Новороссию», несерьёзен. Когда на весах реальная возможность придушить Украину, показать беспомощность её власти, небольшие для РФ деньги на другой чаше не весят для него ничего. Все действия Путина в отношении Украины антиэкономичны. Тогда что же это, как это объяснить?
Меня можно сходу обвинить в «зраде», да бога ради: у меня полный порядок с логикой. И логика мне подсказывает, что блокада Украины с путинской стороны может отсутствовать только и исключительно в рамках скрытого от украинского (российского-то само собой) общества договора между правительствами воюющих стран.

Разумеется, я не знаю, в каких условиях, по каким причинам он был составлен. И вообще, составлен ли он на бумаге, это в принципе маловероятно. Или это цепочка договоренностей, возможно, выстроенная через страны-посредники, через бизнесменов-посредников, политиков-посредников или как-то иначе. И я, конечно, не знаю, что он предусматривает в обмен на беспрепятственный доступ Украины к ресурсам, добываемым на захваченной РФ территории. Но для меня очевидно, что в ответ на никак публично не мотивированные послабления «киевской хунте, убивающей русских людей», он что-то существенное не предусматривает. Иначе просто не может быть. Путин совсем не тот человек, который дает кому-то преференции просто так.

Может быть, в обмен на ресурсы и налоги из ОРДЛО наше правительство ничего ни законодательно, ни практически не делает для возвращения Крыма, а три года лишь выражает международные протесты? Может быть, в обмен оно не называет войну войной и ведет себя с Россией не так, как принято во время войны, на международной арене? Может быть, оно дает в ответ негласные преференции крупному российскому бизнесу в Украине? Или что-то еще делает (не делает) — я не эксперт по всем вопросам, не конспиролог. Но как опытный журналист и как просто человек с логикой я считаю, что без ничего в ответ данная ситуация не имеет ни одного шанса быть. Причем на протяжение уже третьего года схватки Украины со смертельным (без кавычек) врагом.

Украина — демократическая страна, где правительство обязано отвечать на любые, тем более на логически обоснованные вопросы. Итак.

Уважаемое правительство, расскажи, пожалуйста, гражданам, что мы (материально или политически) отдаем Путину в обмен на то, что он не мешает нам возить уголь и получать налоги с предприятий ОРДЛО?

Граждане Украины имеют законное право это знать. А не отвечая на вопросы, которые возникают сами собой, исходя из объективных событий, правительство само лишает себя доверия граждан и оставляет в обществе безграничный простор для «зрады». Не хочется дальше развивать эту мысль, хочется получить честный ответ от власти.
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_20019.html Tue, 14 Feb 2017 14:29:38 +0200

«Два-три миллиона людей надо убить»

Украина надеется на Евровидение и энергично готовится к песенному конкурсу. На российском телевидении громко говорят совсем о другом. Наши соседи видимо готовят нападение.

Киев. Февраль. Скоро это произойдет. 13 мая в Конгресс-центре в Киеве на левом берегу Днепра откроется песенный конкурс Евровидение 2017. Недавно организаторы этого конкурса представили логотип, который сразу же вызвал оживленную дискуссию. Логотип показывает стилизованное «намисто», традиционное украинское ожерелье. На логотипе ни одна бусина не похожа на другую. Это подходит к лозунгу нынешнего конкурса «Уважайте разнообразие» («Celebrate diversity»). Это хорошо подходит и к самой Украине, граждане которой говорят и поют на двух десятках языков, в том числе и на русском. Конечно, Россия, как и каждый год, участвует в конкурсе. Однако официальным языком конкурса является английский.

В разговорах о Евровидении время от времени всплывает «русская тема». Организаторы пытаются (с некоторым успехом) удерживать эту тему в рамках, чтобы не дать ей разрастись до скандальных масштабов. Недавно они объявили, что Россия пообещала не присылать на конкурс певцов из «черного списка». Имеется в виду список российских артистов, которым запрещен въезд в Украину из-за поддержки путинской политики, конкретно аннексии Крыма и российского участия в войне в Донбассе. Если это так, то в Киеве смогут получить свой шанс молодые, менее известные россияне, те, кому еще не надо доказывать свой патриотизм с помощью политических заявлений.

Все это послужило мне поводом для того, чтобы немного посмотреть российское телевидение. Предстоящее Евровидение там вообще не упоминается. Вместо этого там можно ежедневно в программах, которые транслируются на всю страну, смотреть ток-шоу, в которых хотя речь и идет об Украине, но совсем по-другому. Там выступают «эксперты», в том числе профессора Московского Государственного Университета и различные политологи и обсуждают то, как лучше победить Украину. Одна часть этих «экспертов» считает, что надо просто разбомбить линии коммуникаций и военную инфраструктуру, тогда жители Украины сами уже помогут лишить власти тех, кто пришел к ней после евромайдановских протестов.

Опять же другие считают, что «проевропейские» украинцы после крупного наступления российских войск окопаются в трех городах, а именно в городах Киев, Днепр и Львов. Эти специалисты открыто советуют использовать опыт завоевания Алеппо: бомбить города и потом послать туда бойцов из «народных республик» в Донецке и Луганске. Да, у этих мужчин большой опыт в том, что касается уличных боев.

Есть и еще и третья точка зрения, «прагматичная», которая на ток-шоу тоже регулярно обсуждается. При этом речь идет о разделе Украины. «Прагматики» открыто говорят о том, что России не нужна Западная Украина, так что ее может забрать себе Польша. Или она должна стать небольшим самостоятельным государством. Центральную Украину с городом Киевом надо захватить и жесткой рукой очистить от «проевропейски настроенных граждан». При этом «от двух до трех миллионов человек будут убиты или изгнаны». Таково мнение Михаила Александрова, эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО, авторитетного дипломатического вуза России. После этого Центральная Украина должна будет стать «пророссийской Украиной». Восточные области страны напротив надо просто аннексировать и присоединить к Российской Федерации.

Такие и похожие идеи в России высказываются все чаще. Как это возможно, когда телевидение находится под строгим контролем Кремля? Очевидно, регулярные игры воображения вокруг массивного нападения на Украину преследуют две цели: они должны подготовить российских телезрителей к возможной войне против «братского народа» (как парадоксальным образом президент Путин любит называть украинский народ). Одновременно они должны запугать проевропейски настроенных украинцев и укрепить надежды сепаратистов в Донбассе, где большинство населения смотрит только российские телеканалы.

Наряду с Евровидением и будущими бомбежками есть и еще одна тема, которая в последнее время беспокоит украинцев. Я бы коротко назвал ее «Трамп и Авдеевка». Хотя Трамп никогда и не бывал в Авдеевке и, вероятно, до сих пор ничего не знает о ее существовании. Однако после телефонного разговора Путина с Трампом 29 января этот промышленный город стал главной целью сепаратистов. Создавалось впечатление, что слова американского президента означали для Путина означали что-то вроде «путь свободен».

В первую ночь после разговора этих двух лидеров, которые в некотором смысле очень похожи друг на друга, артиллерия пророссийских боевиков разрушила электроснабжение и подачу газа. Все 20 тысяч жителей Авдеевки при сильном морозе остались без отопления, воды и электричества. И в течение нескольких дней, по оценкам наблюдателей, более 3 тысяч снарядов и ракет упали на город, то есть около 350 тонн боеприпасов! Погибли как украинские мирные жители, так и солдаты. Также был тяжело ранен корреспондент ВВС. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков перед журналистами высказал надежду на то, что у боевиков достаточно снарядов, чтобы дать отпор украинской армии. Сразу после этого он попытался поправиться и сделал вид, будто он оговорился. В конце концов, он знает лучше всех остальных, сколько снарядов боевики за последние два с половиной года получили из России.

Так и живет Авдеевка после 29 января без электричества и мобильной связи. Подвоз воды и газа к домам хотя и был возобновлен, но электросеть в городе нельзя отремонтировать из-за постоянных обстрелов. Поэтому жители Авдеевки, замечу попутно, так и не смогут обсудить логотип Евровидения.

Примерно через неделю Трамп говорил по телефону с президентом Украины Петром Порошенко. На следующий день боевики уменьшили обстрел Авдеевки. Очевидно, эти телефонные разговоры все же имеют свой смысл. Что касается меня, то я бы приветствовал, если бы Трамп и Порошенко говорили друг с другом по телефону каждый день. Возможно, тогда и война в Украине, которую Запад, похоже, забыл, пойдет на убыль.

 

Андрей Курков, украинский писатель.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_19970.html Thu, 02 Feb 2017 19:08:22 +0200

Петр Порошенко: «Cмягчение санкций против России опасно»

Это необычный визит в нашей берлинской редакции (Berliner Morgenpost – ред. «20 хвилин»): Петр Порошенко, президент Украины, после беседы с Ангелой Меркель в ведомстве канцлера уделил более часа своего времени для ответа на вопросы наших редакторов.

Для защиты президента государства, находящегося в состоянии войны, окна должны были быть затемнены. Сотрудники Порошенко неоднократно прерывали интервью и протягивали главе государства телефон: новости с фронта на Востоке Украины.

— Господин Президент, теперь Америкой управляет Дональд Трамп. Что это означает для мирных усилий на Украине?

Петр Порошенко: Американский народ сделал выбор, который надо уважать. Соединенные Штаты являются мировой державой, и перед Дональдом Трампом стоит задача укрепления глобальной ведущей роли своей страны. Я не хотел бы комментировать предположения о том, кто мог бы быть друзьями, а кто врагами нового президента. Фундаментальные интересы Соединенных Штатов определялись не Дональдом Трампом или Бараком Обамой, а отцами-основателями Соединенных Штатов 200 лет тому назад: свобода и демократия. У Украины абсолютно такие же интересы, и она борется против российской агрессии.

— Трамп высказывается за отмену санкций против России…

— А знаете ли Вы, кто больше всего желает отмены этих санкций? Президент Порошенко. Но до этого Россия должна вывести с нашей территории все свои войска, с тем, чтобы Украина могла восстановить территориальную целостность и суверенитет. Поспешное смягчение санкций укрепило бы российскую агрессию против Украины и представляло бы угрозу для всей Европы. Кто знает, где Путин в следующий раз захочет поспешить на помощь русскому меньшинству. В Прибалтике? В Болгарии? Или, может быть, в Германии? С жестоким нарушением международного права никогда нельзя мириться.

— Действие санкций было незначительным…

— Санкции действуют. Россия платит высокую цену за свою агрессию. Жизненный уровень заметно понизился, российская валюта обесценивается. Это санкции держат Путина за столом переговоров и принудят его к тому, чтобы было полностью претворено в жизнь минское мирное соглашение.

— Вы как раз встречались с канцлером Меркель. На какую поддержку Вы надеетесь от Германии: чисто дипломатическую или также и военную?

— Мы не ожидаем никакой военной помощи. У нас есть свое собственное оружие, и мы можем сами бороться за нашу независимость. Если Вы спросите меня, в какой поддержке я больше всего нуждаюсь от Европейского Союза, то я дам простой ответ: единство. Сплоченная Европа под руководством Германии и Франции может побудить Россию к тому, чтобы соблюдать минское соглашение.

— А Вы его придерживаетесь? Соглашение требует от Киева предоставить Востоку Украины больше автономии…

— Мы уже предоставили Донецко-Луганскому региону больше прав для самоуправления. Теперь речь идет о том, чтобы Россия придерживалась договоренностей по вопросам безопасности. Сюда относятся обширное перемирие, отвод всех российских войск и систем вооружения и восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины. Все это не соблюдается Россией.

— Какие надежды Вы возлагаете на НАТО, к которой Дональд Трамп относится с нескрываемым пренебрежением?

— НАТО незаменима. Было бы совершенно безответственно ослаблять трансатлантическое сотрудничество. Президент Трамп хочет обсудить финансирование НАТО, а не поставить под вопрос существование оборонительного альянса. Я твердо убежден в том, что НАТО является единственной действующей организацией коллективной безопасности.

— Является ли вступление в НАТО реальной целью для Украины?

— Что важно для меня, так это позиция украинского населения. Четыре года назад ровно 16% поддерживали членство Украины в НАТО. Сейчас это 54%. Как президент я руководствуюсь мнением своего народа и проведу референдум по вопросу вступления в НАТО. И если украинцы выскажутся за это, то я сделаю все для того, чтобы достичь членства в атлантическом альянсе.

— Относится ли это также к вступлению в ЕС?

— Самым радостным событием ХХ века является для меня создание Европейского Союза. Я страстный европеец, и я горд, что являюсь президентом одной из самых приверженных Европе стран на континенте. Более 70% украинцев поддерживают Европейский Союз. Это примечательно во времена Брексита и правого популизма.

— Ваш премьер-министр Гройсман в интервью этой редакции предсказал вступление в ЕС через десять лет…

— Я ценю его оптимизм. Тем самым он мотивирует нашу страну к необходимым реформам. Европа должна понять, что с Украиной она стала бы безопаснее, надежнее и счастливее. И мы на добром пути выполнения критериев для вступления. Так, мы ощутимо сократили дефицит бюджета и инфляцию…

— …но не справились с коррупцией.

— Мы создали уникальную инфраструктуру для борьбы с коррупцией, и она функционирует. Это почувствовали также высокопоставленные чиновники. Мы ввели электронную систему учета всех доходов государственных чиновников, и каждый служащий должен заполнить соответствующее заявление. Меня не удивляет, что российская пропаганда пытается дискредитировать наши усилия.

— Когда же Украина выполнит предпосылки для вступления в ЕС?

— Теперь это не продлится слишком долго. Однако важна также политическая воля. Я желаю, чтобы Европа была более крепкой и единой, чем сейчас. Правый популизм представляет собой большую опасность для сплочения европейцев. Это относится к Италии, Австрии, Венгрии, а также Германии. С правым популизмом в Европейском Союзе надо бороться…

— …а каким образом?

— Европейцы должны противопоставить что-то популистской пропаганде, особенно из России. Им нужна новая стратегия для коммуникации. Следовало бы рекомендовать Европейскому Союзу создать широковещательный телеканал на русском языке. Тогда избиратели русского происхождения в Европейском Союзе не были бы больше привязаны к такому пропагандистскому каналу, как Russia Today. У них был бы альтернативный источник информации. Это стало бы вкладом в развитие демократии в Европе.

— В Германии осенью будут выборы. Кого бы Вы предпочли в качестве нового главы правительства: Ангелу Меркель или ее соперника от СДПГ Мартина Шульца?

— Оба великолепны. Я уважаю выбор немецкого населения, если только оно не будет голосовать за популистов.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19903.html Fri, 20 Jan 2017 17:09:56 +0200

«Крымская фантазия» Лаврова

Кремлевских дипломатов откровенно раздражает, что на третий год аннексии украинского Крыма им приходится оправдываться за проведенный «референдум» и нарушение территориальной целостности Украины.

Москве справедливо указывают на Будапештский меморандум, и нормы международного права обязывали Кремль уважать украинский суверенитет.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров озвучил очередную версию аннексии Крыма. Оказывается, Кремль провел «референдум» по вине экс-лидера организации «Правый сектор» (запрещенная в России организация — прим. ред.) Дмитрия Яроша. Он упомянул персону украинского политика в ответе на вопрос о несоблюдении Кремлем Будапештского меморандума.

«Единственное, чего нет в Будапештском протоколе — это обязательства России соглашаться с результатами антиконституционного вооруженного государственного переворота, авторы которого первой своей акцией провозгласили борьбу с русским языком и русскими в Крыму. Я цитировал Дмитрия Яроша, который сказал, что русские в Крыму должны быть изгнаны или уничтожены», — заявил Лавров.

По его мнению, Будапештский меморандум не обязывал руководство Российской Федерации соглашаться с якобы геноцидом этнических русских в Украине. Дмитрий Ярош отказался комментировать заявление министра, назвав его «маразмом». Глава российского МИД, мягко говоря, слукавил. Упомянутый меморандум и ряд межгосударственных соглашений обязывали Москву уважать территориальную целостность Украины, включая Крым. Его риторика передает подлинные настроения, царящие в российской верхушке. Их можно передать словами — растерянность.

Серея Лаврова и кремлевское руководство вообще открыто раздражает сам факт того, что почти через три года после аннексии Крыма их «донимают» вопросами о территориальной целостности Украины. Ведь весной 2014 года в Москве были уверены, что цивилизованный мир согласится с результатами российского «референдума» на полуострове. Хотя еще до голосования госсекретарь США Джон Керри предупредил российского коллегу, что Вашингтон и мировое сообщество не согласятся с результатами «волеизъявления».

Стоит напомнить, какие политические установки продвигал Лавров в первые месяцы после «референдума». В апреле 2014 года состоялась известная встреча дипломатов Украины, США, России и ЕС в Женеве. В итоговом заявлении Крым не упоминался вовсе. Все внимание было приковано к востоку Украины, где российские спецслужбы и военные провоцировали массовые беспорядки, захваты административных зданий, организовывая толпы «политических туристов». Общественность готовили к очередному «референдуму».

Кремль в Женеве продвигал «конституционную реформу», предполагавшую «федерализацию» Украины с последующим превращением нашей страны в некое рыхлое полугосударственное образование. Расчет строился на прогнозах о том, что Украину накроет волна новообразованных «народных республик», государство погрязнет в хаосе. Тогда россияне смогут предложить американцам и европейцам «большую сделку»: Крым признается российским, а наша страна делится на сферы влияния Кремля и Запада. Именно такие установки транслировали по российским пропагандистским каналам.

Украинские добровольцы и волонтеры сломали кремлевский сценарий развала страны и легализации аннексии полуострова. Брюссель и Вашингтон заняли четкую позицию: Россия — агрессор и должна нести ответственность. Тогда у президента Владимира Путина и главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова еще был шанс урегулировать территориальный спор за столом переговоров. Вместо этого они совершили очередную стратегическую ошибку, вторгнувшись на восток Украины. Против российской экономики были введены жесткие секторальные санкции. Начался изнурительный «минский процесс», но вопрос Крыма периодически «выстреливал» в информационной повестке. Москве методично давали понять, что Запад не признает итогов крымского «референдума».

Если «гибридную войну» на Донбассе развязали для торгов по Крыму, то в сирийскую авантюру Москва влезла, дабы прикрыть террористические «республики» на востоке нашей страны. Весь 2015-й год Путин и Лавров пытались «обменять» Сирию на Украину, и добиться молчаливого признания аннексии. В недрах администрации президента разработали проект «повторного референдума». В июле 2015 года в российских государственных СМИ со ссылкой на «высокопоставленного европейского источника» запустили информацию о якобы готовности ЕС рассмотреть результаты нового «референдума» в Крыму. Судя по контексту, указанный «источник» находился в Москве. Таким образом, Кремль намекал западным элитам на выгодный для себя вариант решения «крымской дилеммы».

На публику министр Лавров отказывался от идеи «повторного референдума», называя ее «лицемерием», но это было расценено как политическое кокетство. И тут произошел неприятный прокол. В интервью «Московскому комсомольцу» Сергей Лавров прямым текстом признался, что именно Москва организовала голосование в марте 2014 года.

«Референдум, наверное, можно было бы дольше готовить и нагнать туда больше наблюдателей. Они спрашивают, почему мы его провели за одну неделю. Мы отвечаем, что была прямая военная угроза: бандиты неслись на поездах с оружием в руках с намерением выкорчевать оттуда русских. Сейчас можно цепляться за какие-то юридические, технические аспекты по поводу произошедшего, хотя результаты референдума трудно отрицать», — сказал он. Его громкое «мы» стало вынужденным признанием известного факта: российские власти силой отторгли часть украинской территории, проведя некий «референдум». Хотя Владимир Путин в известном фильме «Крым. Путь на родину» рассказал, как лично отдавал приказ о захвате полуострова.

Неудачные попытки легализовать аннексию Крыма или, как минимум, смягчить санкции — персональный провал Сергея Лаврова. Время и деньги на исходе. И чем хуже обстоят их дела на мировой арене, тем более нервно он и его подчиненные будут реагировать на тему Крыма, придумывая новые версии событий трехлетней давности. С точки зрения Москвы, в захвате полуострова будут «виновны» украинские власти, Белый дом или блок НАТО, но только не сам Кремль.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19895.html Fri, 20 Jan 2017 09:47:24 +0200

Коррумпированная украинская контрреволюция

Коррупция — главная угроза украинским реформам, пространство которых неуклонно сокращается.

20 декабря 2016 года, когда мир готовился к Рождеству, депутаты украинского парламента собрались на заседание в 10 утра, а разошлись только в 5 утра следующего дня. Заседание Верховной Рады продолжалось почти 20 часов. Так происходит каждый год, когда в теневом режиме, специально изматывая временем и бессонницей, голосуют бюджет самой большой европейской страны. Ночь — лучшее время для теневого передела в стране, которая пережила свержение авторитарного президента Януковича, Революцию достоинства и оккупацию части территории российскими войсками, что спровоцировало трансконтинентальный кризис в международной политике.

Такое принятие бюджета происходит три года подряд, когда депутаты, не стесняясь камер, обступают премьер-министра прямо в зале, выторговывая льготы и государственные заказы. Символом царящей коррупции могла быть стать история, как одна из политических групп — Радикальная партия популиста Олега Ляшко — за два года смогла в три раза увеличить размер поддержки из бюджета для предприятия по производству пожарных машин. Разгадка состоит в том, что эта компания находится в собственности политиков из партии Ляшко. В бюджете на 2017 год цифра прямого государственного вливания достигнет 25 миллионов долларов. В ответ на выделенные деньги партия, которая позиционирует себя как оппозиция, исправно из года в год голосует за бюджет.

Коррупция остается главной проблемой Украины. По данным опросов за декабрь 2016 года, 89 процентов населения считает борьбу с коррупцией провалом нынешней власти. Эти цифры — неутешительный диагноз на фоне того, как в начале декабря 2016 года президент Порошенко преодолел экватор - половину срока на своей должности.

Этот период прошел в непрерывном конфликте интересов, который он для себя так и не разрешил. Кто он — политик или бизнесмен? Корпоративный правила, которые принес Порошенко в управление страной, резонируют с ценностями Революции достоинства. Политика не может строиться по законам кондитерского бизнеса, который является лишь легальной верхушкой денежного айсберга нынешнего президента.

Объявленная весной 2015 «деолигархизация» закончилась сговором с членами клуба, а анонсированная Порошенко борьба с кланами привела к противоположному результату — он начал создавать собственный. Президент не произвел чистки своего окружения, а наоборот — в ответ на обвинения оставил всех фигурантов на должностях и при потоках.

Еще в начале 2016 года взорвалась бомба с признаниями тогдашнего министра экономики Айвараса Абромавичуса о том, как ближайший соратник президента депутат Игорь Кононенко влияет на назначения в правительстве. К концу года эта фамилия стала постоянным объектом журналистских разоблачений, что продолжает подрывать доверие лично к Петру Порошенко.

В результате, это вылилось в новый скандал, где обвинения в коррупции прозвучали в адрес уже самого Порошенко. Его спровоцировал бывший соратник и все еще действующий депутат, скрывающейся в Лондоне.

На роль украинского "Березовского" пришел Александр Онищенко, любитель верховой езды, организатор конкурсов женской красоты, бывший ухажер швейцарской теннисистки Мартины Хингис и супермодели с ведущих подиумов мира Снежаны Онопко. Онищенко заявил, что Порошенко привлекал его к подкупу депутатов, когда голоса в парламенте покупались как скот на базаре. Кроме того, по словам депутата, он должен был отдавать "откат" соратнику Порошенко Кононенко за поставленный уголь и газ на предприятия энергетики. Также, сказал Онищенко, он привлекался Порошенко для покупки масс-медиа, чтобы закрыть критически звучащие голоса в стране.

Выехав за рубеж, Онищенко дал показания Национальному антикоррупционному бюро Украины о сговоре между Порошенко и одним из соратников Януковича Николаем Злочевским, на счетах которого британские спецслужбы после Революции достоинства арестовали более 20 миллионов евро. Когда это стало известно в Киеве, парламентер от Порошенко Игорь Кононенко срочно выехал в Вену. Журналисты засняли его, беседующим со Злочевском в одном из ресторанов.

При этом Порошенко, с одной стороны, пытается замять скандал с Онищенко, а с другой — заблокировать распространение его разоблачений. Интервью, которые брали у Онищенко украинские журналисты, так и не вышли на телеканалах — эта тема настолько старательно замалчивается, что невольно порождает разговоры о цензуре. Особенно на фоне непрекращающихся уголовных дел против частного канала Савика Шустера, бывшего журналиста российского "Радио Свобода", который уехал в Украину десять лет назад.

Реформы в Украине идут, но их темпы не удовлетворяют общество. Вместо бескомпромиссности в политике доминирует сговор. И многие достижения являются результатом создания коалиции, среди участников которой — активное гражданское общество, немногочисленные реформаторы в парламенте и правительстве, независимые журналисты и международные доноры, которые напрямую связали предоставление помощи Украине с борьбой с коррупцией.

Можно констатировать 6 уровней коррупционной контрреволюции в Украине.

Первый — это побег от прозрачности. В течение последнего года власть пыталась заблокировать закон о введении электронных деклараций. Сперва законом о бюджете на 2016 год пытались отложить электронное декларирование. Затем приняли закон, который отменял уголовную ответственность за неправдивое декларирование. В конце концов, подконтрольные президенту спецслужбы длительное время отказывались регистрировать систему отчетности. В итоге, электронные декларации заработали, но только под прямым давлением Евросоюза, который сказал, что в ином случае не может даже идти речи о безвизовом режиме с Украиной.

Второй уровень коррупционной контрреволюции — это противостояние нового антикоррупционного органа НАБУ со старыми коррумпированными органами. Против НАБУ ополчились все: генпрокурор, который закрыл доступ в реестр уголовных расследований; спецслужба, которая через суд хочет наказать сотрудницу НАБУ за прочитанную лекцию; с недавних пор у НАБУ конфликт даже со специализированной антикоррупционной прокуратурой, которая блокирует важные расследования.

Третий уровень коррупционной контрреволюции — это массово расставленные на госпредприятиях друзья президента Порошенко. Они зарабатывают на потоках Одесского припортового завода и энергокомпании «Центрэнерго». Желание обогащения заблокировало приватизацию этих госактивов. А конкурсы по назначению руководителей закончились фикцией — власти через суд заблокировали конкурентные процедуры по определению новых CEO.

Четвертый уровень контрреволюции коррупции — это распределение активов сбежавших соратников Януковича. В этом смысле чаще других вспоминают о нефтепродуктах Курченко, которые вместо конфискации в доход государства были реализованы одним из соратников Сергея Пашинского - главы администрации президента после побега Януковича. А затем деньги было положены на депозит в банк этого же лица. Кроме того, по такой же непрозрачной схеме сменил собственников имущество компании Роснефть — нефтебаза и сеть заправок, которые перешли к новым владельцам.

Пятый уровень коррупционной контрреволюции — это продолжение старых олигархических договоренностей, которые позволяют и дальше Дмитрию Фирташу обогащаться на государственные газовых сетях , Игорю Коломойскому — не рассчитываться с бюджетом по долгам компании "Укрнефть", а Ринату Ахметову — зарабатывать на энергетике по схеме "Роттердам плюс", которая закладывает в тариф стоимость угля для тепловых электростанциях, исходя из того, что он якобы куплен в Нидерландах на бирже и поставлен в Украину, а не привезен с украинских шахт.

Шестой уровень — это самый циничный, когда новые власти пытаются договориться с олигархами или соратниками Януковича о совместном заработке. Так, например, длительное время ценные бумаги и долги перед банками компании Рината Ахметова ДТЭК скупает инвестиционная компания, приближенная к президенту Порошенко. За время с начала года котировки выросли в несколько раз — а произошло это благодаря решениям, принятым национальным регулятором энергетики, которым руководит бывший менеджер кондитерской компании "Рошен".

Точно также многие восприняли национализацию "Приватбанка" Игоря Коломойского как договоренность с президентом Порошенко. Обвиненный в выведении денег из банка, олигарх должен вернуть значительную часть средств назад — или же расплатиться лояльным освещением президента на принадлежащем ему канале 1+1.

Этот коррупционный консенсус реализуется на фоне ухода из украинской власти иностранных реформаторов. В течение 2016 свои должности оставили американка Наталья Яресько и литовец Айварас Абромавичус, которые отвечали за экономический блок в постреволюционном правительстве. Ушли грузины Давид Сакварелидзе и Хатия Деканоидзе, которые отвечали за реформы правоохранительных структур. Обвинив президента в коррупции, написал заявление об отставке с поста губернатора Одесской области Михаил Саакашвили. Последний грузинский специалист, который остался во власти — это первый заместитель главы НАБУ Гизо Углава, которому тоже не удалось избежать проблем - по просьбе администрации президента в 2016 году его пытались лишить украинского гражданства.

Все это происходит на фоне беспрецедентной атаки на борцов с коррупцией со стороны клептократов, которые используют для сведения счетов ручных силовиков, продажные суды, карманную спецслужбу и армию нанятых за деньги интернет-ботов. Люди, для которых честность — это после прихода к власти создать своих посредников на госпредприятиях. Для которых моральность — это плакать на Аллее Небесной сотни, и через 50 метров от Аллеи обсуждать в своем кабинете новую схему на ОПЗ или Центрэнерго. Для которых амбиция — это стать олигархом номер 1, а не президентом-реформатором.

Избирательная кампания по выборам президента начнется через полтора года. И это значит, что пространство для реформ сокращается, а профессионализм в рядах нынешней власти будет заменяться популизмом. В условиях сворачивания реформ Украина как никогда ранее требуется поддержка Запада. Правительство в Киеве все еще зависимо от помощи МВФ и прямой макрофинансовой поддержки со стороны Евросоюза и США. Поэтому каждый доллар или евро, направленный в Украину должен подкрепляться отчетом не только о принятых законах, но о начале успешного их выполнения.

В этом смысле нагляден пример электронного декларирования, которое начало работать в Украине, выявило огромные неподтвержденные объемы наличности у украинских политиков, но не привело к никаким значимым последствиям. Нападки на НАБУ должны быть жестко остановлены, а политическое преследование антикоррупционеров — повлечь за собой последствия вплоть до наложения санкций на представителей правящей верхушки, которая погрязла в клептократии.

В противном случае Украину ждет повторение молдавского сценария, возрождения пророссийских сил и окончательное крушение надежд миллионов, поверивших в демократические ценности во время Революции достоинства 2014 года.
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19894.html Fri, 20 Jan 2017 09:30:16 +0200

Крым и надежда

После очередного скандального заявления народного депутата Надежды Савченко относительно возможности «обмена» Донбасса на Крым одни привычно обвинили бывшую летчицу в предательстве национальных интересов, а другие заметили, что Савченко просто не удалось четко артикулировать свою мысль.

И что она говорила не о том, что Украина должна менять Донбасс на Крым, а о том, что Россия захочет «разменять» возвращение Донбасса на Крым. А это, как говорят в Одессе — две большие разницы.

Но нет разницы в том, что и то, и другое — величайшее заблуждение. Заблуждение считать, что Украина может отказаться от защиты своей территориальной целостности и заявить, что Донецкая или Луганская область для нее важнее, чем Автономная Республика Крым. Крым ничем не отличается от Донбасса, Буковины или Волыни — это такая же территория Украины, с точки зрения международного права. Страну, которая отказывается от собственных границ, никто не уважает.

Оккупацию Крыма путинским режимом не признает ни одна страна мира. А вот независимость Республики Косово признана десятками стран. Но это не мешает Республике Сербии последовательно отстаивать собственное представление о территориальной целостности. Да, в Вашингтоне или Брюсселе могут считать иначе. Но от этого не должна меняться позиция самого Белграда. И самое главное — такая позиция вызывает уважение даже у тех, кто признает государственность Косово. Так почему же Сербия при всеобщем признании Косово может отстаивать свою территориальную целостность, а Украина при всеобщем непризнании оккупации Крыма — не может? Мы что, «терпилы»?

Но такое же заблуждение — считать, что Россия собирается торговаться с Украиной или еще кем-то о каких-то обменах. Не собирается. Об этом четко сказал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков — и это правда. Крым для Путина и его камарильи — а также для подавляющего большинства российских граждан — «закрытый вопрос». С Донбасса Путин тоже уходить не собирается, максимум, что он может, — это имитировать решение проблемы. Но от поддержки бандитских режимов он не откажется, потому что они — идеальное приложение к его стратегии внутренней дестабилизации нашей страны. Потому что Путину нужен не какой-то там Крым, не Донбасс — ему нужна вся Украина. И когда в Государственной Думе России говорят, что нашим лучшим президентом был бы уркаган и убийца Захарченко, это только с нашей точки зрения — безумие. Они на самом деле хотят, чтобы нашим президентом был уркаган, который уничтожит все украинское и превратит Украину в российский бантустан. Разве не поэтому они так радовались уркагану Януковичу?

Так какой же тогда выход — может спросить меня какая-нибудь неопытная Надежда Савченко — неужели война?

Нет, не война. Выход есть — если набраться терпения. Он состоит в крахе российского политического режима. И есть очень большой шанс, что этот режим рухнет вместе с нынешней моделью Российского государства. Можно сколь угодно долго уверять себя, что это — политическая фантастика, что денег у России еще достаточно, что санкции — это безболезненный укол, что завтра Путин договорится с Трампом.

Денег действительно хватит на год-другой. Мозгов может не хватить. Когда страной управляют некомпетентные безумцы, они обязательно доведут ее до «цугундера». Мы же это все проходили с недоброй памяти Советским Союзом. Разве там дело было только в дорогах? Нет, дело было еще и в дураках. А за четверть столетия и дороги в России не улучшились, и дураки не поумнели.

Так что не стоит сомневаться — территориальная целостность Украины будет восстановлена. И территориальная целостность Молдовы. И территориальная целостность Грузии. И Армения с Азербайджаном найдут компромисс по Карабаху. Как только империя сгинет, будут осушены все созданные ей кровавые болота. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/interview/interview_19888.html Thu, 19 Jan 2017 12:44:12 +0200

Виталий Манский: «Если Украина хочет победить, она должна просто стать благополучной страной»

Взгляд на события в Украине кинодокументалиста Виталия Манского — исследователя, родившегося во Львове, а профессионально состоявшегося в Москве и теперь переехавшего в Ригу.

В пятницу, 13 января, в московском доме кино на торжественной церемонии подведения итогов киногода Гильдия киноведов и кинокритиков России назвала событием года сразу два фильма Виталия Манского «В лучах солнца» и «Родные». Тема первой — жизнь в КНДР, тема второй — события в Восточной Украине.

Взгляд кинодокументалиста — исследователя, родившегося во Львове, а профессионально состоявшегося в Москве и теперь переехавшего в Ригу, интересен не только с точки зрения киноискусства. Война в центре Европы не может не затронуть каждого из нас. С Виталием Манским беседует журналист Ольгерт Типанс.

Delfi: В Риге вы показали свою последнюю картину «Родные». Пару лет тому назад, приступая к съемкам «самого личного» фильма, вы сказали, что вместе со своими героями попытаетесь «разобраться в происходящем». И как, удалось?

Виталий Манский: Да, мне удалось разобраться и подтвердить мои представления об этой проблеме. Суть заключается в том, что проблема фундаментальна, она корневая. То есть, она не следствие какой-то внешней, в данном случае российской, пропаганды. Пропаганда, конечно, сыграла свою роль, но в этом и цинизм этой пропаганды и определенный успех, что она базировалась на существующем конфликте, разжигала давно существующие противоречия внутри украинского государства.

Украинское государство на протяжении веков находилось между двумя полюсами — между Российской империей и европейской цивилизацией; совершенно естественным образом те территории, которые были ближе к Российской империи оказывались более русифицированными, более подверженными влиянию идеологии и образа жизни. Если посмотреть на итоги голосования в современной независимой Украине, они делили Украину ровно пополам: одни голосовали за так называемых сильных хозяйственников, будь то Кучма или Янукович, а другие голосовали за демократию. Поэтому этот конфликт действительно имел место, и мое семейное расследование только подтвердило эти ощущения. И, в контексте войны, опасения.

— Противопоставление востока и запада Украины не ново. Каким же вы видите выход из ситуации? Возможно ли решение конфликта или же разрыв между востоком и западом Украины будет все увеличиваться?

— Мне кажется, что война, с одной стороны, этот конфликт обострила, с другой стороны, не оставила выбора для Украины. Конечно же, теперь ей, включая восточные территории, нужно идти и по пути преодоления этих противоречий, по европейскому пути развития. Иначе остается только раздел Украины, который, как мне кажется, сегодня уже невозможен.

Мои ощущения после посещения Донецкого региона сводятся к тому, что люди, голосовавшие за отделение от Украины, голосовали все же не за те последствия, которые последовали за их голосованием. Они сейчас думают, как сохранить какие-то свои преференции, но все-таки в единой Украине. За исключением полных отморозков. Я говорю об общем настроении.

Война совершенно очевидным образом консолидировала Украину, подняла на Украине патриотические настроения. Одним словом: либо раскол страны, что маловероятно, либо все-таки консолидация и поступательное движение в европейское сообщество.

— Несколько лет назад, говоря о Сенцове (украинский режиссер Олег Сенцов в 2015 году был приговорен российским судом к 20 годам тюрьмы за террористическую деятельность; сам Сенцов считает дело сфабрикованным и политическим — прим. ред.), сказали, что его судьба «впрямую зависит от того, кто победит на войне между нашими народами». Действительно ли воюет народ с народом?

— С одной стороны, правильно бы было ответить, да, конечно, народы не воюют, воюют политики, но если честно сказать, это уход от ответа. Все-таки политики, они безусловно, провоцируют, но и народ принимает эту провокацию. Народ на своих руках эту провокацию несет. В данном случае, на юго-востоке Украины, помимо военных, которые туда отправились по приказу, немалое количество добровольцев, и это абсолютный факт. Они готовы и убивать, и умирать за, как они себе представляют, некую независимость восточных территорий от Украины. Как они себе представляют, на некую войну против развивающегося нацизма и чуть ли не фашизма на Украине. На противостояние угрожающему российской нации размещению баз НАТО их рубежах.

Повторяю, люди оказались готовы не просто что-то написать в фейсбуке, а взять оружие в руки, сидеть в окопах. Ставить свою жизнь под угрозу. Это их идеология и это, конечно, представители народа.

Политики сделали самое страшное: они распалили в народе самые низменные, самые темные стороны и столкнули людей. Ведь Украина тоже вынуждена с оружием в руках воевать и отвоевывать свои территории. Когда идет война, ни о какой демократии, ни о каких-либо правах человека говорить не приходится. Когда открывается огонь из тяжелого оружия, последствия очевидны. И там действительно идет кровавая война.

Единственное, что могу сказать — что сейчас такого накала, как был в первый год, нет. Россия, как мне кажется, приняла решение как-то торгуясь и, естественно, выторговывая себе какие-то преференции, все-таки уходить с этих территорий.

— Вы говорите о вине политиков — в одинаковой ли мере это относится и к украинским и к российским политикам?

— Я думаю, что определенная вина на украинских политиках также лежит. И я бы считал, что это упрощение проблемы, если перекладывать эту вину на политиков предыдущей Украины. Как мне кажется, после Майдана победившая оппозиция, одурманенная атмосферой победы и какого-то излишнего оптимизма, должна была быть более трезва, более ответственна, более аккуратна. Я думаю, что указ относительно статуса русского языка, который временно действовал, там сыграл очень негативную роль.

На Донбассе много людей, которые жили на этих территориях и исконно говорили на русском языке. Понятно, что они не голосовали за войну. Но они, опасаясь, что их там заставят немедленно перейти на украинский язык, проголосовали на референдуме и поддержали те силы, которые использовали их голоса уже для развертывания военных действий. Поэтому политики всегда должны быть осторожней, ответственность на них весьма велика.

Я здесь не хотел бы обвинять Украину в ситуации, когда она является абсолютной жертвой агрессии. Но в каждой войне есть предыстория, и в этой предыстории есть ошибки двух сторон. Я считаю, что у Украины тоже есть ошибки, которые отчасти способствовали возникновению такой ситуации.

— Возвращаясь к исходу войны между двумя народами — что должно произойти чтобы вы смогли сказать, что Украина победила? Взятие Москвы?

— Нет, ни в коем случае. Взятие Москвы никогда еще ни к чему не приводило и никогда ни к чему не приведет. Только внутреннее осознание и принятие русским народом своего не навязанного извне выбора своего будущего, пути, который является для его органичным, правильным и желанным, может что-то изменить. Так именно русский народ сделал свой выбор в 1991 году, когда не допустил ГКЧП, подтвердил свободу балтийским государствам.

А от выбора Украины много чего зависит,- конечно, русский народ будет смотреть на Украину — что произошло с государством, которое пошло вопреки российской воле. Насколько там будет комфортно, насколько люди социально будут защищены, экономика современна и т.д. Одним словом, победа Украины может заключаться только в благополучии Украины. Не в войне с Россией, а в собственном благополучии. Если россиянину говорят, там, не знаю, об опыте Германии, у него уже не срабатывает историческая память: какой-то 1945 год, учебник истории, соседняя страница с Древним Римом. А вот Украина — это сегодняшняя, насущная, понятная. Украина, если хочет победить, должна просто стать благополучной страной.

— Очевидно, этого не будет ни завтра, ни послезавтра. А россияне тем временем голосуют за Путина.

— Да. С одной стороны, в уголовной практике, алкогольное опьянение не снимает ответственности с человека. Но, с другой стороны, мы же все понимаем, что человек в таком состоянии неадекватен. В данном случае о россиянах можно говорить как о людях, находящихся в некоем опьянении от обработки их сознания идеологической машиной. И я думаю, здесь сейчас важно говорить о том, как вывести людей из этого состояния. И когда они будут выведены, я убежден, что в здравом уме и трезвой памяти русский народ не будет голосовать за войну, когда их государство их жизни ни во грош не ставит. Когда их государство их обкрадывает, ополовинивает их зарплату, лишает их пенсий, прав и свобод, достойной жизни. В трезвом уме невозможно голосовать за такую власть. Но, находясь в опьянении, можно все что угодно.

— Однако, сейчас мы наблюдаем обратную динамику. Например, российское общество, будучи прекрасно осведомленным о миллионных жертвах сталинского террора, не очень-то сопротивляется установке памятников Сталину, ползучему восстановлению его «доброго имени»…

— Да, это так. Прививка свободы оказалась недостаточной. Я осторожно приведу пример из мира животных, абсолютно не сравнивая. Просто как образ: цирковой лев ходит на задних лапах и не знает, какой он сильный. Но если он, не дай бог, почувствует запах крови, на уровне инстинктов возвращается понимание кто он такой.

Русский человек все же имел опыт, пусть и короткий опыт, свободы. Пружина будет сжиматься, но в какой-то момент она распрямится. Я на это надеюсь, только я не хотел бы, чтобы это привело бы к каким-то, осторожно скажем, конфликтным ситуациям внутри страны. В принципе может быть…

— И гражданская война?

— Да, к сожалению, и такое может быть.

— Вы говорите о глотке свободы, которое почувствовало российское общество. Однако, почувствовали ее немногие. Интеллигенция, которая сейчас разбегается по всему миру…

— Это и так, и не так. Потому что интеллигенция почувствовала полный объем свободы, и сейчас она не соглашается с государством, которое посягает на свободу, которую мы держали в руках. Но если не говорить уж о совсем глубинке, куда дорогу не провели, где газа нет, если говорить о российских городах — а в России большая часть населения живет в городах — и если говорить даже о райцентрах, мы видим, что там люди ездят на импортных автомобилях, а закрытие страны естественно влечет за собой невозможность поменять какие-то детали. Я хочу на самый низовой уровень перевести эту проблему. Даже в самых провинциальных городах люди привыкли, что их зарплаты хватает, чтобы ездить в Турцию. А теперь это стало уже сложно. Так что люди все таки что-то почувствовали.

— Американцы виноваты…

— Американцы всегда виноваты. Но это в состоянии опьянения. А в состоянии трезвой оценки ситуации очень нетрудно понять кто же виноват в том, что ты стал жить хуже.

— В вашей последней картине «Родные» вы как-то удивляетесь, что люди, у которых общий родной русский язык, придерживаются противоположных политических взглядов. Но чему тут удивляться, гражданская война была во многих странах, в России в том числе?

— Это верно. Это вопрос не только языка. В случае с Украиной вы должны понимать, что Украина это отдельное независимое государство. У Украины есть свой национальный язык, а в данном случае язык играет немаловажную роль. Да, конечно, есть на Украине немало русскоязычных украинцев, которые с оружием в руках защищают независимость Украины, которые погибают за Украину, произнеся последние слова в своей жизни на русском языке. Это было и в Донецком аэропорту, и везде.

Но все-таки я считаю язык, гимн, флаг символами объединяющими и определяющими нацию. Поэтому либо Украина должна объединиться вокруг этих символов, либо она будет объединятся вокруг символов других государств. Нужно понимать, что сепаратисты в Донецке воюют на русском языке, воюют под российскими флагами и под русским гимном. В минуты отдыха, в какие-то праздничные моменты они слушают советскую музыку. В этом смысле советская музыка, советская культура является тоже определенным знаком, на какой стороне и за какие идеалы ты готов умирать.

Это не значит, что надо завтра запретить песни в исполнении Кобзона. Но то, что Кобзон, вольно или невольно, несет за собой не только музыкальное творчество, но и определенную идеологию — это совершенно очевидно.

Я был 9-го мая в центре сепаратистского сопротивления в Донецке, где Захарченко, так называемый лидер так называемой Донецкой народной республики, произносил речи, где он говорил: «я вам обещаю, что фашисты никогда не будут топтать нашу землю». Совершенно четко, даже не намекая, сопрягал фашистскую Германию и современную Украину. То есть он обещал людям на митинге, что украинцы никогда больше не придут на эту землю. И это все происходило под песни Кобзона, из динамика. И эти песни как бы промасливали эту атмосферу, делали эту атмосферу душевной, естественной, как-то настраивала всех на единый лад.

Там никто не пел «Реве́ та сто́гне Дніпр широ́кий»

— Там некому было петь…

— Да, некому. Мы должны понимать, что культура является носителем идеологии, хотим мы этого или нет.

— Некоторые украинские политики рассмотрели политический подтекст в выборе между «на Украине» и «в Украине». Ваш комментарий, пожалуйста!

— Я скажу так: я родился на Украине. Сейчас мне говорят, что «на Украине» не существует, есть только «в Украине». В принципе я готов принять это, для меня это абсолютно не принципиально. Но если я говорю естественно, не контролируя свою речь, я говорю «на Украине». Если я себя контролирую, цензурирую, я, конечно, говорю «в». Здесь украинцам надо понять, какого меня они хотят слушать: естественно говорящего или контролирующего свою речь. Я могу быть и таким и таким. Более того, я все более перехожу на «в Украине».

Если употребление «на Украине» кого-то оскорбляет, я не буду это использовать. Если русские не хотят оскорблять украинцев, они, конечно, должны переходить на «в». А если кто-то «на» использует подчеркнуто, то это тоже о чем-то говорит. Если это делается демонстративно, ничего хорошего в этом нет.
 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19838.html Thu, 12 Jan 2017 08:51:13 +0200

Можно ли отдать Крым?

Может ли Украина при поддержке Запада заключить некую сделку с Россией, при которой о Крыме «забудут», зато взамен российские войска уйдут с территории оккупированных районов Донбасса, а Путин оставит Украину в покое?

Разве это — плохая плата за окончание войны, стабильность и деэскалацию? Тем более в ситуации, когда многие жители самого Крыма хотят, чтобы эта территория контролировалась Российской Федерацией?

Первый аргумент, который можно привести для опровержения такого подхода, — это аргумент из области международного права. Россия аннексировала Крым вопреки всем его нормам. Смириться с этим нельзя — это пощечина не только Украине, но и всему мировому сообществу. Но оппоненты смогут в ответ привести пример балтийских стран. Их государственность была уничтожена Советским Союзом тоже вопреки всем нормам международного права. Соединенные Штаты никогда не признавали, что Латвия, Литва и Эстония утратили свою независимость. Но это не мешало им поддерживать отношения с Москвой. Санкций за аннексию стран Балтии тоже никогда не было. Так почему бы Украине и Западу не отнестись к Крыму как к балтийским странам? Не признавать, но и не наказывать. Жить в мире.

Однако между Крымом и балтийскими странами существует одно важное отличие. Сталину действительно была нужна «Советская Прибалтика». А Путину не нужен Крым. Ему нужна вся Украина. Целиком и полностью.

Оккупация Крыма — лишь первый шаг на пути к полному уничтожению украинской государственности. Когда Путин только начинал свою операцию в Крыму, многие западные политики тоже считали, что речь идет лишь об этом полуострове-символе, и рассчитывали, что российский диктатор не пойдет дальше. Эти расчеты отказались ошибочными. Уже в своей печально знаменитой «крымской речи» на церемонии аннексии полуострова Путин предъявил претензии на весь украинский восток, по его мнению, «подаренный» Украине большевиками. А затем началась военная операция по присоединению восточных областей Украины, которую остановили только наши военные и добровольцы. Если бы эта операция увенчалась успехом — то тогда претензии были бы заявлены уже на всю оставшуюся украинскую территорию. Возможно, уже не от имени Путина, а от имени марионеточного «настоящего» украинского правительства, которое окопалось бы в Донецке или Харькове. И затем состоялась бы оккупация этой оставшейся территории с ее последующим присоединением к Российской Федерации.

Сооружение в центре Москвы памятника киевскому князю Владимиру, кстати, должно было стать кульминацией этого плана, напоминанием о том, что к России присоединены ее «исконные территории». Оккупация всей Украины не удалась, а памятник остался. И путинские планы по уничтожению нашей страны тоже.

Вряд ли российский диктатор согласится обменять эти планы на Крым.

 

Читайте по теме:

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19831.html Wed, 11 Jan 2017 12:17:10 +0200

Компромисс погубит Украину

Если другие страны хотят посягнуть на ваш статус независимого государства, пусть сами этим занимаются. Не нужно помогать им руками украинцев.

29 декабря один из самых влиятельных людей Украины, Виктор Пинчук, заявил, что «болезненные компромиссы на опережение» необходимы стране, чтобы предупредить заключение сделки между Россией и США «через головы 40 миллионов украинцев». Путь компромисса не нов для Пинчука, зятя второго президента Украины Леонида Кучмы, известного филантропа и одного из богатейших людей в Украине, обладающего давними связями в РФ. В отличие от многих других ярких фигур, Пинчука редко обвиняли в том, что он продвигает российские интересы. Тем не менее, он всегда являлся сторонником «договорного курса»: политики, дружелюбной к Западу, уважительной по отношению к установленным Россией «красным линиям», а также критичной по отношению к тем, кто хотел, чтобы Украина выбрала между двумя сторонами.

Но, несмотря на похвальные цели Пинчука — сохранение «права Украины выбирать собственный путь, защиту ее территориальной целостности и построения успешной страны» — его предложения им противоречат. Они призывают к «временному» отказу от цели членства в ЕС, поиску «на данный момент» «альтернативных договоренностей о безопасности» с НАТО и, что является наиболее спорным моментом, проведению выборов на оккупированных территориях до того, как «появятся условия для проведения честных выборов». Такие компромиссы — нечто из разряда «большой сделки», о которой часто говорят «реалисты». Но даже в мире сделок Трампа это будет означать бросить Украину в объятия России без каких-либо обязательств и гарантий, какими бы иллюзорными они не были. «Реалисты» Пинчука — не реальные люди, а придуманные образы, призванные легитимизировать его предложения.

По сути, эти предложения страдают от традиционного недостатка, которому подвержены все подобные идеи: они нежизнеспособны. Если временные договоренности создаются, чтобы остановить конфронтацию, то как от них можно отказаться, не перезапустив ее? Как только эти договоренности будут заключены, они установят новую реальность. Они лишат существующие отношения (Украина-ЕС, Украина-НАТО) жизненной силы, содержания и даже цели. Они также создадут новую динамику, которую Россия сможет использовать, чтобы обеспечить подчинение Украины, сначала де-факто, а затем и де-юре. Нет причин полагать, что какие-либо односторонние уступки заставят Россию отказаться от целей, к которым она стремилась, даже когда Украина являлась внеблоковым государством.

Как и соглашения, выборы обеспечивают законность, но они не должны проводиться в условиях оккупации боевиками или иностранными армиями. Каким будет доклад ОБСЕ, если Украина примет совет Пинчука подвести «украинцев с Востока, невероятно пострадавших», после трех лет работы над достижением результата, совпадающего с их интересами и собственными принципами ОБСЕ? Это лучший способ оскорбить украинцев, пожертвовавших своими жизнями для сохранения этих принципов, и тех на Западе, кто их поддерживал.

Даже если их и проведут, выборы сами по себе не удовлетворят Москву и ее ставленников в Донецкой и Луганской «народных республиках». Последние контролируют только 4% территории Украины. Поэтому вторые Минские соглашения предусматривают, по настоянию России, что сначала сепаратисты получат «особый статус», а затем должны проводиться выборы. Сепаратистские лидеры в Донбассе с самого начала настаивали на том, что такой статус даст им абсолютную автономию и право вето по вопросу внешнего курса Украины. Об этом статья Пинчука умалчивает.

Неважно, движет Пинчуком патриотизм или же пораженчество, его опасения являются преждевременными и неуместными. Каким бы позорным ни было Ялтинское соглашение 1945 года, оно отвечало геополитическим реалиям; воображаемая «Ялта-2» Путина им не отвечает. Предполагаемый объект соглашения, Украина, не разваленное государство, а активный политический субъект; государство, более сплоченное, чем когда-либо прежде. Украина — это не подарок, который можно отдать. Если Трамп считает иначе, его ждет противостояние как в США, так и в НАТО, и в самой Украине. Трамп и Путин могут заключить сделку, которая навредит Украине, а также Восточной и Центральной Европе, но они вряд ли смогут решить судьбу Украины.

Жертвовать ключевыми своими интересами в страхе перед возможными действиями других не только неразумно в принципе. Это упростит действия противника. Риски, которые ждут впереди, требуют абсолютной определенности по вопросу Украины. Если другие страны хотят посягнуть на ее статус независимого государства, пусть сами этим занимаются. Не нужно помогать им руками украинцев.

 

Джеймс Шерр — научный сотрудник Королевского института международных отношений.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19822.html Tue, 10 Jan 2017 11:03:44 +0200

«План Б» в действии: Как продолжать дело, начатое Пинчуком

Есть серьезные независимые политологи в Украине, которые профессионально объяснят обществу, что сейчас происходит? Ибо даже я, вообще не политолог, понимаю, к чему был вброс через Пинчука и чего нам следует ждать дальше.

Идеи «мягкой капитуляции» (статья Виктора Пинчука в The Wall Stret Journal — ред.) вброшены не для того, чтобы сразу их реализовать, а чтобы сделать эту тему дискуссионной. А когда ситуация «отстоится» — начнется на всех каналах (у Пинчука и на других, которые всегда были антиукраинскими) аккуратная дискуссия, как строить отношения с Россией, исходя из real politik.

Будут говорить, хорошо это или плохо. Какие тут могут быть варианты, обсуждать пункты (это уже началось). Будут жестко ссориться. И даже если обсуждение пойдет в целом в критическом тоне, цель предателей на данном этапе будет достигнута. В то время, как эти идеи надо не обсуждать, а отвергать сразу, вырезать из тела приличных дискуссий, как злокачественную опухоль, иначе она даст метастазы в общественном сознании. Грубо говоря, на предложение так или иначе «продать мать или ребенка» нужно не отвечать уточняющими вопросами, даже не возмущением, а сразу спускать с лестницы. Чтобы другим неповадно было. Но, нас, тем не менее, профессионально вовлекают в этот позорный дискурс.

Увидите, что начнется в новом году. Найдутся и «независимые российские интеллектуалы», которые вдруг захотят сотрудничать с украинцами в выработке «дорожной карты». А так называемая «здоровая часть общества», как ее называет Ходорковский, поддержит «этот очень тяжелый, но необходимый в современных условиях разговор», который на самом деле прежде всего имеет целью уничтожение Украины, родившейся на Майдане, ее возвращение под крыло России по «плану Б» путинского сценария. И это будет реальная измена, здесь ничего «разгонять».

Но кое-кто почему-то считает и убеждает других, что все само рассосется — стоит только промолчать, не замечать. Не знаю, откуда у людей такой положительный опыт. И искренни ли они? Мой опыт свидетельствует, что любая проблема, каким-либо образом связанная с Россией, никогда не исчезает сама, а худшие политические прогнозы в конце концов сбываются.

Вкрадчиваое предложение украинцам исполнить желание Путина, озвученная медиа-олигархом (с которым наверняка согласны и многие из его «коллег по цеху»), — это, простите, не насморк. Игнорировать коллаборационизм в стране, которая воюет, тем более коллаборационизм среди людей, близких к власти, — это как ждать, что рак пройдет сам, если о нем не думать.

Таким образом, после долгих разговоров, в один прекрасный день мы сами не заметим, как вопрос с «продажей матери» уже будет принципиально решен. И нам скажут: «Это real politik, вот так сложилось, и не надо кричать измена, а надо радоваться долгожданному миру и думать, что делать дальше...»

Но будет поздно. Потому что побежденные, особенно морально, никогда ничего не решают.

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19816.html Fri, 06 Jan 2017 12:53:25 +0200

Ради мира с Россией Украине придется идти на болезненные компромиссы

Крым не должен стоять на пути у договоренностей, способных положить конец войне. Спасенные жизни этого стоят.

Многие украинцы опасаются новой американской администрации, так как она обещает сменить политику в отношении России — страны, которая вторглась на украинскую территорию, насильственно аннексировала в 2014 году Крымский полуостров и организовала так называемые «сепаратистские» движения, чтобы взять под свой контроль часть востока Украины. Кроме этого нас тревожит, что на фоне воцарившейся в Европе неприязни к истеблишменту на предстоящих в разных странах Континента выборах к власти могут придти лидеры, готовые договариваться с Кремлем.

Эти договоренности не должны заключаться через головы более чем 40 миллионов украинцев. С конца 2013 года наши граждане постоянно демонстрируют, что они готовы сражаться, если у них попытаются отобрать перспективу жизни в свободной, демократической, толерантной и справедливо устроенной стране. Тем, кто ищет «реалистические решения», имеет смысл это учитывать.

Однако инстинктивная реакция многих украинцев на новые обстоятельства — требовать того же, чего и раньше, но еще активнее и настойчивее — может оказаться неэффективной. Нам следует прекратить назойливые просьбы, приспособиться к новым реалиям и помочь нашим иностранным друзьям помочь нам.

Появление в Вашингтоне новой администрации может дать Украине возможность внести свой вклад в решение проблемы российской интервенции.

Да, мы не должны отказываться от фундаментальных принципов нашей борьбы и нам следует по-прежнему отстаивать право Украины выбирать свой путь, охранять свою территориальную целостность и строить успешную страну. Москва должна выполнять взятые ей на себя в рамках Минских соглашений 2014 и 2015 годов обязательства по прекращению конфликта на Восточной Украине. Она должна обеспечить установление перемирия и вывести своих боевиков и тяжелое вооружение — чего она пока не сделала.

Однако это, в свою очередь, может стать частью более широкой картины. Мы должны быть готовы идти на болезненные компромиссы во имя мира. Нам имеет смысл рассмотреть следующие идеи:

  • Украине следует задуматься о временном отказе от членства в Европейском Союзе как от заявленной цели на ближайшее будущее. Мы можем быть европейской страной и привилегированным партнером ЕС и без этого, а о вступлении в него поговорить позже.
     
  • Хотя мы продолжаем считать, что Крым принадлежит Украине и должен быть ей возвращен, вопрос о Крыме не должен стоять на пути договоренностей, способных прекратить войну на востоке на справедливых условиях. Украине потребуется от 15 до 20 лет, чтобы добиться высоких темпов экономического роста и стабилизировать инфраструктуру, систему социальной поддержки и финансовую систему. В такой Украине, бесспорно, захочет жить все население Крыма — точно так же, как Восточная Германии захотела стать частью Западной Германии.
     
  • Конфликт на востоке был инициирован из-за рубежа. Это не гражданская война и не движение за независимость. Условий для честных выборов там не будет, пока Украина не вернет себе полный контроль над своей территорией. Однако, возможно, нам придется закрыть на это глаза и принять результаты местных выборов. Да, идти на такие компромиссы, вероятно, означает подводить многострадальных украинцев с востока. Однако если это необходимо, чтобы продемонстрировать стремление Украины к мирному восстановлению своего единства, нам, вероятно, следует быть готовыми к таким решениям, так как они могут спасти тысячи жизней.

    Мы должны сфокусироваться на помощи тем, кому пришлось оставить родные города и кто не может вернуться из страха перед репрессиями и опасностями. Нам следует предложить им всю возможную поддержку, чтобы они могли заново выстроить свою жизнь в новой реальности.
  • Наконец, давайте признаем, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе Украина не вступит в НАТО. Нам никто этого не предлагает, а даже если бы и предлагали, такое предложение могло бы привести к международному кризису беспрецедентных масштабов. В данный момент нам нужно искать альтернативные способы обеспечить свою безопасность и необходимо осознать, что нам следует быть готовыми сохранять в ближайшем будущем нейтралитет.

Украине будут нужны гарантии безопасности. В Будапештском меморандуме 1994 года США, Россия, Британия, Франция и Китай обещали Украине безопасность в обмен на ее отказ от ядерного арсенала. Мы доверяли этому соглашению, но, когда Россия вторглась в Крым, нам пришлось на собственном горьком опыте убедиться, что обещания — это еще не гарантии.

Украине следует подготовить подробные реалистичные предложения по всем этим пунктам. Мы также должны дать понять, что мы, продвигаясь в сторону свободной, единой, мирной и безопасной Украины, готовы согласиться с постепенным сворачиванием санкций, введенных против России.

Спасенные жизни украинцев стоят тех болезненных компромиссов, которые я предлагаю. Мы должны продемонстрировать, что Украина способна решать собственные проблемы и участвовать в решении глобальных проблем в рамках международной коалиции.

Когда Дональд Трамп выступал в 2015 году по видеосвязи на моем форуме Ялтинская европейская стратегия, он заявил, что он глубоко уважает Украину и что, по его мнению, мы не получаем ту поддержку, которой заслуживаем. Я надеюсь, что его симпатия к Украине может стать основой для полноценных переговоров и соглашений, способных в итоге обеспечить мирное урегулирование.

 

Виктор Пинчук — украинский промышленник и филантроп. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19814.html Mon, 02 Jan 2017 11:01:39 +0200

Открытое общество нуждается в защите

Известный американский трейдер, финансист, инвестор и филантроп Джордж Сорос, сторонник теории открытого общества и противник «рыночного фундаментализма», в канун нового 2017 года написал послание, адресованное всему миру.

Задолго до того, как Дональд Трамп победил на выборах президента Соединённых Штатов, я послал открытку моим друзьям, в которой написал: «Эти времена не обычны. Желаю вам всего наилучшего в этом тревожном мире.» Теперь я чувствую нужду поделиться этим посланием со всем миром. Но до того, как я сделаю это, я должен рассказать вам, кто я есть, и каковы мои убеждения.

Я — восьмидесяти шестилетний венгерский еврей, получивший гражданство США после Второй Мировой войны. Я выучил в детском возрасте, как важно то, какой политический режим господствует в стране. Я приобрел поучительный опыт, когда в 1944 году Венгрия была оккупирована Гитлером. Вероятно, мне не удалось бы выжить, если бы не мой отец, осознавший на тот момент серьезность ситуации. Он сумел изготовить фальшивые удостоверения личности для членов семьи и для других евреев, и с его помощью большинство из нас выжили.

В 1947 году из Венгрии, которая в тот момент уже была под коммунистами, я бежал в Англию. Будучи студентом Лондонской Школы Экономики, я попал под влияние философа Карла Поппера, и я развил мою собственную философию, которая строилась на двух понятиях. И эти понятия — склонность к ошибкам и склонность к рефлексии. Я разграничил два вида политических режимов: те, в которых люди выбирают себе лидеров, после чего эти лидеры блюдут интересы электората, и те, в которых правители склонны к манипуляциям, чтобы служить собственным интересам. Будучи под влиянием Поппера, я назвал первый вид режимов открытым обществом, второй вид — закрытым.

Эта классификация очень упрощена. По ходу истории существовало множество промежуточных вариаций, от прекрасно функционирующих моделей до несостоявшихся государств, которые проходили через определенные ситуации. Я стал активным приверженцем первого вида государств и оппонентом второго вида.

Я полагаю, что текущий момент в истории очень болезненный. Открытые общества находятся в кризисе, и многочисленное многообразие закрытых обществ — от фашистской диктатуры до мафиозных государств — растет. Как могло такое произойти? Единственное объяснение, которое я нахожу для себя, заключается в том, что избранные лидеры не смогли удовлетворить легитимные ожидания граждан и не смогли соответствовать их устремлениям. В результате этого электорат разочаровался в текущих версиях демократии и капитализма. Если проще, то многие люди почувствовали, что элиты украли у них демократию.

После коллапса Советского Союза Соединённые Штаты, являясь единственной суперсилой, одинаково блюли принципы демократии и принципы свободных рынков. Главной отличительной чертой этого периода стала глобализация финансовых рынков, возглавляемая людьми, которые доказывали, что глобализация увеличивает богатство. В конце концов, если победители вознаградят проигравших, у них все равно останется кое-что.

Эти аргументы были лживы, потому что они не учли тот факт, что победители очень редко, если вообще когда-нибудь, вознаграждают проигравших. Это была победа тех, кто верит в беспрепятственную свободу рынков. Этих людей я называю «рыночными фундаменталистами.» Поскольку капитал — это незаменимый ингредиент экономического развития, и поскольку несколько стан в мире способны самостоятельно генерировать капитал, то глобализация начала распространяться, как пожар. Финансовый капитал получил возможность свободно двигаться по миру, избегая налогообложения и регуляций.

Глобализация имела значительные экономические и политические последствия. Она обеспечила некое сближение между бедными и богатыми странами, но она увеличила имущественное расслоение и в бедных, и в богатых странах. В развитом мире выгоды достались главным образом крупным собственникам финансового капитала, которые составляют 1% всего населения. Отсутствие политики, которая смогла бы обеспечить редистрибуцию выгод, стало причиной неудовлетворенности в обществе, чем воспользовались оппоненты демократии. Но были и еще факторы этой неудовлетворенности, особенно, в Европе.

Я горячо поддерживал идею Европейского Союза с момента его образования. Я рассматривал его, как воплощение открытого общества: ассоциация демократических государств, которые жертвуют часть своего суверенитета для общего блага. Он стартовал, как смелый эксперимент в форме «поэтапной социальной инженерии», говоря языком Поппера. Лидеры поставили достижимые цели и задали фиксированные сроки, после чего, осознавая, что за каждым шагом вперед последует следующий шаг, они мобилизовали политическую волю, которая потребовалась для воплощения запланированного. Именно так из европейских угледобывающих и сталелитейных общин и возник ЕС.

Но затем, все пошло совсем не так. После краха 2008 года добровольная ассоциация равноправных государств трансформировалась в союз кредиторов и должников, в котором должники столкнулись со сложностями выполнения своих обязательств, в результате чего кредиторы наложили на них условия, которые должны были соблюдаться последними. Этот союз никогда не был ни добровольным, ни равноправным.

Германия стала гегемоном в Европе, но она не справилась с обязательствами, которые выполняет успешный гегемон, а именно, она по своей близорукости не смогла взглянуть дальше собственного интереса, забыв о людях, которые зависели от нее. Сравните поведение США после Второй Мировой войны и поведение Германии после краха 2008 года: США начали реализацию плана Маршалла, который привел к возникновению ЕС; Германия же настояла на принятии программы жесткой экономии, блюдя свои интересы.

До своего воссоединения Германия была главным двигателем европейской интеграции: она всегда желала сделать вклад и даже больше, чтобы удовлетворить тех, кто вставал преградой на этом пути. Помните, как Германия согласилась на требования Маргарет Тэтчер, касательно бюджета ЕС?

Но воссоединение Германии оказалось очень дорогостоящим. Когда рухнул Lehman Brothers, Германия посчитала, что она недостаточно богата, чтобы брать на себя дополнительные обязательства. Когда европейские министры финансов заявили, что теперь ни одному системно важному финансовому институту не будет позволено упасть, Канцлер Германии Ангела Меркель, корректно прочитав желания электората, объявила, что каждое государство ЕС должно отвечать за собственные институты. Это и был старт процесса дезинтеграции.

После краха 2008 года ЕС и еврозона начали становится все более и более дисфункциональными. Основные условия существования ЕС стали все менее напоминать то, что было записано в Маастрихтском соглашении, но изменение самого соглашения стало крайне сложным делом, а затем и вообще неосуществимым, вследствие невозможности ратификации этих изменений. Еврозона стала жертвой устаревших законов. Так необходимые реформы могли бы быть начаты только после нахождения лазеек в этих старых законах. Таким образом, европейские институты усложнялись все больше и больше, а это стало причиной раздражения электората.

Рост антиевропейских движений еще больше осложнил функционирование институтов. И эти дезинтеграционные силы получили мощный толчок в 2016 году, вначале после Brexit, потом после победы Трампа в США, а затем и на итальянском референдуме 4 декабря, когда граждане этой страны большинством сказали «нет» конституционной реформе.

Демократия находится в кризисе. Даже США, являющиеся мировым лидером демократии, избрали жулика, который впоследствии захотел бы стать диктатором. Хотя Трамп смягчил свою риторику после того, как победил на выборах, он не сменил ни своего поведения, ни своих советников. Его кабинет состоит из некомпетентных экстремистов и генералов в отставке.

 

Что нас ждет впереди?

Я уверен, что демократия покажет свою устойчивость в США. Конституция и институты этой страны, включая четвертую власть, достаточно сильны, чтоб противостоять чрезмерной прыти исполнительной ветви власти. Таким образом, тому, кто хотел бы стать диктатором, не суждено исполнение желаний.

Но США будут озабочены внутренними проблемами в ближайшем будущем, поэтому они не смогут защитить и продвинуть демократию в остальной части мира. Напротив, Трамп больше будет напоминать диктатора. Это поможет одним диктаторам мира наладить отношения с США, а другим избежать вмешательства Америки. Трамп предпочтет сделки защите принципов. К сожалению, это понравится его электорату.

Я очень обеспокоен судьбой ЕС, который находится в опасности попасть под влияние российского Президента Владимира Путина, чья концепция правительства не укладывается в принципы открытого общества. Путин — не пассивный выгодоприобретатель недавних событий, он много работал, чтобы все произошло именно таким образом. Он осознал слабость своего режима: этот режим может эксплуатировать природные ресурсы, но он не может генерировать экономический рост. Он почувствовал угрозу «цветных революций», которые случились в Грузии, Украине и в других странах. Вначале он попытался контролировать социальные медиа. Затем, он предпринял блестящий ход, когда начал эксплуатировать бизнес-модель социальных медиа, распространяя дезинформацию и фейковые новости, и тем самым дезориентируя электорат и дестабилизируя демократии. Именно так он помог избранию Трампа.

Подобное, вероятно, случится во время европейских выборов 2017 года в Нидерландах, Германии и Италии. Во Франции два ведущих претендента близки с Путиным, и они стремятся задобрить его. Если любой из них выиграет, то доминирование Путина в Европе будет свершившимся фактом.

Я надеюсь, что европейские лидеры и граждане поймут опасность, которая угрожает их привычной жизни и ценностям, на которых был основан Европейский Союз. Проблема в том, что метод, который использовал Путин для дестабилизации демократии, не может быть использован для восстановления уважения к фактам и сбалансированного взгляда на действительность.

На фоне низкого экономического роста и миграционного кризиса, вышедшего из-под контроля, ЕС находится на грани развала, подобного тому, что испытал на себе Советский Союз в начале 1990-х. Для тех, кто верит, что ЕС нужно спасать, чтобы воплотить в нем изначальный замысел, тот должен делать все, что возможно, чтобы достичь лучшего исхода. 

 

]]>
https://www.20khvylyn.com/opinion/mind/opinion_19809.html Fri, 30 Dec 2016 10:42:45 +0200

Россия сделала всё, чтобы украинцы её возненавидели

На этой фотографии — Майдан 30-31 декабря 2013 года. Украинцы поминают жертв терактов в Волгограде.

Поминают наших. И вот прошло ровно три года. За эти три года Россия сделала всё возможное для того, чтобы украинцы её возненавидели. Она цинично захватила Крым, превратила в кровавый гнойник Донбасс, зали