X
Нажмите Нравится

Государственная собственность: Что с ней делать?

5 июня 2018, 15:41 |
Я недавно узнала, что у меня есть доля в Нафтогазе Украины. И в Укроборонэкспорте. И в Приватбанке. У каждого из вас, кстати, тоже.
Государственная собственность: Что с ней делать?

Государственная собственность – это то, что принадлежит нам с вами. И именно государство является крупнейшим владельцем активов в Украине. Но, поскольку управление этими активами происходит непрозрачно и неэффективно, то деятельность государственных предприятий является постоянным источником коррупции и приносит немалые убытки государству. То есть, нам с вами.

Я уверена, что подавляющее большинство людей просто ничего не знает на тему корпоративного управления и функционирования государственных предприятий.

Итак, ликбез для желающих хотя бы приблизиться к пониманию темы.

По состоянию на сейчас 3 444 предприятий находятся в государственной собственности, управлением которых занимаются более 80 субъектов. За времена независимости, этот сектор украинской экономики почти не претерпел изменений.

Знаете почему? Государственные предприятия – это, как правило, источник финансирования политических партий и банальное обогащение должностных особ. Допустим, вы политическая сила и вам нужны финансы на выборы. Вы назначаете заместителя руководителя, руководителя или главу департамента на государственном предприятии. Он начинает принимать решение в ваших финансовых и политических интересах. Это плохо для бизнеса и снижает рыночную стоимость предприятия и его прибыли. Но это не проблема для вас лично, потому что это государственное предприятие и потери несут налогоплательщики – граждане Украины. А вы всегда в выигрыше. Даже на чахлому и дохлой предприятии.

Вы же помните все эти батлы за должность директора «Укрспирта», например? Зарплаты – смешные, а политические партии и руководители государства борются за контроль над госпредприятиями так, как будто это последний бой в их жизни.

Немного цифр. Из 3,5 тысяч компаний, согласно официальной статистике Минэкономразвития, только 1770 реально работают. Среди них есть условный «топ-100 компаний». Кабмин определил их как особо важные для экономики субъекты хозяйствования – предприятия. В список вошли предприятия, стоимость активов которых, по данным последней финансовой отчетности, превышает 2 миллиарда грвень или годовой размер чистого дохода которых превышает 1,5 миллиарда гривен.

Для сравнения: в Китае – 102 компании в собственности государства; в Германии – 71, в Израиле – 34, в Канаде – 0.

Ну, видимо, мы умнее все эти Китае и Канады.

Каждое третье государственное предприятие в Украине – банкрот. И лишь пять государственных компаний прибыльные. Это — «Нафтогаз», АМПУ, «Укрэнерго«, «Укргидроэнерго» и «КБ «Южный».

Из государственных компаний воровали, воруют и будут продолжать воровать. К сожалению, это специфика и реальность стран в ранней стадии развития, со слабыми институтами и высокой толерантностью к коррупции в обществе.

Госкомпании даже не публиковали свою финансовую отчетность. То есть 45 миллионов собственников – нас с вами, - даже не знают, сколько они зарабатывают, сколько тратят, чем они там занимаются и так далее.

После ухода технократов из правительства год назад, в Кабмине осталось очень мало людей, компетентных в корпоративном управлении. Этим, в первую очередь, объясняются низкие темпы реформ в этом секторе.

Саботируется создание Наблюдательных советов. Наблюдательный совет — это лучший инструмент защиты этих компаний от политического влияния. До сих пор имеем ненормальную практику, когда госкомпании подчиняются и отчитываются перед министром. У нас министры меняются каждые 11 месяцев. Приходят люди без управленческого опыта. Компании не должны контролироваться министерством. Оно должно создавать политику в сфере сектора, чтобы регулировать рынок не искажался, чтобы была конкуренция. Мы к этому идем, но очень медленно.

Наблюдательный совет контролирует компанию и менеджмент, создает стратегическое видение, назначает генерального директора и назначает ему и всему менеджменту оклад, компенсации, бонусы и так далее.

А то, что у нас происходит с Наблюдательными советами – это журбинка тотальная. Есть точки зрения, что лучше всего набирать в такие советы иностранцев. Они имеют независимость от украинской власти и другой уровень собственной безопасности. Но дальше разговоров мало что происходит.

Как с этим бороться? Большинство компаний нужно обязательно продать как можно быстрее. Потому что нельзя навести порядок в 3000 государственных компаний.

Мы можем долго еще менять стандарты корпоративного управления: иногда будут успехи, иногда будут поражения. Но наиболее эффективной была бы приватизация. Практически нет отраслей, которые были бы стратегически очень важны для страны. Зачем держать ГП «Коневодство Украины»? Или ГП «Представительство промышленных предприятий в Российской Федерации»?

Проблема приватизации очень чувствительная, момент упущен — надо было приватизацию делать сразу, после выборов. Но можно возразить и сказать: приватизация позволит олигархам за бесценок приобрести государственное имущество. Да, это проблема, но небольшая. Потому что олигархи и так уже фактически управляют этими підприєствами, но не несут ответственности за их финансовые результаты.

Есть много и тех, кто считает, что сейчас – не самое удачное время для распродажи госимущества: за финансового кризиса государственные активы сильно потеряли в стоимости, поэтому бюджет получит недостаточно средств.

Единственная компания, до которой дошла реформа корпоративного управления, это Нафтогаз. Итак, зарплата Коболева – 4 миллиона долларов в год. До него зарплаты были копеечные, а воровали по 25 миллионов долларов в год.

Эксперты называют положение в сфере корпоративного управления ползучим захватом Украины.
 

Читайте также:
От редакции: Позиция редакции может не совпадать с точкой зрения авторов материалов, опубликованных в разделе «Мнения».
Ошибка в тексте статьи?   Выделите ошибку  и нажмите Ctrl+Enter
© 2009-2018 «20 хвилин». Все права защищены.
Правила использования содержания сайта.
Реклама
На Донбассе погиб брат Георгия Гонгадзе

На Донбассе погиб брат Георгия Гонгадзе

22-летний боец Первой отдельной штурмовой роты ДУК «Правый сектор» Марьян Корчак (позывной «Хитрый») был троюродным братом известного украинского журналиста Георгия Гонгадзе.
Реклама на сайте
загрузка...
Please disable Adblock!
Реклама на сайте