X
Нажмите Нравится

Никита Панасенко: Подлинная история «взрывника» из Джерси-Сити

27 апреля 2013, 20:55 |
Редакция «20 минут Украина» связалась с проживающим в США Никитой Панасенко, который якобы изготавливал самодельные бомбы и был задержан ФБР после теракта в Бостоне. Он рассказал, что на самом деле с ним произошло в последние две недели.
Одно из хобби Никиты Панасенко — игра в шахматы.

Уроженец Украины Никита Панасенко переехал жить в США из Киева с родителями в возрасте 12 лет, в 1997 году. Но бывал с тех пор в Украине немало раз: в 1999, весной и осенью 2002, 2003, 2004, 2005, 2007, 2009-10 и 2012 годах.

Учился в американской школе с 7 класса. С 2003 по 2007 год учился в Калифорнийском технологическом институте в Пасадине. Затем вернулся на восточное побережье и пару лет спустя закончил также магистратуру в Ратгерском университете.

После окончания учебы поначалу устроился в инвестиционном банке, но в конце 2010 года открыл для себя новое направление для карьеры: создание игр для игральных автоматов в казино.

Далее рассказ Никиты...

Что на самом деле произошло?
У меня есть склонность к разного рода хобби и занятиям, и около месяца назад мною овладела идея купить банку пороха (что абсолютно легально и открыто продаётся) и поэксперементировать с созданием петард и прочих самодельных взрывающихся штучек. Разновидность называется Пиродекс — это такой заменитель чёрного пороха, который менее легковоспламеняющийся чем сам чёрный порох и используется для стрельбы из старинного оружия, заряжающегося из ствола. Конструкция прмитивна: несколько чайных ложек засыпается в твёрдый цилиндрик размером с палец, вставляется фитиль и поджигается. Не в помещении, естественно, и вдали от людей.

Многие выставляют видео подобных экспериментов на YouTube, более того, они ещё иногда и свою взрывчатую смесь изготовляют, что совсем опасно. К тому же, со слов отца, в его время подобными «хлопушками» с порохом увлекалось немало подростков. Поэтому я не видел ничего особо порочного в своём новом увлечении и не видел особого отличия между ним и, скажем, запуском модельных ракет, чем я увлекался прошлым летом.

Итак, в одно солнечное воскресенье, 7 апреля, я решил навестить один милый городок где недавно жил, называется Сафферн (Suffern), штат Нью-Йорк. Я решил поехать туда и погулять на природе, а заодно испытать свои первые две петарды где-нибудь в лесу. Я даже не был уверен, что Пиродекс вообще сработает, поскольку он предназначен не совсем для этого. Но, поскольку я продал машину ещё в декабре, то пришлось ехать на пригородном поезде. Конечно же, это была не очень разумная идея, возить потенциально взрывоопасные материалы в электричке. Я уже извинился за свою ошибку и за то, что нарушил элементарные правила безопасности проезда в общественном транспорте.

В тот день я спокойно приехал в Сафферн, прогулялся по горной тропе, взорвал петрады, и спокойно вернулся домой в Джерси-Сити. Однако, тем временем, парень с которым я вместе работал и снимал квартиру, заметил, что я мастерю что-то взрывчатое, увидел на столе банку с Пиродексом, фитили, цилиндрики, винтики с отвёрткой... Вероятно, перепугался и решил рассказать об увиденом своему приятелю. Тот рассказал ещё одному на работе, и так дело дошло до правохранительных органов.

В понедельник, 8 апреля, ко мне на работу пришли агенты ФБР, с моего согласия отвезли меня домой и обыскали квартиру, забрали пиродекс, фитили и даже винтики-гвоздики. Допросили в подсобном помещении 33-этажного дома, где я жил. На все вопросы я отвечал честно и ничего не скрывал, поскольку не видел ничего серьёзного в своих действиях. На вопрос, как я привёз их в лес, честно ответил, что на поезде. Оттуда и пошла вся позднейшая истерия в СМИ. Если бы я этого не сказал, никто бы никогда и не узнал. Вечером агенты и полицейские сообщили, что федеральная прокуратура отказывается выдвигать обвинения и ушли. Насчет решения прокуратуры штата обещали сообщить позднее.

Далее целую неделю ничего не происходит. Но вдруг в понедельник 15 апреля, минут через 20 после вызрывов в Бостоне, о которых я ещё ничего не знал, я получаю звонок от одного из детективов полиции Джерси-Сити с просьбой прийти в участок для беседы. Я снова давал те же ответы на те же вопросы, но в конце мне сообщили, что прокуратура штата Нью-Джерси всё-таки решила выдвинуть обвинения в «хранении взрывного устройства» и «созданию риска приченения материального ущерба в жилом доме». Поэтому там же им пришлось обработать мой арест с оформлением документов, фотографиями и отпечатками пальцев. Но я даже не сразу понял, что это был арест, поскольку сотрудники действовали очень вежливо и даже не использовали наручники. После этого мне вручили бумажку с датой суда и отпустили домой. Они же первыми оповестили меня о бостонских терактах и объяснили, что хоть и не подозревают меня в каких-либо злых намерениях, но на фоне происшедшего мои игры с порохом воспринимают очень серьёзно. Поэтому изъяли домашний компьютер для проверки.

На следующий день позвонил другой детектив из другой полиции, которая отвечает за общественный транспорт и попросил прийти в их участок с той же процедурой. Там тоже взяли фото, отпечатки пальцев, оформили документы, вручили повестку с той же датой, и также сразу отпустили. К сожалению, с работой попросили расстаться из-за данного инцидента, хоть и не на самых худших условиях.

В среду 24 апреля я с частным адвокатом пришёл на предварительное заседание суда, которое имеет чисто формальное значиение. Адвокат сообщил, что следующее заседание состоится примерно через 6-8 недель, и что поскольку я никогда ранее не имел проблем с законом, то тюремный срок мне не грозит, но грозит условное наказание, что всё равно неприятно.

Никита Панасенко у Белого домаС этого и начался скандал в прессе. Скорее всего, произошло это примерно следующим образом. Репортёр из местной бульварной газеты Jersey Journal весь день сидел в помещении суда и слушал дело за делом в поисках интересного. Когда он услышал что-то со словами «поезд» и «взрывные устройства» (законы об оружии в этом штате настолько строгие, что любая сильнодействующая петарда или ёмкость с зажигательной смесью может квалифицироваться, как «взырвное устройство», что и произошло в моём случае), то видимо решил, что используя трагедию в Бостоне, можно легко раздуть сенсацию из моего дела.

В четверг 25 апреля около полудня со мной пытались связаться репорётры из Jersey Journal, но я спал и решил не отвечать на звонки, сочтя лучшим не общаться с прессой. Но в тот же вечер начали приходить звонки из других агентств, и что самое жуткое, когда я решил поискать себя в Гугле, с ужасом понял, что лживая информация уже начала расползаться. И хоть в одном-двух начальных сообщениях источник непосредственно из полиции уточнил, что это были «фейрверки» (fireworks) и что никаких готовых бомб никто никогда у меня не находил, через несколько часов фразами типа «накануне терактов в Бостоне» и «арестован в поезде с бомбами» уже пестрил весь Интернет, а в комментариях к статьям лился всякий бред насчет возможных связей с братьями Царнаевыми, исламист ли я (поскольку в Украине живут мусульмане), либо агент российских спецслужб или коммунист, либо нацист (слишком гордо стою на фото возле Белого дома).

Тогда я принял решение встать на свою защиту, выбрал сайт с самым большим количеством комментариев, а это был Huffington Post, и начал писать. Вскоре оказалось, что в то время как в США это сообщение не пошло выше уровня местных новостей, то в Украине достигло национального масштаба.

В последующие 24 часа я почти ничего не ел и не спал и дал множество опровержительных и оправдательных интервью как местным, так и украинским, и даже одному-двум российским источникам. Моей судьбой даже заинтересовался украинский консул. Надеюсь, после этого всё как-то стихнет и даст возможность постепенно вернуться к нормальной жизни.

Конечно, кто-то может спросить, почему моему объяснению нужно верить, но стоит обратить внимание на следующее:

  1. Если бы власти имели хоть тень сомнения в отстутствии злых намерений с моей стороны, они оставили бы меня под стражей или по меньшей мере потребовали бы залог.
  2. Если бы я имел злые намерения, то уж точно не стал бы рассказывать правду о том, что возил петарды в поезде.
  3. Я вырос в этой стране, имею стабильное социальное положение, являюсь конструктивным членом общества, и отношу себя к верхним элементам мидл-класса. Зачем мне даже в мыслях опускаться до каких-либо намёков о насильственно-преступной деятельности, подражая всяким озлобленным лузерам и неадекватным индивидам? 

Никита Панасенко
27 апреля 2013.

 

Ранее по теме: 

Читайте также:
Ошибка в тексте статьи?   Выделите ошибку  и нажмите Ctrl+Enter
© 2009-2018 «20 хвилин». Все права защищены.
Правила использования содержания сайта.
Реклама
На Донбассе погиб брат Георгия Гонгадзе

На Донбассе погиб брат Георгия Гонгадзе

22-летний боец Первой отдельной штурмовой роты ДУК «Правый сектор» Марьян Корчак (позывной «Хитрый») был троюродным братом известного украинского журналиста Георгия Гонгадзе.
Реклама на сайте
загрузка...
Please disable Adblock!
Реклама на сайте