X
Нажмите Нравится
Мобильная версия Новости Украины Рейтинги Украины MH17 Выборы Коронавирус Правдомер

Новая холодная война

30 сентября 2014, 10:05 |
Холодная война велась по опасным, но надежным для обеих сторон правилам: друг другу противостояли два мощных блока. Но насколько сильным сейчас представляется Путин, настолько же слабой является его страна. Что будет потом? Внутренние враги, внешние враги, война как стратегия выживания: что произойдет, если Россия превратится в непредсказуемую деспотию?
Новая холодная война

А сейчас — два часа правды, как и каждое воскресенье: полная программа правды. Ведущий торопливо идет по коридорам телецентра, транслирующего программы канала «Россия 1», но еще по пути в студию он рассуждает об актуальном положении, и оно, это положение, очень неприятное. По его словам, повсюду господствует американский империализм, в Киеве власть захватили фашисты, и даже Ангела Меркель — всего лишь вассал США, «госпожа Yes». Сейчас начнется эфир, и он весь просто вибрирует от переизбытка энергии.

60-летний Дмитрий Киселев — ведущий программы «Вести недели», самой известной информационной программы на российском телевидении. Он является одним из людей, оказывающих наиболее сильное влияние на мнение жителей страны — степень его известности сопоставима с известностью самого Путина. Киселев — очень образованный человек, много поездивший по миру, любящий историю России, джаз и страны Скандинавии. Он свободно говорит на нескольких языках, в том числе на норвежском. С марта этого года он считается «центральной фигурой правительственной пропаганды» и числится в «черном списке» санкций со стороны ЕС. Кроме того, его банковские счета в странах ЕС (если таковые имеются) заморожены. По этой причине ему пришлось отменить свою запланированную на летний отпуск поездку в Норвегию. «Ну и пусть, — говорит он с улыбкой. — Вместо этого мы съездили в Японию».

«Вести недели» — это не совсем новости. В гораздо большей степени эта программа является оружием в беспрецедентной информационной войне, которую Россия ведет против Запада. И в этой войне Дмитрий Киселев является самым мощным орудием.

Пропаганда? «Своей работой мы защищаемся от лжи со стороны Запада, — говорит он. — В известной степени мы являемся оборонительным щитом нашего отечества. И мы победим в этой глобальной информационной войне. Потому что мы говорим правду». И «Вести недели» каждое воскресенье обрушивают на людей репортажи о мире, утопающем в войне, вина за которую лежит на США. Скорость, с которой Киселев комментирует события, завораживает. От его комментариев просто некуда деться — это настоящий двухчасовой «силовой номер». Даже нет — это какой-то апокалиптический галоп. Смерть и разрушения на востоке Украины, трупы, плачущие женщины, «герои»-ополченцы, «штрафные батальоны» украинской армии. Предположения о якобы убитых свидетелях атаки на пассажирский самолет, нет — «падения» пассажирского самолета, выполнявшего рейс МН17, на борту которого находились 298 человек.

Вот Путин, спаситель России, зажигает свечку в церкви.

И снова и снова Обама, забрасывающий весь мир бомбами и навязать ему господство США, которому противостоит одна лишь Россия.

Со злой иронией Киселев говорит и о немногочисленной уже российской либеральной оппозиции, которая позволяет себе критику в адрес власти. Деятельность этих людей, по его словам, тоже оплачивает Запад, и они недостойны России. Их портреты на экране изображены так, будто это преступники объявленные в розыск. Вернее на них как будто объявлена охота — и это, пожалуй, самое отвратительное в этой программе.

 

Германия — одна из целей

Дмитрий Киселев — успешный человек: президент Путин назначил его директором медийного концерна «Россия сегодня». Теперь под его руководством сотни людей работают над тем, чтобы отправлять в свет правду — «ту самую» правду, как это на протяжении уже нескольких лет делает также государственный телеканал Russia Today. Его англоязычная программа в США вполне может сравниться по популярности с CNN. У него есть свой канал на YouTube, а вскоре, возможно, появится немецкоязычный канал. Ведь Германия является одной из главных целей в войне, которую ведет российская пропаганда. Тем более, что здесь живет много людей, сочувствующих России и критически относящихся к США, и именно здесь госпожа «канцлерин» определяет политику ЕС. Поэтому «новой России» просто необходимо завоевать расположение немцев. Необходимо, чтобы они знали «правду по Киселеву».

Да, он уже тысячу раз слышал и читал, что он — опасный агитатор и циничный пропагандист системы. «Я и так знаю, что вы напишете, — говорит он. — Но как журналист я считаю себя скорее учителем. Я стараюсь разбудить в людях новый дух — дух России. И вы должны знать, о чем на самом деле идет речь для меня, для моей страны: о справедливости!»

Именно это и показывает круглосуточно государственное российское телевидение, которое могут смотреть 95% населения страны и которое является для людей основным источником информации. И им каждый божий день вдалбливают в головы «новую русскую правду»: США хотят войны! И одна лишь Россия выступает против нее! Санкции — это хорошо: наконец-то мы будем пить наш собственный коньяк! Каков результат этих усилий? Он давно уже известен. Опросы общественного мнения, проведенные Левада-центром, свидетельствуют о том, что 25 лет назад 13% россиян считали, что Россию окружают враги. Недавно — причем еще до кризиса в Украине — это число достигло 78%. «Наши опросы говорят о стремительной радикализации и милитаризации мышления россиян, — с печалью говорит директор Левада-центра Лев Гудков. — Мощнейшая пропагандистская кампания настраивает людей против внешних и внутренних врагов. С такой агрессивной демагогией я не сталкивался еще никогда. Возникает ощущение, что на нас неумолимо надвигается что-то ужасное. Примерно такое же ощущение было лет 30 назад. Мы не можем этому противостоять, а, может быть, и не хотим».

Но было бы не совсем правильно видеть в таких людях, как Киселев, лишь опасных соблазнителей. Умные провокаторы — такие, как он — играют роль катализатора, посредством которого целая страна начинает погружаться в состояние внутренней войны. И каждый божий день страна все больше и больше увязает в конфронтации с Западом. Вот чего надо бояться: такие люди, как Дмитрий Киселев, отражают израненную душу России.

В последнее время стали популярными право-националистические активисты типа Александра Проханова. Еще недавно он обретался где-то на периферии политической жизни России, а сейчас, возглавляя экспертный «Изборский клуб», оказывает все более сильное влияние на армию, спецслужбы и парламент.

Тихон Шевкунов, также состоящий в «Изборском клубе», якобы является еще и духовником Путина. Такие люди, как Проханов, работают над созданием «фундамента» «новой русской империи» — «страны справедливости». Европу же Проханов называет не иначе, как «Содомом инфернальной культуры». Он радуется приближающемуся «часу расплаты»: «Добро пожаловать, холодная война!» То есть новая холодная война? Во всяком случае, в последние месяцы намечается конец миропорядка, воцарившегося в Европе после Второй мировой войны и гарантировавшего на протяжении долгих лет стабильность на континенте.

В Украине Путин уже обеспечил свое влияние. Крым аннексирован, на востоке этой страны он заморозил конфликт, который сам же и спровоцировал. За это время погибли примерно 3 тысячи человек, многие города и села были разрушены. Переговоры о планах на будущее без участия Путина невозможны. Но никто не знает, насколько далеко Путин готов еще пойти. Ровно шесть лет прошло после его войны против Грузии. Теперь настала очередь Украины. А вдруг он завтра решит отправиться на завоевание Прибалтики или, например, Молдавии?

Так как же вести себя Западу с этой новой Россией, которая пишет историю с применением военной силы? Может ли Запад и, в первую очередь, Германия предотвратить раскол Европы в долгосрочной перспективе? «Принципы, по которым Европа сформировалась как единое пространство, теперь действуют лишь в западной части континента, — говорится в новом докладе Гессенского фонда исследований мира и конфликтологии. — Россия же стремится создать свой собственный евразийский континент и наполнить его собственными ценностями».

Это похоже на правду: вполне возможно, что будущее отношений между Востоком и Западом станет предметом серьезных переговоров. Россия представляет собой серьезнейший внешнеполитический вызов, с которым столкнулись Европа и США.

При этом Берлин, похоже, находится в растерянности. Отрадно, что Украина вообще все еще остается суверенным государством. Когда-то Ангела Меркель считала, что хорошо знала Путина. Но она ошибалась. Сейчас она говорит с ним по телефону чаще, чем когда-либо, но это совершенно не означает, что она стала лучше понимать, что у него на уме. По словам окружения «канцлерин», в разговорах с ней Путин всегда демонстрирует готовность к сотрудничеству, но потом все делает наоборот. Пока еще никто не говорит о том, чтобы они «рассорились», но немецкая сторона чувствует себя обманутой и просто не знает, в состоянии ли Путин все еще действовать рационально и продуманно.

В Берлине с определенным страхом прочитали недавнюю статью прокремлевского политолога Сергея Караганова в Financial Times, которая походит на объявление войны. «Россия не уступит, — пишет он. — Речь идет о жизни и смерти нашей нации».

«Холодная война» — не совсем точный термин. Для настоящего конфликта двух систем Россия просто слишком слаба. Что может предложить развивающимся странам путинизм? Где он найдет настоящих союзников? Россия не только в экономическом, но и в военном плане намного слабее НАТО. Военный бюджет одних лишь США в семь раз превосходит российский, а о технологическом превосходстве Запада и говорить не приходится. При этом Россия не может не интегрироваться в мировую экономику — независимо от того, хочет этого Путин или нет. Ведь половина доходов российского бюджета приходится на экспорт нефти и газа.

 

Каждому придется «прогнуться» под Путина

Холодная война велась по опасным, но надежным для обеих сторон правилам: друг другу противостояли два мощных блока. Но насколько сильным сейчас представляется Путин, настолько же слабой является его страна, потому что его обещания по ее модернизации так и остались обещаниями. Никто больше ни в чем не может быть уверен. Только что под домашний арест взяли олигарха Владимира Евтушенкова, которого подозревают в отмывании денег. До недавнего времени он отказывался продать принадлежащую ему нефтяную компанию государственному концерну «Роснефть». Это очень ясный намек для всех: всем придется «прогнуться» под Путина и предоставить в его распоряжение свои миллиарды. Что будет потом? Внутренние враги, внешние враги, война как стратегия выживания: что произойдет, если Россия превратится в непредсказуемую деспотию?

«2014 год станет годом испытаний, возможно, даже эпохальным, — говорит немецкий историк Генрих Август Винклер. — Мы имеем дело с новым конфликтом между Востоком и Западом. В этом году мы прощаемся со временем надежд и иллюзий».

На протяжении какого-то времени на Западе искренне надеялись, что Советский Союз Горбачева, а потом Россия Ельцина станет для них настоящим партнером и интегрируется в мирный мировой порядок. С тех пор прошло 25 лет. Запад рассчитывал, что Россия и другие страны постсоветского пространства, в частности, Украина, проведут экономические и политические реформы, отряхнут с себя руины социализма и станут демократическими государствами. Горбачев наметил «общий европейский дом». А тогдашний министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер рассуждал о безопасном сообществе на пространстве от Ванкувера до Владивостока; президент США Билл Клинтон сообщил Ельцину, что Россия могла бы стать членом НАТО. Даже Путин вскоре после своего вступления в должность президента в 2000 году говорил: «Я не могу представить себе свою страну изолированной от Европы и всего того, что мы называем цивилизованным миром. Мне трудно называть НАТО врагом».

Никто не воспользовался, однако, этой кратковременным потеплением в двусторонних отношениях — и это была стратегическая ошибка Запада, который решил, что холодная война осталась в прошлом.

 

Россия так не считала никогда

Жители постсоветского пространства надеялись на Запад, но их мечтам не суждено было сбыться в хаосе ельцинских времен и в смертельной схватке олигархов за власть и миллиарды долларов. Они, понеся ужасающие потери, победили во Второй мировой войне, а в итоге оказались в роли проигравших, испытывая к тому же унижения со стороны своих коррумпированных правителей, а теперь еще и Запад бросил их наедине со своими проблемами. Западные ценности типа демократии или главенства права представлялись им насмешкой. А представителям армии и спецслужб — таким, как Путин — Запад и вовсе всегда казался подозрительным и не заслуживающим доверия: распад СССР они считали предательством со стороны Горбачева и одним из ходов в геополитической «большой игре» американцев. Они с самого начала рассматривали новую архитектуру безопасности в Европе всего лишь как «облегченную» версию Версальского мира, целью которого было насаждение диктатуры Запада. Потому что, рассуждая о мире, Запад забрасывал бомбами союзника России Сербию.

Да, Запад шел своим путем, укрепляя безопасность в Европе без участия России. В этом контексте состоялось расширение на восток сначала НАТО, а потом ЕС. Восточноевропейские страны искали здесь свое будущее — и торопились сделать это как можно скорее, особенно страны Прибалтики и Польша. Они-то на собственной шкуре успели ощутить то, что Москва подразумевает под «сферой влияния». Запад был уверен, что от мира и благополучия в Восточной Европе выиграла бы и Россия. У нее было бы все спокойно на западных рубежах, и она могла бы постепенно стать открытой страной. Но «равноправное партнерство между неравными», как его тогда назвали в Вашингтоне, не сработало: слишком сильными оказались империалистические рефлексы России.

Насколько авторитарной стала Россия при Путине, настолько же сильно хотели «ястребы» в администрации Джорджа Буша-младшего воспользоваться подходящим моментом, чтобы окончательно закрепить «однополярный мир», в котором господствовала бы одна Америка, изменяя международно-правовые нормы в угоду собственным интересам. Именно они настаивали на приеме Грузии и Украины в НАТО, и лишь «канцлерин» Меркель и французский президент Николя Саркози помешали им добиться своего на саммите в Бухаресте в 2008 году.

«Запад рассматривал расширение НАТО как возможность распространить мир в Европе в восточном направлении, а вовсе не как средство подавления России, — говорит американский политолог Джон Миршаймер. — Проблема заключалась, однако, в том, что русские считал иначе. Запад и, в первую очередь, США в ответе за украинский кризис. Запад ворвался на «задний двор» России и стал угрожать ее стратегическим интересам. При этом русские сами решают, что они считают угрозой». Барак Обама хотел «перезагрузки» и «нового старта», и в Вашингтоне одно время даже действовал лозунг: «Россия прежде всего!» С тогдашним президентом России американцы вели переговоры о сокращении ядерных вооружений и поддерживали Москву на переговорах о вступлении в ВТО.

Но после возвращения Путина в Кремль ни о какой «перезагрузке» даже речи быть не могло. «Путин убежден, что США хотят лишь ослабить Россию и свергнуть его», говорит бывший посол США в Москве Майкл Макфолл, которому неоднократно доводилось встречаться с Путиным. «Он — политик, играющий с нулевой суммой. Он мыслит только категориями противостояния. По его мнению, то, что идет на пользу Запады, вредит России, и наоборот. А политики, которая может быть выгодна для всех, для него просто не существует».

На встрече с президентом США в 2009 году Путин открыто потребовал оставить бывшие республики СССР и, в первую очередь, Украину, в сфере влияния России. Обама тогда, возможно, недооценил эту угрозу. «Россия — всего лишь региональная держава», — сказал он несколько месяцев назад. У него другие внешнеполитические приоритеты: Китай, Ближний Восток и «Исламское государство».

Теперь же Вашингтон готовится в политическому «ледниковому периоду». Обама буквально только что анонсировал гигантскую программу по модернизации американского ядерного потенциала, и это тоже четкий сигнал в адрес Москвы. «Нам нужно умиротворить этот режим, — говорит Майкл Макфол. — Но мы не хотим сжигать мосты для обычных людей. Мы больше не живем в условиях холодной войны. Речь идет о конфликте между демократической и автократической системой. Демократические общества должны вести интеллектуальную борьбу против путинской системы. И чтобы победить в этой борьбе, нам надо модернизировать США как систему». В этой связи возникает смелая мысль о том, что действия Путина могут оказаться новым шансом для Запада: он может и должен помочь восторжествовать международно-правовым нормам и, в частности, запрету на применение насилия. А западные демократические государства стремятся быть образцом для подражания для других.

Но Запад вооружается, в первую очередь, вербально, проводит «красные линии» и будит воспоминания о былой конфронтации военных блоков. Так, три недели назад по пути на саммит НАТО в Уэльс, Обама сделал остановку в Эстонии и заверил, что если жители стран Прибалтики сомневаются в том, что кто-то придет им на помощь в «чрезвычайных ситуациях», то на эти их опасения есть один четкий ответ: «Войска НАТО и солдаты Соединенных Штатов».

Дипломатический курс ЕС и США может быть спорным, но немецкий политолог Герфрид Мюнклер похвалил его: «В этой щекотливой ситуации Запад до сих пор вел себя очень ответственно, причем в значительной степени под руководством Германии». Потому что Запад своими действиями дает сигнал Путину о разрядке обстановки: на территории восточноевропейских стран НАТО и в дальнейшем не будут дислоцированы значительные силы альянса на постоянной основе. Ясно также, что Запад не начнет войну против России из-за Украины.

 

Сигнал со стороны НАТО

Об этом можно судить по обстановке на небольшой авиабазе в эстонском местечке Эмари. Немецкие ВВС в начале сентября разместили здесь четыре самолета Eurofighter в рамках программы так называемого «воздушного контроля». Парами они могут в течение 15 минут подняться в воздух с вооружением на борту с целью «демонстрации силы», как это называется на военном жаргоне. В то же время а Эмари говорят: «Это не война — мы находимся здесь в целях поддержания мира».

Потому что это, в первую очередь, сигнал о солидарности стран НАТО, о взаимной поддержке на случай обострения с «нашим восточным соседом», как сказал инспектор немецких ВВС Карл Мюлльнер. Его эстонский коллега, полковник Яак Тариен рассказал об опасениях своих соотечественников. По его словам, многие друзья спрашивали его в последние месяцы, не стоит ли им вместе с семьями перебраться в Швецию. «Теперь же мы снова обрели чувство безопасности», — говорит Тариен.

Труднее, однако, найти политический ответ. В немецком внешнеполитическом ведомстве сейчас ведутся дискуссии о «новой стратегии в отношениях с Россией. Никто больше не питает иллюзий, в том числе и сам министр — доверие к России почти утеряно. Личный проект Штайнмайера по «модернизационному партнерству» умер. Даже о самом «стратегическом партнерстве» никто уже не говорит. В Берлине говорят лишь о некоем «умиротворении».

В поисках ответов на стоящие вопросы эксперты вспоминают новейшую историю. Например, «длинную телеграмму из Москвы», которую американский госсекретарь Джордж Кеннан в 1946 году отправил в Вашингтон — этот манифест «политики умиротворения», в котором он призвал утихомирить СССР. Изучают они и «доклад Армеля» 1967 года, в котором бельгийский министр иностранных дел Пьер Армель попытался найти способствующий миру ответ на тогдашнюю стратегию НАТО по «массивному возмездию». Армель потребовал усилить НАТО в целях сдерживания противника, но в то же время и начать политику разряжения.

Еще в Берлине ищут подходящее и звонкое слово, которым можно было бы обозначить новые отношения с Россией — нечто среднее между «умиротворением» и «интеграцией», которое в США называют словом Congagement. По словам немецких политиков, речь будет идти о «трезвом и конкретном» сотрудничестве. Двери в Европу останутся открытыми для людей, взаимных обменов и культурных программ. Но в отношении путинской системы и коррумпированного истеблишмента будет действовать «политика умиротворения». Иначе говоря, санкции. Краткосрочная политика.

Необъявленная экономическая война уже началась. В первую очередь речь идет о финансовых санкциях: так, российские банки и государственные концерны (имеющие в большинстве своем огромные долги перед западными банками) имеют теперь лишь 30 дней на рефинансирование своих долгов. В целях поддержки государственных концернов Путин уже вынужден обращаться к своим немногочисленным резервам, в частности, к Фонду национального благосостояния из 18 миллиардов долларов. Однако одной лишь «Роснефти» требуется 40 миллиардов для рефинансирования своих долгов. Также средства можно позаимствовать в Пенсионном фонде.

Узнав об этом, заместитель министерства экономического развития Сергей Беляков написал на своей странице в Facebook: «Я прошу у всех прощения за глупости, которые мы делаем, и за то, что мы не дорожим своим словом». Сразу после этого ему пришлось покинуть свой пост.

О реальном росте российской экономики никто не говорил уже в прошлом году, а в этом и вовсе ожидается рецессия. Рубль стремительно дешевеет, инфляция к концу года достигнет восьми процентов. Бюджетных средств не хватает даже на важнейшие нужды ближайших лет, написал вице-премьер Аркадий Дворкович в тайной докладной записке. По его словам, денег не хватит ни на дорожное строительство, ни на сельское хозяйство, ни на развитие промышленности, ни на культуру и спорт. А уж о социальной сфере даже говорить не приходится.

 

ИсточникDer neue kalte Krieg

 

Читайте также:
От редакции: В разделе «Обзоры» публикуются материалы из сторонних источников.
Редакционная позиция может не совпадать с мнением авторов опубликованных материалов.
Ответственность за достоверность фактов, изложенных в публикациях, несут их авторы.
© 2009-2020 «20 хвилин». Все права защищены.
Правила использования содержания сайта.
Реклама
Коронавирус: Новый рекорд заражений в Украине

Коронавирус: Новый рекорд заражений в Украине

В Украине за сутки зафиксировали рекордные 4 633 случая заражения коронавирусом, 68 больных умерли.
В Польше заявили о создании первого в мире препарата от COVID‑19

В Польше заявили о создании первого в мире препарата от COVID‑19

Фармацевтическая фирма из Люблина представила препарат против коронавируса, созданный на основе плазмы выздоровевших лиц.
Реклама на сайте DeFireX
Реклама на сайте