Кризис в Украине: Наибольшая проблема для американо-европейского сотрудничества в области безопасности

8 декабря 2014, 20:13 |
Необходимо руководство с обеих сторон Атлантики для эффективного реагирования на действия России.
Барак Обама. Необходимо руководство с обеих сторон Атлантики для эффективного реагирования на действия России.

Германия и Америка руководят политикой Запада в урегулировании украинско-российского кризиса. Основная стратегия заключается в поддержке Украины и давлении на Москву для остановки агрессии, при этом для дипломатии дверь остается открытой. Поддержка единства Запада является необходимым шагом, но этого не так уж легко достичь. Единение может быть проверено бездействием в Украине, необходимостью оказать помощь в связи с тяжелой экономической ситуацией, решением США на поставку смертоносного оборонительного вооружения в Украину, западными экономическими интересами в России или расширением агрессии со стороны Москвы.

Российское вмешательство в Украине и присоединение Крыма вызвали несогласие на Западе. Канцлер Германии Ангела Меркель возглавила усилия Запада, направленные на сохранение европейской безопасности. В течение тридцати встреч и телефонных звонков с президентом Владимиром Путиным она ясно дала понять, что, как она сказала в Бундестаге 26 ноября, действия России угрожают «мирному международному порядку и нарушают международное право».

В отличие от некоторых своих коллег по НАТО, Меркель дает понять, что Запад готов к устойчивому противостоянию. В Бундестаге она призвала к «выносливости, чтобы преодолеть кризис». Экономические санкции в отношении России «неизбежны» даже при том, что Германия «не жалеет никаких усилий» в поисках дипломатического решения. Politbarometer провел опрос общественного мнения на немецком телевидении ZDF на прошлой неделе и обнаружил, что поддержка позиции Меркель в Германии лишь усилилась.

Запад стремился к диалогу с Кремлем многими путями, и эти усилия должны быть продолжены. Но едва замаскированная агрессия России — на фоне ложных рассказов о предполагаемых угрозах русским в восточной Украине — раскалили отношение Запада. Последние демонстрации военной силы России в разных уголках мира помогли лишь укрепить это ощущение.

До сих пор реакция Запада на российско-украинский кризис была едина, и это нужно сохранить. Тем не менее, проблемы еще могут проявить себя.

Первое — это вопрос о финансовой помощи Украине. Без быстрых реформ и увеличения помощи, экономика Украины может рухнуть в ближайшие несколько месяцев. Новые лидеры еще не совершили ни смелых реформ сельского хозяйства, ни приватизации государственных предприятий, не сократили размер правительства или его чрезмерного вмешательства в экономику. Без этих изменений борьба с коррупцией слабеет. Недавнее соглашение между Россией и Украиной о поставках газа при посредничестве ЕС будет работать только до весны. Это не поможет уменьшить чрезмерное потребление газа Украиной. Газовые субсидии составляют более 7% ВВП. Шестинедельная задержка в формировании нового правительства в Киеве вызвали обеспокоенность. Парламентские блоки лояльны к олигархам, но они не базируются на интересах политических партий. Хорошее управление далеко от надежного.

В отличие от Америки, Европа особенно щедро поставляла помощь. Западные налогоплательщики будут противостоять выдаче большей финансовой помощи, особенно если Украина позволит деньгам исчезнуть в расточительных субсидиях, раздутой бюрократии и в коррумпированных руках. Непременным условия для расширения помощи является требование, что Украина не соскользнет обратно в коррупцию, а ведь это по-прежнему возможно. Ввод наблюдателей от Запада в Киев будет способствовать укреплению доверия.

Во-вторых, санкции, влияющие на европейские экономические связи с Россией, могут вызвать разногласия на Западе. В следующем году санкции ЕС против России заканчиваются, и Италия и некоторые другие южные и восточные страны могут противостоять их обновлению. Многие западные компании, работающие в России, раздражаются из-за воздействия санкций на их сухой остаток. Конгресс США может оттолкнуть европейцев, поставив экономические санкции в законодательство администрации Обамы, уменьшая свободу для маневра, который мог бы помочь разрешить конфликт. Массовая российская пропаганда может посеять раздор между западными обществами, утверждая, что Америка вынуждает Европу наказывать Россию, и что интересы Европы лежат в скором возвращении на круги своя.

Эти проблемы могут быть преодолены. Европа занимает решительную позицию, несмотря на деловые связи с Россией и зависимость от ее газа. То, что многие могли бы счесть преступлением России по отношению к европейским ценностям свободы, правам человека и человеческого достоинства, превосходит экономические интересы, особенно в Германии. Великобритания поддерживает жесткие санкции, несмотря на потенциальное воздействие на сектор финансовых услуг. После долгих колебаний Париж приостановил передачу десантных кораблей России, строящихся на французской верфи. Италия соблюдает договоренности с ЕС, хотя и неохотно, несмотря на слабую экономику, которая делает ее торговлю с Россией необходимой. Во время одного телефонного разговора в декабре, подчеркнувшего сотрудничество между США и ЕС, Обама и новый европейский председатель совета Дональд Туск «договорились, что санкции против России не могут быть ослаблены, пока Россия не выполнит свои обязательства в соответствии с соглашениями в Минске».

В-третьих, вопрос о военной поддержке Украине также может испытывать западное единство. Республиканский захват американского Сената и демократическая чувствительность к голосам диаспор центральной и восточной Европы, может убедить президента Обаму, что нужно передать смертельное оборонительное вооружение в Украину. Сенаторы Карл Левин и Джеймс Инхофе, демократические и республиканские лидеры Комитета Сената по вооруженным силам, призывали именно к этому. Несколько других союзников по НАТО, таких, как Литва и Польша, тоже могут предоставить оружие. Предоставление оборонительного вооружения может помочь предотвратить дальнейшее агрессию, но некоторые западные союзники, скорее всего, думают иначе.

Популистский призыв президента Петра Порошенко о референдуме в конце этого года по поводу вступления в НАТО разочарует многих на Западе и отвлечет украинцев от насущных задач строительства военного и экономического потенциала. Углубление кооперационных связей с НАТО имеет смысл для Украины, но в настоящий момент ее членство — несбыточная мечта.

В-четвертых, на западное единство может повлиять любое увеличение агрессии России. Россия может попытаться захватить порт Азовского моря в Мариуполе или даже построить сухопутный мост в Крым вдоль западного берега моря. Такие действия потребуют от России использование значительных вооруженных сил и большое количество жертв, которые, вероятно, будут непопулярны у себя дома. Новое вторжение привело бы к более жестким западным санкциям. Они еще больше ослабили бы и без того плохое состояния экономики, которая уже пострадала от резко падающих цен на нефть и ослабления рубля, и, возможно, повлияли бы на отмену строительства запланированного Путиным газопровода «Южный поток». Расширенная агрессия будет побуждать Европу и Америку увеличивать финансовую и военную помощь Украине. Но некоторые южные и центральные европейские государства могут выступить за отдельный контракт с Россией, в обход лидеров Украины.

Наконец, на Западе могут по-разному воспринимать переговоры по урегулированию кризиса. Некоторые могут воспринять любую сделку как слишком «мягкий подход» к России, если она не выведет все военные силы, не прекратит поддержку повстанцев и не аннулирует аннексию Крыма. Другие могут надеяться на «реалистичное» политическое решение, которое должно быть достигнуто путем переговоров на форуме во главе с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе. Минское соглашение о прекращении огня от 5 сентября, впрочем, не работает, и обе стороны постоянно его нарушают.

Кризис России и Украины представляет наибольшую угрозу для сотрудничества США и Европы в области безопасности с момента окончания холодной войны. Руководство с обеих сторон Атлантики имеет важное значение для эффективного реагирования на попытки России подорвать основу европейской безопасности.

 

Ян Бонд — директор по внешней политики в центре европейских реформ в Лондоне, работал послом Великобритании в Латвии.

Денис Корбой — старший научный сотрудник Королевского колледжа в Лондоне, работал послом ЕС в Армении и Грузии.

Уильям Кортни — адъюнкт-старший научный сотрудник некоммерческой непартийной RAND Corporation, был послом США в Грузии и Казахстане.

Майкл Хацел — старший научный сотрудник центра трансатлантических отношений школы Хопкинса Университета Джонса по передовым международным исследованиям, работал директором подкомитета Комитета по международным отношениям Сената по европейским делам.

Кеннет Яловиц — работал сотрудником Wilson Center Global и послом США в Белоруссии и Грузии.

Источник: The Greatest Challenge to U.S.-European Security Cooperation Today: The Ukraine Crisis

 

Реклама