X
Нажмите Нравится
Мобильная версия Новости Украины Рейтинги Украины MH17 Выборы Коронавирус Правдомер

Украина и последствия

25 апреля 2014, 17:27 |
Украинский кризис превратился из острого в хронический. На главный вопрос — Осмелится ли Россия вторгнуться на континентальную Украину? — был получен ответ: не сейчас. Так, что теперь?
Украина и последствия

Очевидно, что Кремль не ожидал твердую и единую реакцию Запада на аннексию Крыма. Телефонный разговор президента Владимира Путина с президентом США Бараком Обамой 28 марта наглядно продемонстрировал стремление России обсудить «деэскалацию». Основными целями Путина сейчас являются отстранение украинской блокады с пророссийского сепаратистского региона Молдовы Приднестровья и «федерализация» Украины (иными словами: стратегия Кремля в приобретении контроля над восточными и южными регионами страны).

Но возврата к «бизнесу как обычно» в ближайшее время ожидать не стоит. Российское вторжение и аннексия Крыма вызвали непредвиденные тектонические сдвиги в международной политике. В то время как долгосрочные последствия все еще туманны, краткосрочные последствия ясны.

Во-первых, с точки зрения их собственной свободы, русский народ дорого поплатится за безрассудные решения своего государства. После советского вторжения в Чехословакию в 1968 году, русский поэт Александр Галич писал: «Граждане! Отчество в опасности: наши танки на чужой земле!». Противостояние с Западом, которое казалось бы неизбежным после аншлюса Крыма, приведет к режиму «мобилизации». Новый проект бюджета России, с его стремительно растущими военными расходами, наряду с параноидальными разговорами о «пятых колоннах» и «национал-предателях» свидетельствует этой тенденции. При таких обстоятельствах, санкции, которые будут потрясать обычных граждан только помогут властям укрепить свою силу.

Во-вторых, кризис имеет несколько геополитических последствий. Действия Кремля подорвали европейскую безопасность; нанесли удар всем телом по международное право; ослабили режим ядерного нераспространения путем смертельного подрыва роли гарантий безопасности для неядерных государств; и поставили под сомнение предсказуемость России под руководством ее теперешних властей.

Все это будет иметь долгосрочные последствия на годы и десятилетия вперед, начиная от перестройки формальных и неформальных альянсов и милитаризации мер безопасности, до возможных — и давно обсуждаемых — корректировок в международной системе управления. Изгнание России из Большой Восьмерки и возобновление военных построений являются лишь первыми из многих подобных изменений.

В-третьих, украинский кризис будет полностью менять отношения России с Западом. В течение первых двух десятилетий после холодной войны, сочетание подозрительности и прагматизма преобладали от обеих сторон, с конкуренцией в некоторых отношениях и сотрудничестве в других, которые играли решающие роли в борьбе с важными международными проблемами. Преобразование отношения в более состязательное будет «заражать» международную систему, подрывая возможные решения многих проблем, от сокращения ядерных вооружений и изменения климата, до стабилизации региональных горячих точек, таких как Сирия.

В ответ на санкции Запада, Кремль будет оказывать давление на США и их союзников, создав проблемы в другом месте. Например, Россия уже предложила построить два новых невоенных ядерных реакторов в Иране. Технологическая поддержка для ядерных программ Ирана может помешать нынешним международным переговорам направленным на предотвращение создания ядерного оружия Ираном, тем более сейчас, когда иранцы ищут зацепку в переговорах.

Россия также могла бы завысить кризис оказывая давление на США ближе к дому. Рассмотрим Венесуэлу, где — как и с ядерной программой Ирана — Россия продемонстрировала свою готовность идти на риск, который она бы не взяла на себя раньше. 26 февраля министр обороны России Сергей Шойгу официально объявил план своего правительства расширить свое зарубежное военное присутствие. Венесуэла занимает важное место в этом списке, потому что она уже приобрела более чем три четверти из $14,5 млрд. оружия проданного Россией в этом регионе с 2001 по 2013 год.

В-четвертых, с помощью аннексии Крыма, Россия потеряла Украину, превратив ее из друга в врага. Промышленные и производственные инфраструктуры Украины развивались во времена Советского Союза в качестве дополнения к ресурсной базе России. После распада Советского Союза, традиционные связи Российской ресурсной экономики с Украиной, в том числе с обширной трубопроводной инфраструктурой, обеспечивали доступ к европейским рынкам.

Теперь, потеряв промышленную и производственную базу в Украине, и с более решительной позицией Европы чем когда либо по вопросам уменьшения своей зависимости от поставок российских энергоносителей, Кремлю нужно будет повернуть на восток в сторону Китая, который будет рад видеть Россию в качестве его пленной ресурсной экономики.

Учитывая все эти потенциальные страшные последствия, предотвращение второй холодной войны имеет жизненно важное значение. В предстоящий переходной период, мир будет нуждаться в новых механизмах международного диалога. Изоляция России было бы контрпродуктивной, просто усугубляя ее высокоразвитое чувство отчуждения и, возможно, превратив ее в «изгоев» — по-настоящему кошмарный сценарий учитывая, что Россия обладает крупнейшим в мире ядерным арсеналом.

Вместо этого, целевые экономические санкции и калиброванные военные меры должны быть связаны с интенсивным и открытым политическим диалогом. Личная встреча американских, российских и немецких лидеров может оказаться полезной в плане направления отношений в сторону неразрушающего курса. Чтобы быть по-настоящему продуктивным, такой контакт не должен быть ограничен урегулированием украинского кризиса — или старшими должностными лицами.

Кризис в Украине не должен скрывать полный спектр проблем, с которыми мир сталкивается. На самом деле, противостояние скорее всего можно решить конструктивно в рамках, которые ищут консенсуса по более широкой повестке дня. В конце концов, любой кризис создает новые возможности (например, Сирийская гражданская война побудила важное действие в области химического оружия). У России и Запада есть возможность создать политическую волю необходимую для решения вопросов — прежде всего, для реформы устаревшей системы международных отношений — которые были проигнорированы слишком долго.

 

Александр Лихоталь — президент Международного Зеленого Креста и член Целевой группы климатических изменений (CCTF).

 

 

Читайте также:
От редакции: Позиция редакции может не совпадать с точкой зрения авторов материалов, опубликованных в разделе «Мнения».
© 2009-2020 «20 хвилин». Все права защищены.
Правила использования содержания сайта.
Реклама
Коронавирус: Новый рекорд заражений в Украине

Коронавирус: Новый рекорд заражений в Украине

В Украине за сутки зафиксировали рекордные 4 633 случая заражения коронавирусом, 68 больных умерли.
В Польше заявили о создании первого в мире препарата от COVID‑19

В Польше заявили о создании первого в мире препарата от COVID‑19

Фармацевтическая фирма из Люблина представила препарат против коронавируса, созданный на основе плазмы выздоровевших лиц.
Реклама на сайте DeFireX
Реклама на сайте