X
Нажмите Нравится
Мобильная версия Новости Украины Рейтинги Украины MH17 Евровидение Выборы Коронавирус Правдомер

«План Б»

31 августа 2021, 18:37 |
Этот материал меня заставило написать традиционное отсутствие реакции военно-политического руководства страны на нанесенный врагом удар с использованием тяжелого вооружения по украинской Авдеевке, который привел к значительным потерям среди наших военных.
Испытания ракет украинского производства.
© Александр Турчинов

Ежедневные обстрелы российскими оккупационными войсками наших позиций, большое количество убитых и раненых украинских военнослужащих, значительные жертвы среди мирного населения и разрушение гражданских зданий является убедительным свидетельством фиаско анонсированных в 2019 году мирных инициатив действующей украинской власти.

В течение двух последних лет нам рассказывают о наличии альтернативного «Плана Б» на случай срыва мирных договоренностей. Но ни разу альтернативный план не был представлен или анонсирован. Несмотря на кровавые потери, нам продолжают рассказывать о «приближении мира» и «улучшение статистики погибших».

Хочу помочь руководству страны с подготовкой «Плана Б», хотя более правильно и честно сказать — единственно возможного плана сохранения свободы и независимости Украины. Смысл этого Плана очень прост и понятен — обеспечить надежную защиту своей страны и восстановить постепенное, но неуклонное освобождение украинской земли от российской оккупации.

Для определения эффективной стратегии защиты Украины и главных направлений укрепления нашего оборонного потенциала необходим тщательный анализ военных возможностей врага.

По состоянию на начало августа текущего года вблизи и вдоль границы с Украиной созданы три межвидовых группировки, которые способны без объявления мобилизации и при минимальных подготовительных мероприятий проводить внезапные наступательные действия на территории нашей страны. РФ осуществляется активное формирование новых воинских частей (соединений и объединений), а также реорганизация существующих военных формирований с целью наращивания их боевого потенциала. Вдоль государственной границы Украины развернуто 28 батальонно-тактических групп. Завершается формирование трех новых объединений — двух армий и армейского корпуса, которые к концу 2021 планируют приобрести полной оперативной готовности.

На Западном стратегическом направлении нам непосредственно угрожает 20-общевойсковая армия. Ее основные ударные силы — третья и сто сорок четвёртая мотострелковые дивизии. На вооружении 448-й ракетной бригады 20-й армии — оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) «Искандер». На Юго-Западном стратегическом направлении действует восьмая общевойсковая (ударная) армия в составе 150-й мотострелковой дивизии, 20-й отдельной мотострелковой бригады и оперативно подчиненных 1-го (Донецк) и 2-го (Луганск) армейских корпусов. В армии предусмотрено создание ракетных бригад ОТРК «Искандер».

Общая численность наземного группировки ВС РФ вдоль границы Украины в настоящее время — 87 тыс. военнослужащих, до 1100 единиц танков, до 2600 боевых бронированных машин, до 1100 артиллерийских систем, до 360 ракетных систем залпового огня, 18 оперативно-тактических ракетных комплексов.

Общая численность наземного группировки вооруженных формирований РФ на временно оккупированных территориях Украины в Донецкой и Луганской областях составляет около 35 000 военнослужащих, до 480 единиц танков, до 910 боевых бронированных машин, до 720 артиллерийских систем, до 200 ракетных систем залпового огня.

На территории временно оккупированной Российской Федерацией АР Крым создана мощная межвидовая группировка войск (сил), которая охватывает наземный, воздушный и морской компоненты и насчитывает около 33 тысяч военнослужащих. Его главной ударной силой является 22 армейский корпус. Военная инфраструктура, созданная на полуострове, полностью готова к развертыванию и использованию ядерного оружия.

Продолжается формирование центров обеспечения мобилизационного развертывания, непосредственно приближенных к нашей границе, на базе которых возможно формирование до 4-х общевойсковых дивизий (Богучар, Каменск-Шахтинский, Новоозерное). Техника и вооружение — танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы, ракетные системы залпового огня и оперативно-тактические ракетные комплексы.

Вышеупомянутые воинские соединения является так называемым первым эшелоном возможного полномасштабного вторжения в Украину. С целью обеспечения объективности оценки угроз целесообразно учитывать способности второго эшелона вторжения.

В 2014 году Указом Президента РФ была воссоздана Первая танковая армия, которая вошла в состав Западного военного округа (ЗВО). Сегодня в составе Первой гвардейской танковой армии — мотострелковые, танковые, артиллерийские, ракетные, зенитно-ракетные и другие соединения и воинские части. В том числе, известные Таманская и Кантемировская дивизии, в настоящее время по своему боевому составу это мощные соединения с реальным боевым опытом. Первая гвардейская танковая армия находится в постоянной полной боевой готовности и считается крупнейшим по численности соединением в войсках РФ. Первые Т-14 «Армата», БТР «Курганец-25» и БМП «Бумеранг» поставлены именно в 1-ю танковую армию. Военные части армии имеют на вооружении Т-80, Т-72Б3, Т-90, боевые машины пехоты БМП-2, БМП-3, бронетранспортеры БТР-82АМ, а также оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М». Речь идет об около 1000 танков и минимум вдвое большем количестве других бронированных машин.

Главная опасность 1-й танковой армии заключается в возможном ее применении с белорусского направления. Потеряв легитимность в Беларуси, Александр Лукашенко оказался в полной зависимости от РФ, поэтому вероятность открытия так называемого Белорусского фронта вторжения в Украине чрезвычайно высока.

В резерве на Юго-Западном стратегическом направлении находятся 49-я и 58-я армии Южного военного округа РФ. Они могут использоваться для усиления наступательных действий 8-й Армии на востоке нашей страны, а также для быстрого усиления крымского группировки для удара с юга.

Опасность морской компоненты РФ имеет по меньшей мере два измерения. Один — высадка десанта на побережье Азовского и Черного морей с целью контроля территорий и морской блокады Украины, захвата дамбы Каховской ГЭС и инженерных сооружений Северо-Крымского канала для подачи пресной воды на оккупированную территорию АР Крым. Второй — блокировка судоходства Украины на торговых путях в Черном и Азовском море.

Надо учесть, что украинское побережье Черного и Азовского морей имеет большое количество десантно опасных участков. Главными субъектами этой угрозы являются: 22-й армейский корпус РФ, бригада морской пехоты ЧФ РФ, три полка авиации и десантный батальон, дислоцированный в Феодосии, который планируют переформировывать в полк. В 2018 состоялись масштабные учения вооруженных сил РФ с участием около 2000 десантников, легендой которых была высадка десанта на морское побережье в Одесской и Николаевской областях.

На севере АРК сформирована новая вертолетная группа (Ми-8), главной задачей которой является высадка десанта для захвата инфраструктуры Северо-Крымского канала.

Черноморский флот РФ имеет высокий боевой потенциал. За последние пять лет ЧФ РФ пополнился 16 новыми боевыми кораблями, катерами и подводными лодками, в большинстве из которых на вооружении ракетные системы «Калибр-НК» и «Калибр-ПЛ», способные поражать цели на больших расстояниях. ЧФ РФ качественное превосходство над ВМС ВСУ и насчитывает до 40 боевых кораблей, 7 дизель-электрических подводных лодок и 15 боевых катеров. Из них 11 надводных кораблей (3 фрегата, 2 малые ракетные корабли) и 6 подводных лодок являются носителями крылатых ракет морского базирования типа «Калибр». Их суммарный ракетный залп, с учетом береговых батарей в Крыму, составляет 156 ракет. В состав ЧФ РФ включены два малые ракетные корабли и патрульный корабль проекту 22160 «Василий Быков» (еще два корабля строятся).

Захваченные газодобывающие платформы, так называемые «вышки Бойко» РФ использует не только для незаконной добычи газа из украинских месторождений, а также для размещения мощной разведывательной аппаратуры. Это позволяет контролировать воздушную, надводную и подводную ситуацию в северо-западной части Черного моря. При необходимости ЧФ РФ может быстро усиливаться корабельным составом Каспийской флотилии.

Воздушно-космические силы РФ не применялись в ударных операциях против Украины, однако активно участвовали для переброски военных соединений в начале оккупации АР Крым. РФ способна перебрасывать силы и средства воздушно-космических сил на любые расстояния и осуществлять операции глобального масштаба.

Военные авиационные способности воздушно-космических сил РФ, в пределах оперативного порядке применения по отношению к Украине, составляют до 440 самолетов, из них боевых — 330, до 210 вертолетов в том числе 150 ударных и многоцелевых.

Для обеспечения наступательных действий с воздуха Генштаб РФ может дополнительно задействовать возможности 4-й и 6-й армии воздушно-космических сил, создает многократные преимущества воздушно-космический сил РФ над военно-воздушными силами ВСУ.

Российские вооруженные силы имеют значительное преимущество в численности, вооружении и военной технике над ВСУ. Но использование российских военных в боевых действиях на Донбассе показали полное отсутствие у них мотивации умирать за имперские амбиции Кремля. Большинство российских военнослужащих имеют не только отсутствие мотивации и низкий боевой дух, но и низкую профессиональную подготовку, в противовес элитным подразделениям армии РФ.

Понимая огромную опасность, которая угрожает нашей стране, мы должны прекратить искать «мир» в залитых кровью глазах тирана, трезво анализируя ситуацию, определить приоритетные и действенные меры противодействия агрессору в условиях ограниченных финансовых, материально-технических и человеческих ресурсов.

Чтобы успешно противостоять российской угрозе, необходима консолидация и мобилизация нации, нашего оборонного, экономического и, прежде всего, интеллектуального потенциала. Мы не можем и не должны копировать российские вооруженные силы, но должны выявлять их слабые места и вкладывать наши довольно ограниченные ресурсы в наиболее эффективные технологии уничтожения военной техники и личного состава врага, задействованные в наступательных операциях. Главное — это снова вернуть в основу государственной политики потерянный за последние два года приоритет укрепления обороноспособности страны.

Надо понять, что пиар и болтовня не могут заменить структурных реформ, укрепления ВСУ и перехода на стандарты НАТО, которые предоставляют армии новых возможностей и возможностей. В Украине не существует альтернативы евроатлантической интеграции, но спрашивать «Почему мы не в НАТО?» надо не у Байдена, а у себя.

Отсутствие стратегического видения у военно-политического руководства страны и соответствующего планирования, трансформируется в отсутствие конкретных целей и боевых задач, кроме запрета стрелять и наступать, — демотивирует и деморализует армию.

То, что происходит с войсками, защищающих страну на востоке, нельзя даже назвать «пассивной обороной». Потому что последнее хотя бы предусматривает постоянное укрепление собственных оборонительных позиций. У нас за два года они не стали лучше ни в военном, ни в инженерно-техническом плане. Бетон и железо не заменили прогнившую древесину. Отсутствие качественной связи, современных систем наблюдения, эффективной медицинской помощи, нового вооружения и отремонтированной техники. На этом фоне отредактированная статистика не может скрыть рост числа убитых и раненых, а также оправдать пассивность и бездействие.

Больше нельзя медлить со снятием ограничения на применение силы и адекватного ответа на каждую провокацию врага. Только страх неотвратимости значительные потери от асимметричных ударов заставит российско-террористические группировки на востоке начать сворачивать боевую активность.

Пришло время вернуться к тактике пошагового наступления («ползучего наступления» по определению врага), которая доказала свою эффективность в 2016-2018 годах. Только эта тактика в свое время позволила нам без прямого боестолкновения с основными силами армии РФ и с минимальными потерями продвинуться на десятки километров к востоку, освободив значительное количество населенных пунктов.

Главным и наиболее ценным ресурсом обороноспособности страны являются наши солдаты и офицеры, имеющие профессиональную подготовку и боевой опыт. Без соответствующего отношения, достойного материального обеспечения и социальной защиты мы ежедневно теряем ключевую составляющую боеспособности наших Вооруженных сил. Квалифицированные, подготовленные специалисты, офицеры и солдаты-контрактники массово увольняются с ВСУ.

Последний раз заработную плату (денежное обеспечение) в ВСУ повышали еще во время президентства Порошенко. СМИ неоднократно цитировали заявления функционеров Минобороны и Генштаба, что зарплату военным в 2021 году повышать не планируют, что денежное довольствие военнослужащим останется на уровне 2020 года, на самом деле на уровне 2019!

Не происходит корректировка денежного обеспечения военнослужащих даже на уровень инфляции. В текущем году оно стало на 27% ниже уровня средней зарплаты в стране. При том, что в 2016-2017 годах зарплата военного составляла 160% от средней зарплаты по Украине.

Значительным демотивирующим фактором относительно продолжения службы являются также проблемы реализации опыта, полученного во время международных, в частности, иностранных учений — опыт никак не анализируют, не систематизируют и не используют. Практический опыт, полученный во время боев с вооруженными формированиями РФ никак не используется в учебных и подготовительных практиках в ВСУ, при том что партнеры Украины считают такой опыт одной из главных основ повышения готовности к сдерживанию и отражению агрессии РФ.

Действующее военное руководство государства остановило программы повышения социальных стандартов военнослужащих ВСУ, социальной защиты членов их семей и ветеранов. Несмотря на то, что ВСУ, как государственный институт, сохраняет высокий уровень доверия в обществе, сами военнослужащие и ветераны теряют свой почетный общественный статус, чувствуют свою социальную незащищенность и иногда вынуждены требовать внимания к проблемам Защитника Отечества общественно опасными способами.

Несмотря на победные заявления руководства Минобороны и Генштаба о планах обеспечения жильем военных, с 1 200 000 000 грн, предусмотренных на квартирное обеспечение в бюджете Министерства обороны Украины, за пол года потрачено только 200 млн грн. Остановлена передача жилья военным в собственность. Программы ипотечного кредитования, лизинга, аналоги которых работают уже длительное время в Министерстве внутренних дел, в Минобороны до сих пор не запущены.

В совокупности вышеуказанное формирует системную проблему дееспособности ВСУ как института обеспечения военной и государственной безопасности. Именно поэтому повышение денежного обеспечения до уровня, значительно превышает среднестатистическую зарплату в стране, повышение социальных стандартов прохождения военной службы становятся приоритетом реализации стратегии защиты страны и перехода на стандарты НАТО.

Военный парад к 30-й годовщине Независимости Украины доказал, что при действующей власти в стране прекратилась разработка новых видов вооружения и военной техники. Все, что проехало по Крещатику, было разработано и, в большинстве случаев, сделанное до 2019 года. Более того, бронемашины и тягачи с муляжами ракет является ярким свидетельством того, что много перспективных проектов было преступно заморожены. О них вспомнили только чтобы сформировать показушные ряды, а не для защиты страны. Вообще, последние два года финансирование государственного оборонного заказа свидетельствует о полном отсутствии у военно-политического руководства страны стратегического видения и понимания реальных угроз в случае решения Кремлем полномасштабного военного конфликта. В стране третий год подряд не только срывается выполнение государственного оборонного заказа, но и полностью деформируется логика его формирования. Это — или закупка морально устаревшего вооружения производства советских времен и старых некачественных боеприпасов по коррупционным схемам, или финансирования показушных проектов, которые никак не могут повлиять на укрепление обороны (вроде заказа одного танка «Оплот» для участия в параде), или вложения средств в неподъемные для оборонного бюджета проекты ВиВТ иностранного производства, удовлетворяя интересы международных партнеров, а не оборонительные приоритеты собственной страны.

Продолжение подобной вакханалии несет реальные угрозы для национальной безопасности Украины. Именно анализ наступательных возможностей российской армии для обеспечения наиболее эффективных мер противодействия должен стать главным приоритетом формирования гособоронзаказа в условиях достаточно ограниченного оборонного бюджета.

Коротко остановлюсь на некоторых ключевых приоритетах.

Сухопутные войска Украины имеют в строю около 800 танков различных модификаций, около 1000 боевых машин пехоты и бронетранспортеров (класса БТР-3, БТР-4); около 400 бронетранспортеров (класса БТР-60, БТР-70, БТР-80, МТ-ЛБ, БТР-Д).

Таким образом, учитывая указанную выше статистику, вооруженные формирования РФ преобладают над ВСУ по количеству бронированной техники, которая может быть оперативно использована для наступления на территорию Украины, в частности, по количеству танков — более чем в два раза и по количеству бронированных машин, — в три с половиной раза. Если принять во внимание количество танков и бронированной техники, которая может быть применена врагом во втором эшелоне вторжения, эта пропорция приобретает поразительно отрицательных значений для Украины.

При таких условиях ключевым вопросом защиты государства становятся возможности нашей противотанковой обороны.

На вооружении Вооруженных Сил Украины имеются такие противотанковые ракетные комплексы:

  • противотанковый управляемый ракетный комплекс 9К111 «Фагот» — советский/российский переносной противотанковый ракетный комплекс с полуавтоматическим командным наведением по проводам, разработки 70-х годов прошлого века;
  • противотанковый управляемый ракетный комплекс 9К111-1 «Конкурс» — советский противотанковый ракетный комплекс с полуавтоматическим командным наведением по проводам, разработки 70-х годов прошлого века;
  • комплекс «Стугна-П» — современный украинский противотанковый ракетный комплекс второго поколения, разработанный киевским конструкторским бюро «Луч»;
  • комплекс «Корсар» — современный украинский противотанковый ракетный комплекс, разработанный ККБ «Луч»;
  • комплекс FGM-148 «Джавелин» — современный переносной противотанковый ракетный комплекс (ПТРК) производства американских предприятий Raytheon и Lockheed Martin.

Практика применения ПТРК «Фагот» и ПТРК «Конкурс» выявила значительное негодность этих комплексов в условиях современного боя. Процент отказов (несрабатывание) при пуске составлял 68%, не говоря о низкой эффективности поражения ракетой, которая наводится на цель через проводную связь. Фактически, применение этих морально и физически устаревших советских комплексов демаскирует позицию и подвергает противотанковый расчет большей опасности, чем цель на которую комплекс приводится.

FGM-148 «Джавелин» запрещен к применению на первой линии обороны.

Единственными эффективными средствами противотанковой борьбы в Вооруженных Силах Украины есть комплексы «Стугна-П» и «Корсар» отечественного производства. Эти комплексы доказали свою почти 100% эффективность в боевом применении во время отпора и сдерживания агрессии РФ в Украине. Комплексы имеют значительный спрос на международных рынках вооружения, является дополнительным свидетельством качества этих противотанковых комплексов отечественного производства.

Обеспеченность Вооруженных Сил Украины ракетами для комплекса «Корсар» составляет 10% от потребности, ракетами «Стугна-П» — 50% от потребности. Потребность рассчитана на основе заявленной «тишины» на фронте и очень занижена.

Общее количество пусковых «Стугна-П» и «Корсар» в Вооруженных силах Украины, включая склады и арсеналы — не более 300 и 100 единиц соответственно. При этом минимальная потребность ВСУ, с учетом количества бронетехники РФ на наших границах, составляет менее 1500 пусковых «Стугна-П» и 500 пусковых «Корсар».

В условиях, значительно преобладающих бронетанковых сил противника, главными средствами противотанковой обороны, которые могут быть быстро масштабируемыми к паритету существующих угроз потенциальной сухопутной наступательной операции врага по применению тяжелой бронированной техники, является исключительно современные противотанковые ракетные комплексы.

Производитель комплексов «Стугна-П» и «Корсар» Киевское конструкторское бюро «Луч» имеет свободные производственные мощности и возможности для полномасштабного обеспечения Вооруженных Сил Украины противотанковыми комплексами, ракетами и тренажерами в количестве, достаточном для подготовки расчетов, обеспечения военной стратегии сдерживания и уничтожения бронированной техники противника в случае возможного наступления.

Современные методы ведения военных действий выявили необходимость повышения мобильности противотанковых расчетов, создание мотопехотных соединений противотанковой борьбы. Самоходные противотанковые советские ракетные комплексы — 9П148 с ракетами «Конкурс» на базе БРДМ-2 и «Штурм-С» устарели и требуют замены на современные, колесные, високопрохидни легкобронированные платформы, оснащенные боевыми модулями с отечественными ПТРК типа «Стугна-П», современными всепогодными средствами наведения и управления огнем.

Такие моторизованные противотанковые комплексы отечественного производства должны стать главным средством обеспечения отпора и сдерживания агрессии в случае массированного применения противником танков и другой бронированной техники. Именно поэтому для обеспечения надежной противотанковой обороны необходимо безотлагательно увеличить государственный оборонный заказ на противотанковые комплексы отечественного производства и тренажеры к ним. Решить вопрос о возможности применения на первой линии обороны FGM-148 «Джавелин», провести соответствующее обучение для подготовки расчетов. Пересмотреть штатное расписание (количество, комплектность) соединений противотанковой борьбы в военных подразделениях ВСУ. Проводить интенсивные обучения и повышения уровня готовности. Создать и обеспечить комплектацию высокомобильных мотопехотных соединений противотанковой борьбы на базе имеющейся и допущенной к эксплуатации бронированной колесной техники путем ее модернизации и комплектования отечественными современными ПТРК со всепогодными средствами наведения, управления огнем и защищенной связью.

В вопросе обеспечения ВСУ средствами реактивной и ствольной артиллерии надо отметить следующие проблемы:

  • более 18-месячная задержка испытаний 2С22 «Богдана» — перспективной украинской колесной самоходной гаубицы-пушки натовского калибра 155 мм.
  • значительный дефицит от потребности выстрелов / снарядов для систем 152-мм пушки-гаубицы 2А36 «Гиацинт», Д-20, 100-мм противотанковой пушки МТ-12.
  • ограниченный государственный заказ РЗСВ «Ольха» и задержка в финансировании и координации работ по постановке на вооружение и запуска производства перспективной модификации «Ольха-М».

Эти вопросы требуют безотлагательного решения с соответствующей коррекцией гособоронзаказа на текущий и следующий годы.

Для усиления необходимой в современном бою огневой мощи и эффективности применения артиллерии необходимо срочно обеспечить подразделения стволовой артиллерии ВСУ современными системами позиционирования и наведения, а также тактическими беспилотниками разведки и корректировки огня. Восстановить заблокировано последние два года собственное производство снарядов и мин, а также современных взрывчатых смесей. Национальная стратегия развития артиллерии должен ставить целью полный отход от советских артиллерийских систем путем поэтапного перехода на системы стандартов НАТО (в первую очередь — это касается гаубичной артиллерии калибра 155 мм). Такая стратегия не только обеспечит совместимость артиллерийского вооружения ВСУ с армиями НАТО в параметре управления и маневра огнем (в частности, увеличение дальности и точности впечатление целей),

На морском направлении Украина вынуждена находиться в глухой обороне, ведь потенциал ВМСУ нельзя даже сравнить с военно-морскими силами РФ.

ВМС Украины имеют один фрегат советских времен проекта 1135 (Кривак III по классификации НАТО) — «Гетман Сагайдачный», водоизмещением 3510 тонн. Этот корабль — флагман ВМС Украины, но ядром ​​военно-морской боевой способности страны являются 10 патрульных катеров пяти различных классов, каждый из которых имеет водоизмещение менее 300 тонн, подавляющее большинство которых — менее 170 тонн.

В 2020 году Украина заявила о масштабных проектах по закупкам для ВМС Украины:

  • с Великобританией — меморандум о кредите на закупку ракетных катеров и развитие инфраструктуры (в 1 600 000 000 долларов)
  • с Турцией — контракт на закупку корветов проекту ADA (до 1 300 000 000 долларов);
  • из США — контракты на закупку новых патрульных катеров Марк-6 (до 600 млн. долларов) и контракт на закупку б / у патрульных катеров типа Island;
  • с Францией — контракт на закупку патрульных катеров FPB-98 Mk.1 (160 млн долларов) для Госпогранслужбы.

Украина будет в сверхсложной ситуации, если РФ примет решение полностью заблокировать судоходство под украинским флагом в Черном и Азовском море.

Пути судов в Черном море из пролива Босфор в порты Украины проходят через узкий проход между островом Змеиный и оккупированным РФ украинским шельфом Одесского газового месторождения. Это коридор шириной всего 13,5 миль (25 км).

Атака на остров Змеиный с последующим его захватом может позволить РФ игнорировать границы исключительной экономической зоны Украины и попробовать полностью отрезать наше государство от основных морских путей.

47 дополнительных катеров и 5 корветов, которые покупает (планирует купить) Украина не изменят баланс сил ву Черноморском регионе и не повлияют на возможный театр военных действий. Такой же вывод содержится в тексте решения Государственного департамента США о разрешении продажи Украиной 16 катеров Mark VI по 600 млн долларов США

«Предлагаемая продажа этого оборудования и поддержки не изменит основного военного баланса в регионе».

Вместе с тем, запланированные расходы полностью разбалансируют наш оборонный бюджет.

ВМСУ имеют крайне ограниченный потенциал, в частности, средств береговой реактивной и ствольной артиллерии и сил морской пехоты. Во многом это планировалось компенсировать путем широкого применения отечественных противокорабельных крылатых ракет (ПКР) «Нептун» корабельного, авиационного и берегового базирования, которые способны уничтожать любые цели в Черном и Азовском морях.

Комплекс береговой обороны ПКР «Нептун» прошел государственные испытания, но был включен в государственного оборонного заказа на 2021 в объеме, не соответствует минимальным потребностям развертывания — был заказан только один дивизион против планируемых трех. Было даже уменьшено количество ракет в составе единого заказанного комплекса, в связи с принятым решением использовать более дорогое транспортное шасси TATRA вместо отечественного КрАЗ.

Планы разработки авиационной версии базирования крылатых ракет (потенциальными носителями могут быть Су-24 или Су-27), ведутся со значительным отставанием и ограниченным финансированием заказчиком — Минобороны.

В связи с отсутствием финансирования приостановлены опытно-конструкторские работы по разработке корабельного варианта ПКР «Нептун», в результате чего, в частности, не состоялась закладка на заводе «Кузня на Рыбацком» ракетно-артиллерийского катера (шифр «Лань») — потенциального и единого отечественного носителя ПКР «Нептун». В целом ситуация относительно перспектив существования единственного отечественного производителя боевых катеров является неопределенной, в связи с заказным расследованием отдельных уголовных производств, что приводит к вмешательству в текущую хозяйственную деятельность предприятия и полного блокирования его работы.

Существующая концепция развития ВМС Украины и имеющиеся ресурсы не создают возможностей осуществлять долговременные, автономные, комплексные, включая, атакующие военные операции в открытом море. Наши возможности ограничены и фактически сводятся к участию в операциях правоохранительных характера, защиты побережья морей в составе сводного многовидовую контингента.

Главным средством отпора и сдерживания агрессии с моря являются имеющиеся и перспективные образцы реактивной, ствольной артиллерии, многоцелевые и противокорабельные ракетные комплексы и развертывания нескольких современных загоризонтных РЛС берегового базирования с целью своевременного выявления агрессивных намерений Черноморского флота Российской Федерации и целеуказания для наших средств поражения.

Принимая во внимание имеющиеся и перспективные возможности ВМС ВСУ, в краткосрочном и среднесрочном горизонте планирования, с учетом статистику потенциальной плотности огневого поражения крылатыми ракетами «Калибр», которые могут применяться как по наземным так и по морским целям, — действенной стратегии в Черном и Азовском морях может быть стратегия закрытия зон доступа (A2/AD) anti-access area denial.

Реализация стратегии защиты от агрессии с моря должна основываться на:

  • приоритетном применении отечественной противокорабельной крылатой ракеты «Нептун» корабельного, авиационного и берегового базирования;
  • перспективных отечественных разработках, которые могут стать мощным средством сдерживания и отпора не только сухопутных военных угроз, а также угроз с моря, а именно, — РСЗС «Ольха-М» и самоходные 155 мм пушки-гаубицы, демонстрирующие на испытаниях, которые продолжаются, высокую точность поражения целей на дальностях до 100 км и 42 км соответственно.

Реализация стратегии как действенного способа защиты морских границ и побережий потребует значительной коррекции государственного оборонного заказа (ГОЗ) на 2021 и последующие годы.

Еще одним из доступных Украине пассивных способов закрытия зон доступа (A2/AD) может быть минирование акваторий, хотя в современных условиях эффективность такого способа является сомнительной и нерациональной, учитывая высокое транспортное значение акваторий Черного и Азовского морей.

Общий объем программ закупки катеров и других военных кораблей малого класса для ВМС Украины превышает 4 млрд долларов. Объем ГОЗ Минобороны в 2021 году является эквивалентом 0,85 млрд долларов. Поскольку реализация таких проектов государственных оборонных закупок не меняет баланс сил в Азово-Черноморском бассейне, не обеспечивает закрытие зон доступа (A2/AD), финансирование мероприятий в таком объеме в ближайшие два года не представляется рациональным и нуждается в коррекции.

Военно-воздушные силы Украины имеют в разы меньше способности по сравнению с ВКС РФ — всего около 100 самолетов советской разработки, в том числе Су-27, МиГ-29, Су-24, Су-25. Парк воздушных сил не пополнялся новыми самолетами уже 30 лет. Военная авиация Украины может исчерпать свой ресурс и потерять боеспособность максимум через 10 лет, а моральную устарелость можно констатировать уже сегодня.

Средний налет украинских пилотов невысок — существенно меньше пилотов НАТО и РФ. В 2020-2021 годах количество тренировочных и других вылетов уменьшилась по сравнению с 2017-2019 годами. Возможно, одной из причин является дефицит авиационного керосина, первая закупка которого в 2021 году состоялась только 6 июля, после почти годовой паузы. Последние два года наблюдается массовое увольнение из рядов ВСУ военных летчиков, в частности, тех, кто имеет боевой опыт. В частности, в течение последних двух лет из рядов ВСУ уволилось около 140 человек летного состава, еще более 40 офицеров хотят освободиться в этом году.

Наиболее опасной для выполнения приоритетных задач защиты страны является состояние готовности противовоздушной обороны государства. Даже при условии проведения неотложных первоочередных мер обеспечения надлежащей координации действий подразделений ПВО, они не способны удержать противника от возможной воздушно-наступательной операции. Уровень эффективности системы зенитно-ракетного прикрытия не превышает 9%. Даже при условии полноценного функционирования, система может обнаружить свою существенную недееспособность в условиях активного электромагнитного подавления, постановки помех, с учетом имеющихся в ППС РФ способностей.

По официальным данным, выполнения задач зенитного ракетного прикрытия группировок войск и важных объектов инфраструктуры осуществляют 5 зенитных ракетных бригад и 6 зенитных полков. Однако заявленная способность имеет сомнительное практическое применение.

На обеспечении Вооруженных Сил Украины находятся около 40 отдельных зенитных ракетных дивизионов (ОЗРДН), имеющих на вооружении комплексы «Бук», С-125, С-300П и С-300В, которые однако находятся в проблемном техническом состоянии готовности — исправность зенитно-ракетных комплексов не превышает 30%.

Основной проблемой (технической неисправностью) систем является отсутствие СВЧ приборов — общеизвестных клистронов. Залегендированные (неофициальные) поставки клистронов с РФ провокационно раскрыты и заблокированы украинскими правоохранительными органами, собственного производства Украина не имеет. Никаких шагов для налаживания отечественного производства этого критического функционального элемента зенитно-ракетных комплексов в последнее время не осуществляется.

Степень износа исправных — установленных или имеющихся СВЧ приборов зенитных ракетных комплексов «С300П» по состоянию на сегодняшний день составляет от 70% до 90%.

Другая системная проблема имеющихся комплексов зенитного ракетного вооружения — это приближение предельных сроков годности зенитных управляемых ракет (ЗУР). 90% запаса ССР 1985-1990 годов изготовления. При таких условиях все запланированные проекты усиления отечественного ПВО последние два года полностью заблокирован! Полностью остановлены начатые в 2017-2019 годах работы по созданию собственного производства ССР и ЗРК.

Печальная картина со средствами ПВО поля боя сухопутных войск. Так, на вооружении находятся «Игла-1» — советский переносной зенитный ракетный комплекс, разработанный и принятый на вооружение в 1981 году, а также «Стрела-2» — советский переносной зенитный ракетный комплекс, принятый Вооруженными силами СССР в 1968 году.

Хотя комплекс «Игла-1» и может считаться достаточно эффективным средством против отдельных типов воздушных угроз, количество этих ПЗРК в ВСУ существенно уменьшилась в результате применения не по назначению.

В 2018-2019 Украина подписала ряд меморандумов с предприятиями оборонно-промышленного комплекса Турции об участии в разработке и обмен наработками по программе создания семейства ракетных комплексов «земля-воздух» от малого до большого радиуса действия — HiSAR, разрабатываемых турецкими компаниями ASELSAN и ROKETSAN и субподрядчиками Tubitak Sage и Meteksan Savunma. Турция была заинтересована в сотрудничестве с Украиной по вопросам твердого ракетного топлива для зенитных управляемых ракет, а Украина должна получить доступ к зенитным технологий, разработанных Турцией. В 2020-2021 году это сотрудничество полностью прекратилась НЕ по инициативе Турции.

Учитывая приведенные проблемы, для защиты воздушного пространства Украины необходимо немедленно определиться с базовым самолетом украинских военно-воздушных сил, который должен заменить парк морально устаревших советских самолетов, находящихся на вооружении нашей армии. Это решение требует немедленного принятия в связи с тем, что для его реализации необходимо провести сложные переговоры с мировыми лидерами производства военной авиатехники и правительствами их стран, зарезервировать значительные финансовые ресурсы и предоставить государственные гарантии под долгосрочные кредитные линии и обеспечить подготовку летного состава. На переходный период провести глубокую модернизацию существующих платформ, в частности, МиГ-29с, в рамках военно-технического сотрудничества с ведущими компаниями стратегических с учетом опыта воздушных сил Азербайджана,

На базе перспективных разработок украинских оборонных предприятий есть все предпосылки для создания ударного авиационного беспилотного комплекса оперативно-тактического и оперативного уровня. Необходимо начать боевое применение БПЛА «Байрактар» для наработки опыта и тактики использования ударной беспилотной авиации.

Срочно возобновить работу и обеспечить финансирование проекта создания отечественного зенитного ракетного комплекса среднего радиуса действия (до 100 км) на базе разработок ККБ «Луч».

Заявления военно-политического руководства Украины о закупке зенитно-ракетных комплексов Patriot (США) не соответствуют финансовым возможностям. Высокоэффективным и значительно дешевым решением является модифицированный ракетный комплекс производства компании Raytheon (США) — SLAMRAAM (Surface Launched Advanced Medium Range Air-to-Air Missile).

Комплекс SLAMRAAM в составе четырех радиолокационных управляемых ракет AMRAAM устанавливается на подвижную наземную платформу, в частности, платформу HUMVEE (известная как Хаммер в Украине).

Справка: Ракета AIM-120 AMRAAM (Advanced Medium-Range Air-to-Air Missile) — это всепогодная управляемая ракета средней дальности. Ракеты данного класса предназначены для поражения воздушных целей за пределами прямой видимости цели (Beyond Visual Range (BVR).

За последние несколько лет такие комплексы были согласованы к продаже Госдепом США по программам внешних военных продаж Министерства обороны США (Foreign Military Sales) на выполнение заказов правительств Омана, Индонезии, Литвы, Австралии, Индии и Венгрии.

Эти комплексы могли бы стать эффективной заменой устаревших ЗРК «Бук», «Куб», быть применены для защиты критической инфраструктуры государства. Колесная база обеспечивать высокую мобильность и возможность оперативной передислокации своим ходом по автодорогам общего пользования.

Украина может локализовать производство подвижных платформ на отечественной производственной базе, таким образом для создания комплекса потребуются зарубежные поставки только боевых частей.

Учитывая изложенное, предлагается обратиться к правительству США для передачи Украины в рамках программы военной помощи комплексов противовоздушной обороны типа SLAMRAAM, а также переносных зенитных комплексов ПЗРК «Стингер» (Stinger), общевойсковой индекс FIM-92, производства «General Dynamics» США, предназначенных для поражения низколетящих воздушных целей (самолетов, вертолетов, БПЛА). Необходимо срочно возобновить сотрудничество с Турцией по программе совместного создания ракетных комплексов «земля-воздух» HISAR.

Понимание приоритетности обеспечения ВСУ вооружением и военной техникой, учитывая имеющиеся угрозы, как и подготовка личного состава, имеют принципиальное значение. Но это не может быть полноценной гарантией обеспечения безопасности государства. Сейчас Украина лишена оружия стратегического уровня, которая могла сдержать агрессора. Единственное, что в современных условиях может сдержать РФ от полномасштабных военных действий против нашей страны — это понимание врагом неотвратимости беспрецедентных потерь, которые полностью нивелируют достижения наступления.

Одним из главных инструментов нанесения врагу таких потерь должна стать разветвленная и эффективно действующая система территориальной обороны (ТРО). Каждый регион, каждый населенный пункт нашей страны должны стать крепостью, способной безжалостно перемалывать живую силу противника, быстро обезвредить его десантные и диверсионные подразделения, надежно защищать стратегические военные и инфраструктурные объекты.

В условиях военной агрессии РФ в 2014 году были заложены основы построения в Украине системы ТРО. В каждом регионе были созданы батальоны теробороны, на базе которых со временем были сформированы бригады территориальной обороны. В июле 2021 был принят Закон с ярким названием «О основу национального сопротивления». Такая амбициозная название требовалась Офиса президента, чтобы выбить из рассмотрения внесены значительно раньше достаточно сбалансированы законопроекты о ТРО. Но в последнее время кроме пиара и громких патриотических лозунгов в этом важном направлении практических мер не реализуется. Для того, чтобы не превращать это важнейшая для обороноспособности страны вопрос на очередной пиар власти, необходимо при разработке и принятия доктринальных документов и положений вместо лозунгов и пожеланий предусмотреть детальный план подготовки и развертывания сил ТРО в особый период, определить и обеспечить реальную потребность в вооружении, боеприпасах, военной, специальной и другой техники, в материально-технических ресурсах и тому подобное. Обеспечить комплектацию, профессиональную подготовку и обучение подразделений и служб ТРО. Определить боевые задачи, стратегию и тактику действий сил ТРО с учетом специфики и особенностей каждого региона.

Сложные задачи, в частности, ведение боевых действий в полном окружении или в тылу врага требуют формировать подразделения ТРО исключительно на добровольческой основе. Героическая история и традиции добровольческого движения в Украине является залогом эффективной реализации этой задачи.

Отбор, морально-психологическое состояние и подготовка бойцов сил ТРО должны обеспечить не только высокий уровень владения ими оружием, но и доверие для надежной ее хранения.

* * *

Безусловно, это далеко не полный перечень приоритетов так называемого «Плана-Б». Отдельной детализации требует вопрос стратегического планирования, современных подходов по управлению войсками, приобретение оперативных возможностей, вопрос связи, логистического обеспечения и тому подобное. Но главное, что в условиях тяжелых и опасных вызовов и угроз, страна сможет себя защитить, когда это станет основой государственной политики и ежедневной профессиональной работы.

 

Александр Турчинов, политический и государственный деятель, секретарь СНБО Украины с 16 декабря 2014 по 19 мая 2019, временно исполняющий обязанности президента Украины с 23 февраля по 7 июня 2014, Верховный главнокомандующий Вооружёнными силами Украины с 23 февраля по 7 июня 2014.

 

Конгресс США обсуждает увеличение военной помощи Украине

Конгресс США обсуждает увеличение военной помощи Украине

Предложено увеличить размер военной помощи Украине в оборонном бюджете на 2022 год до $300 млн.
Украина является частью Запада

Украина является частью Запада

Дмитрий Кулеба: «НАТО и ЕС должны воспринимать её именно так».