X
Нажмите Нравится
Мобильная версия Новости Украины Рейтинги Украины MH17 Выборы Коронавирус Правдомер

«ДНР»/«ЛНР»: Творческое разрушение

25 ноября 2014, 12:26 |
«ДНР» и «ЛНР», объявленные Генпрокуратурой Украины террористическими организациями, вызывают на оккупированных территориях экономический коллапс.
«ДНР»/«ЛНР»: Творческое разрушение

По оценкам Госстата, промышленное производство в этих районах в последние месяцы сократилось на 55-80% по сравнению с довоенным уровнем.

Многие шахты, заводы и инфраструктура подверглись серьезным разрушениям, некоторые объекты не подлежат восстановлению.

Общая стоимость восстановления Донбасса, оккупированного «ДНР»/«ЛНР», может достичь нескольких десятков миллиардов долларов. Правительство оценивает потери 16 млрд долл.

Тем не менее, есть лучик надежды: это разрушение может помочь Украине.

Донбасс был «столицей добычи угля» в российской и советской империях. Однако «золотые времена» для Донбасса давно в прошлом.

Пик производства пришелся на 1970-е годы, и с тех пор добыча угля пошла на спад. Появились более дешевые заменители, да и запасы сравнительно легкой добычи угля постепенно истощались. Много шахт борются за свое выживание.

Почему длилась масштабная добыча угля? На это выделялись огромные государственные субсидии. В 2013 году правительство потратило 13,3 млрд грн на субсидирование угледобычи на государственных шахтах. Эта сумма близка к бюджету Минобороны или МВД.

Правительство давно пытался закрыть убыточные шахты, но этот шаг был «минным полем» для политиков. По крайней мере одно украинское правительство не пережил забастовок шахтеров.

Угольная промышленность имела мощную протекцию нескольких самых богатых людей в Украине, и они проявляли огромное желание продолжать субсидирование шахт за счет государства. Опыт других стран показывает, что закрытие угольной промышленности является затратным и с экономической, и с политической точек зрения. Пример — Великобритания.

Кроме того, субсидирование угледобычи в Украине было не только недешевым удовольствием, но и искривляла экономику.

В частности, каждая государственная шахта получала субсидию, рассчитанную на покрытие разницы между прогнозируемыми расходами и продажами. Тем не менее, расчет субсидии привязывался к добыче, то есть объему необогащенного угля, который добывается, а не до продажи, так называемого товарного угля.

В результате шахты были заинтересованы в добыче низкокачественного угля, который не имел рынка сбыта, а также подмешивали уголь из нелегальных шахт, чтобы получить субсидию в полном объеме. Такие нелегальные шахты процветали — они не платили налогов и не обременяли себя мерами безопасности.

Как следствие, наблюдалось избыточное предложение угля. Излишек шел на экспорт: 740 млн долл в 2013 году. Итак, Украина субсидировала не только собственное производство электроэнергии, но и производство электроэнергии других стран.

В проекте госбюджета на 2013 год было выделено 13,3 млрд грн на субсидии, но сектор «завоевал право» требовать 15,2 млрд грн. Эта схема привела к неэффективному использованию ресурсов и ослабила дальнейшее развитие региона.
Что будет, если Украина купит уголь из других источников?

Поскольку обменный курс сильно колеблется, и информация о добыче угля на территориях, контролируемых «ДНР» и «ЛНР», очевидно неполна, мы использовали показатели 2013 года, который можно считать типичным годом мирного состояния.

В 2013 году тонна угля стоила около 600 грн, тогда как себестоимость украинского угля от государственной шахты, получателя субсидий, — около 1 600 грн за тонну. Таким образом, каждая тонна украинского угля с государственных шахт стоит около 1 тысячи грн субсидий или $120 по курсу 8 грн за доллар.

Девальвация, возможно, немного улучшила ситуацию, однако меняются и цена, и расходы. Поэтому субсидии на тонну товарного угля могли бы тоже вырасти.

Стоимость южноафриканского или австралийского угля составляет $95-100 за тонну: $75-89 за тонну FOB Ричардс-Бэй плюс $20 за доставку в Украину.

Украинское правительство купилj южноафриканский уголь по цене $86 за тонну, но после включения доставки до тепловых электростанций и других расходов цена составит $110 за тонну. Российский уголь еще дешевле.

Даже после значительного обесценивания гривны стоимость импортируемого угля на 20% ниже, чем угля, добываемого на отечественных шахтах. Кроме того, импортируемый уголь мог бы быть более высокого качества. У него низкая зольность и высокая теплотворность, то есть его нужно меньше.

Вернемся к расчету оценки количества расходов. Государственные шахты Украины в 2013 году произвели около 10 млн тонн угля, «расточительность» составила минимум 20 долл за тонну. Из этого можно сделать выводы.

Замена добычи угля государственными шахтами на ввоз импортируемого угля ежегодно сэкономит минимум $200 млн в бюджете Украины. Угольные субсидии — огромная дыра в бюджете страны, которая бы стоила сотни миллионов. Однако война на востоке Украины «решила» эту проблему другим путем.

Минэнергоугля сообщило: уничтожено 12 шахт, 55 шахт с 93 не работают, добыча сократилась с 70 тыс. тонн до 30 тыс. тонн в сутки.

На территории, которую контролирует правительство Украины, действуют только пять государственных горнодобывающих компаний, которым подконтрольны 37 шахт.

Это «Красноармейскуголь», «Селидовуголь», «Шахта Краснолиманская», «Шахта Южнодонбасская №1», «Лисичанскуголь». При этом используется 20% рабочей силы — около 14 тысяч сотрудников. Судя по всему, эти горнодобывающие компании продолжают получать субсидии от правительства Украины.

Остальные 14 государственных горнодобывающих компаний на которых работает около 60 тысяч работников находятся на территории, контролируемой «ДНР»/«ЛНР».

Очевидно, что эти территории не имеют ресурсов для оплаты субсидий. Вряд ли российские спонсоры «ДНР»/»ЛНР» согласятся их платить. Даже в лучшие времена правительство России решило закрыть шахты в Ростовской области, где угольная промышленность была в лучшем состоянии, чем угольная промышленность Украины.

С введением все новых и новых санкций ресурсы правительства РФ быстро уменьшаются, и расходы на субсидирование добычи угля являются заоблачными даже для ярых сторонников «Новороссии». Таким образом, угольная промышленность на территориях, контролируемых «ДНР»/«ЛНР», почти на грани банкротства.

Последствия такого коллапса, скорее всего, будут долговременными. Если шахта в течение длительного времени не работает и не поддерживается в надлежащем состоянии, затраты на восстановление могут быть слишком высокими для ее запуска.

Украина имела огромную проблему: высокую стоимость угля на государственных шахтах и мощное политическое лобби за сохранение субсидирования угольной отрасли. Часть этих субсидий «зависала» в карманах лоббистов. Расточительности не было видно конца.

Война с русскими террористами стоила многих жизней и уничтожения производственных мощностей. Однако некоторые разрушения могут оказаться полезными.

Это ускорит проведение перераспределения ресурсов для более продуктивных целей, повысит эффективность использования ограниченных людских и финансовых ресурсов и, возможно, приведет к значительному технологическому скачку в Донбассе.

Кроме того, это может принести косвенные выгоды. Например, разрушение может повысить эффективность использования энергии и сократить выбросы CO2.

Конечно, трудоустройство низкоквалифицированных работников — нелегкая задача. Опыт Великобритании и Германии по закрытию неэффективных шахт показывает, что значительная часть шахтеров не смогла устроиться на рабочие места, где зарплата была бы близка или выше той, которую они получали в шахте.

Можно ли решить эту проблему? Правительство может «материально заинтересовать» работников государственных шахт искать работу в другом месте. Например, можно пообещать им выплатить часть ранее заработанной зарплаты, позволить получить другую работу и заработать дополнительную зарплату как дополнение к этим выплатам.

В 2013 году средняя зарплата шахтера составляла 6 тысяч грн, в других отраслях — 3 265 грн, а минимальная зарплата — 1 147 грн.

Если правительство будет платить минимальную зарплату шахтерам, а они смогут дополнительно заработать деньги где-либо в экономике, то их общий доход составит 4,5 тыс грн. Эта дополнительная плата шахтерам будет стоить бюджету Украины 1 млрд грн в год.

Импорт 10 млн тонн угля для производства электроэнергии — объем необогащенного угля с государственных шахт с поправкой на более высокое качество импортированного угля обойдется в $800 млн на условиях СИФ или 6,4 млрд грн по курсу 2013 года.

Итак, полная стоимость составит около 6,4 млрд грн. Эта сумма меньше, чем 13,2 млрд грн субсидий, фактически уплаченных правительством в 2013 году, и меньше, чем 15,2 млрд грн субсидий, «заработанных» государственными шахтами.

Таким образом, для Украины финансово выгодным вариантом является импорт угля и выплата минимальной зарплаты работникам государственных шахт.

В краткосрочной перспективе сокращение субсидий сохранит дополнительные средства госбюджета. Объем добычи угля с государственных шахт на территориях, контролируемых «ДНР»/»ЛНР», составляет 8 млн тонн. Если не платить субсидии — 1 тыс грн за тонну, — то можно сэкономить 8 млрд грн в ценах 2013 года.

Очевидно, что это «творческое разрушение» не решит все проблемы. Например, кто-то должен контролировать, чтобы закрытые шахты были экологически безопасными.

Правительству придется помогать людям, которые потеряли работу, через программы переподготовки и выплаты пособия. Эти программы могут быть затратными, но они будут намного дешевле, чем субсидирование угольной отрасли.
Самое главное — они будут инвестировать средства в будущий успех региона, а не в расточительную поддержку умирающей отрасли.

 

Редакционная коллегия VoxUkraine:

  • Юрий Городниченко - профессор экономики Калифорнийского университета,
  • Тимофей Милованов - профессор экономики Питсбургского университета,
  • Дмитрий Сологуб — начальник отдела анализа и исследований «Райффайзен банк Аваль»
  • Владимир Билоткач - старший преподаватель экономики в бизнес-школе при Ньюкастлском университете,
  • Александр Жолудь — старший аналитик Международного центра перспективных исследований,
  • Вероника Мовчан — научный директор ИЭИПК,
  • Александр Талавера - доцент Школы менеджмента при Шеффилдском университете,
  • Елена Белан — главный экономист Dragon Capital,
  • Дмитрий Боярчук — директор CASE-Украина.

Источник: Економічна правда 
Перевод: 20 минут Украина

 

Читайте также:
От редакции: Позиция редакции может не совпадать с точкой зрения авторов материалов, опубликованных в разделе «Мнения».
© 2009-2020 «20 хвилин». Все права защищены.
Правила использования содержания сайта.
Реклама
Коронавирус: Новый рекорд заражений в Украине

Коронавирус: Новый рекорд заражений в Украине

В Украине за сутки зафиксировали рекордные 4 633 случая заражения коронавирусом, 68 больных умерли.
В Польше заявили о создании первого в мире препарата от COVID‑19

В Польше заявили о создании первого в мире препарата от COVID‑19

Фармацевтическая фирма из Люблина представила препарат против коронавируса, созданный на основе плазмы выздоровевших лиц.
Реклама на сайте DeFireX
Реклама на сайте