X
Нажмите Нравится

Выпивая с людьми

8 ноября 2011, 12:09 |
Чернобыльская катастрофа 1986 года принесла большую радость моей семье, — пишет с иронией украинский писатель Андрей Курков в The New York Times (США).
Андрей Курков. Фото с личной страницы в facebook.
Реклама

Советский Союз переселил сотни тысяч украинцев из зараженных районов в другую местность и дал им новые дома. Украинцы — ушлый народ. Многие семьи, потерявшие один дом, смогли получить у правительства в качестве компенсации сразу два, а затем продать их по до смешного низким ценам. Вот так мы с женой смогли всего за шесть тысяч долларов купить себе прекрасный домик в деревне, с садом и огородом и отдельно стоящим кирпичным флигелем, который позднее был переделан в настоящую финскую сауну.

С тех пор часть года мы живем в этой деревне; тут мы пережили и развал Советского Союза, и украинскую (чуть не сказал «Великую») Оранжевую революцию. Тут мы пережили победу Юлии Тимошенко над Виктором Януковичем и ее восхождение на пост премьер-министра, и последующую победу Виктора Януковича, ставшего президентом, над Юлией Тимошенко. В прошлом месяце его судьи присудили ее к семи годам тюремного заключения за злоупотребление властью (а точнее, за неуважение к нему лично).

Однако тем временем в нашей деревне происходили и многие более насущные события. Первый человек, который с нами познакомился, был деревенский милиционер. Как-то он пригласил меня в пивной бар в соседней деревне, который принадлежал его знакомому. «Не беспокойся, пей пива, сколько хочешь! Со мной тебя никто не остановит», - сказал он мне.

Я понял, что не пить в его обществе было бы просто невежливо, так что мы устроили неплохую попойку. Бородатый владелец бара несколько раз подсаживался к нам за столик и разговаривал с нами о своих деловых планах. К концу вечера я заметил, что милиционер не собирается платить за пиво, которое мы тут выпили. Я попытался заплатить, но он сказал мне, вежливо, однако достаточно твердо: «Не надо! Все в порядке, я тебя пригласил».

Этот случай вспомнился мне пару лет спустя, когда другой деревенский приятель рассказал мне о том, как он попытался заняться торговлей мороженым. «Дело шло бы неплохо, если бы не наши милиционеры, которые берут мороженое и не платят».

Моя жизнь в деревне многому меня научила, и я бываю рад, когда удается как-то этим воспользоваться. Американские читатели, возможно, не представляют себе, каким уважением пользовались писатели в бывшем Советском Союзе. Украинская провинция до сих пор верит во влияние известных писателей.

Так, однажды директор местной сельской школы попросил меня обратиться к главе областной администрации, чтобы тот выделил еще две или три учительские ставки; так школа могла стать эквивалентом американского двенадцатилетнего бакалавриата и не ограничиваться более десятью классами обучения. Я думаю, это было где-то году в 2002, в довольно консервативный период, когда президента Леонида Кучму обвиняли в том, что он заказал убийство журналиста, Георгия Гонгадзе. Тогда происходило много неприятностей; о свободе, конечно, и речь не шла, как в устных выступлениях, так и в прессе. Однако я отправился к этому чиновнику. Он выслушал меня и согласился. Все произошло очень быстро. Школа получила своих учителей, и мне устроили обед с водкой. Мой престиж в деревне резко взлетел, все радовались, и школьники больше всего.

Однако после оранжевой революции, которая началась в 2004 году, этого администратора сменил более молодой «оранжевый» чиновник. Жители деревни пришли ко мне с новой просьбой. Новый администратор за взятки распродавал общинные земли жителей деревни, ни слова не говоря сельсовету. Я написал статью в местную газету и разместил информацию в интернете. Вскоре после этого чиновника поймали за руку, когда он брал взятку, и арестовали. Сначала я почувствовал некоторую гордость и веру в свои силы. Позднее стало ясно, что администратор попался только потому, что он взял деньги у нескольких людей сразу, и никто из них так и не стал владельцем этой земли.

Прошли годы; землю деревне не вернули; никто так и не знает, кому принадлежит она теперь. Однако, надо сказать, ее не закопали и никуда не унесли. Она по-прежнему на месте, расстилается вокруг деревни, покрытая лесами и пшеничными полями.

Во время президентских выборов в прошлом году я любил говорить, что, выбирая между Тимошенко и Януковичем, мы делаем выбор между машиной без тормозов и тормозами без машины. Украинцы — весьма консервативный народ; они не сядут в машину без тормозов. Г-жа Тимошенко была брошена в тюрьму по одной причине: если бы она не оказалась в тюрьме, она бы выиграла следующие парламентские выборы, а после этого и президентские выборы, и тогда она смогла бы развернуть ситуацию и арестовать политиков, ныне арестовавших ее.

Что до наших тюрем, они не резиновые, и их способность принимать в свои стены все новых обитателей не бесконечна. Как человек, некогда, еще в советские времена, служивший в одесской тюрьме охранником, я могу лично это засвидетельствовать.

Однако я не в состоянии предсказывать будущее. Все что я знаю, это то, что украинцы будут продолжать изумлять остальной мир самим фактом своего существования, своей гибкостью, изворотливостью и способностью приспосабливаться к любым обстоятельствам. Учитывая нынешнюю ситуацию, я нахожу последнее качество весьма обнадеживающим, поскольку, как только на Украину придет настоящая демократия, украинцы быстро привыкнут и к ней, жизнь станет цивилизованной, и украинцы превратятся в законопослушных граждан. Очевидно, это не то, что приходит к ним естественным путем, но если жизнь потребует уважения к закону, они его проявят, даже если это окажется против их интересов. Властям нужно лишь создать соответствующие условия.

Одно я знаю наверняка: мы в Украине живем в окружение такого множества харизматических и анти-харизматических политических персонажей, что лишь ленивейших из писателей не может выдавать, по крайней мере, по одному роману в год.

Андрей Курков — украинский писатель, преподаватель, кинематографист, автор книг «Пикник на льду» и «Ночной молочник».

Источник: The New York Times

 

Читайте также:
Ошибка в тексте статьи?   Выделите ошибку  и нажмите Ctrl+Enter
© 2009-2018 «20 хвилин». Все права защищены.
Правила использования содержания сайта.
Реклама
На Донбассе погиб брат Георгия Гонгадзе

На Донбассе погиб брат Георгия Гонгадзе

22-летний боец Первой отдельной штурмовой роты ДУК «Правый сектор» Марьян Корчак (позывной «Хитрый») был троюродным братом известного украинского журналиста Георгия Гонгадзе.
Реклама на сайте
загрузка...
Please disable Adblock!
Реклама на сайте